07:29 

Золотой колокольчик судьбы

Глава пятидесятая


Новая жертва



Петр Игнатьевич сел за письменный стол и задумался. Судьба Сашеньки наконец-то была устроена, и теперь можно было спокойно заняться своими собственными делами.
Князь еще раз взглянул на огромную стопку писем, лежащую на столе, и принялся их просматривать одно за другим. В основном это были поздравления со свадьбой от друзей и знакомых семьи Стрешневых, и Петр Игнатьевич отложил их в сторону.





Два других письма были присланы из загородного имения, где строилась новая школа для крестьянских детей. Управляющий сообщал князю о том, что вот уже месяц, как прекратили поступать средства на строительные материалы, и он не знает, что ему делать дальше.





Петр Игнатьевич внимательно перечитал каждое слово, и, до конца не поверив изложенному, достал хозяйственные книги.
Князь Стрешнев вот уже несколько дней не заглядывал в расходные книги из-за предсвадебной суеты, но теперь, открыв последние несколько страниц, сразу же обнаружил неладное в делах. Он еще раз внимательно прочитал последние записи, сделанные его управляющим, и его лицо исказилось от ужаса.






- Мария! – Позвал служанку Петр Игнатьевич, а когда та появилась на пороге гостиной, строго спросил:
- Где наш управляющий?




Мария сразу заметила плохое настроение своего хозяина и испуганно захлопала глазами.

- Его нет, ваше сиятельство!





- Что значит: «Его нет»? – еще больше рассердился Петр Игнатьевич и сурово посмотрел на свою служанку. – Уже полдень, а он еще не приходил на службу?

- Я… я… я не зн-а-ю, ваше сиятельство! – едва слышно пролепетала Мария и от растерянности принялась теребить руками свой передник.




Она боялась, что в отсутствии управляющего князь выплеснет весь свой гнев на нее, но, к счастью, дверь гостиной распахнулась, и на пороге появился господин Уваров собственной персоной. Мария тут же поспешила удалиться.





- Ваше сиятельство, что случилось? – как ни в чем не бывало спросил Глеб и улыбнулся. По всему было видно, что у него было хорошее настроение.




Петр Игнатьевич взял в руки письмо и прочитал его Глебу, а затем сурово посмотрел на него:

- Что все это значит, господин управляющий?.. Потрудитесь объяснить мне, почему строительство школы было остановлено?






- Э-э-э! – промычал Глеб. – Ваше сиятельство, я сейчас вам все объясню!.. Дело в том, что это не совсем так, как изложено в письме. Я… я… отослал необходимую сумму несколько… дней назад, но, видимо, что-то случилось...

- Что значит: «Что-то случилось»? – удивился князь и недоверчиво посмотрел на своего управляющего. – Если бы деньги были отправлены, то строительство продолжилось бы!.. И почему вы отослали деньги только несколько дней назад?.. Тут написано, что средства не поступают уже месяц. Ме-сяц!





Глеб еще что-то промямлил в ответ, но Петр Игнатьевич его уже не слушал его. Он схватил в руки расходную книгу и начал трясти ею перед самым носом управляющего.

- А это что? – грозно выкрикнул он. – Объясните мне, что это за расходы такие, на которые ушло почти все мое состояние?!




- Позвольте, ваше сиятельство! Вы же сами изволили распорядиться относительно свадьбы Александры Васильевны! – начал объяснять Глеб. – Подвенечный наряд, заказанный у мадам Жози, а она, позвольте вам заметить, берет не дешево!.. Жемчужное колье, серьги…



- Вы думаете, я не знаю, сколько стоит жемчужное колье и серьги? – перебил его старый князь и снова посмотрел в расходную книгу. – Тут написано: «Колье с бриллиантами – 12 тыс. рублей». Это что еще за колье?



- Вы, вероятно, запамятовали, ваше сиятельство!.. Вы просили меня приобрести какое-нибудь украшение для княгини в подарок.



- Что-то я не припомню такой просьбы! – искренне удивился князь. – А что это за покупка леса?.. Для чего?.. Если вы приобрели лес для строительства, то для чего так много и где этот лес?

- Э-э-э! – снова промычал Глеб.





- Негодяй! – крикнул разгневанный Петр Игнатьевич и отбросил хозяйственные книги в сторону. – Вы подло и нагло обокрали меня!.. Я немедленно вызываю полицию! Ваше место на каторге!

- Ваше сиятельство, позвольте…

- Я не желаю ничего более выслушивать!.. Вы – мошенник, сударь!




- Что здесь происходит? – вдруг послышался обеспокоенный голос молодой княгини. – Петя, почему ты так кричишь?




Петр Игнатьевич оглянулся и снова взял в руки расходную книгу:

- Вот, взгляни, Луиза!.. Твой брат все это время обкрадывал нас!

Луиза посмотрела в расходную книгу, которую дал ей муж, и ее лицо вдруг стало белым, как мел.




- Что ты на это скажешь? – прервал ее молчание князь Стрешнев. – Стараниями твоего брата мы скоро будем закладывать этот дом и все наши имения!



Луиза испуганно посмотрела на мужа, а затем на Глеба и поняла, что в эту секунду рушится весь их план, а они с «братом» стоят на самом краю и близки к гибели. Необходимо было срочно что-то придумать, но на ум, как назло, ничего дельного не шло. Глеб, заметив ее смятение, решил пойти ва-банк.



- Ваше сиятельство!.. Ваш дом практически уже заложен, - спокойно произнес он и ехидно улыбнулся. – Вам больше нечем платить по счетам!



- Что? – опешил Петр Игнатьевич и слегка пошатнулся. Где-то глубоко в груди больно защемило сердце, но тут же отпустило. – Что ты такое говоришь?




- Ваши дела расстроены, князь!.. Все векселя и ценные бумаги у меня.

- Я не понимаю вас, господин Уваров!.. Вы сейчас открыто заявляете мне, что обокрали меня?




Глеб усмехнулся и подошел к князю почти вплотную:
- Да, ваше сиятельство!




- Да как же это возможно? – в недоумении произнес Петр Игнатьевич и вопросительно посмотрел на жену, как будто искал объяснения поведения своего управляющего у нее. – Луиза!.. Что он такое говорит?



Луиза судорожно сглотнула подступивший к горлу ком и виновато опустила глаза.



В этот момент Петра Игнатьевича посетила ужасная догадка о том, что его любимая жена заодно со своим братом, и от этой мысли ему вдруг стало совсем плохо. Сердце лихорадочно стучало в груди, как будто вот-вот собиралось выпрыгнуть оттуда. От внезапно охватившего его приступа волнения и горького разочарования он сжал свои руки в кулаки с такой силой, что ногти больно впились в ладони, но он не чувствовал физической боли, зато морально был сражен наповал.



- Вы хотели разорить меня? – хриплым голосом спросил Петр Игнатьевич. – Но зачем?



- Зачем? – удивился Глеб и рассмеялся князю прямо в лицо. – Вы спрашиваете: «Зачем?». У нас были на это причины и, поверьте, весьма веские!

- Какие же, позвольте, полюбопытствовать?




- Глеб, не надо! – закричала вдруг Луиза и подбежала к мужу. – Петя, не верь ему!.. Не было у него никаких причин!.. Я сама тебе все объясню.




Глеб на мгновение опешил и растерялся от такого неожиданного поведения «сестры», но быстро взял себя в руки:
- Луиза, что это с тобой?.. Ты решила расстроить весь наш план?

- Ты разве не видишь, что ему плохо?.. У него больное сердце!




Петр Игнатьевич слегка поморщился, а затем, с сожалением взглянув на княгиню, убрал ее руки от своих.

- Не надо меня жалеть!.. Я желаю выслушать все до конца. А когда я это сделаю, то сдам его и… тебя… полиции!.. Ты все время лгала мне, Луиза!




- Вы собрались сдать меня полиции? – искренне рассмеялся Глеб. – Тогда вам придется объяснить им кто я такой!

- Вы - подлец и негодяй, сударь!.. Если я бы мог вызвать вас на дуэль, то немедленно сделал бы это!




- Так что же вам мешает? – усмехнулся Глеб.

- Вы - не дворянин!.. Я не могу вызвать на дуэль простую дворняжку!





Услышав эти слова, Глеб тут же перестал смеяться, и лицо его побагровело от злости.

- Вы считаете, что я – дворняжка?.. Тут вы ошибаетесь, ваше сиятельство!.. Перед вами не просто управляющий господин Уваров… Перед вами князь Глеб Васильевич Стрешнев! Прошу любить и жаловать!




- Что??? – прокричал опешивший Петр Игнатьевич. – Что вы сказали?



- То, что слышали, князь!.. Я - ваш племянник. Мой отец – ваш брат Василий Игнатьевич Стрешнев, а мать – княжна Анна Львовна Оболенская. Вам знакома такая?



Петр Игнатьевич судорожно сглотнул, а затем снова пошатнулся и схватился рукой за сердце. Луиза подбежала к нему, чтобы поддержать, но он брезгливо убрал ее руку.




- Оставь! – прохрипел он. – Я не нуждаюсь в твоей помощи!.. Я не верю, что вы – сын Анны и Василия!



- Я могу доказать вам это! – сказал Глеб и достал маленький медальон из внутреннего кармана пиджака. – Вот!.. Этот медальон подарила мне моя матушка перед самой своей смертью. Здесь ее фотография и локон волос.



Петр Игнатьевич взял медальон и открыл его.
- Это действительно ее. Я сам подарил ей его в знак своей любви и преданности.





- Тогда вы теперь признаете, что я ее сын?

Князь ничего не ответил Глебу, а лишь поморщился от невыносимой боли в груди. Сердце все сильнее и сильнее сжимало, но новоявленный племянник, казалось, не замечал этого.

- Ваш брат тоже не сразу поверил мне, а потом… не выдержал моих откровений и пустил себе пулю в лоб!.. А вы знаете, что он тоже был влюблен в Луизу?




Петр Игнатьевич удивленно приподнял брови и внимательно посмотрел на Глеба, а затем на жену.

- Да-да! – продолжал управляющий. – Он тоже не смог устоять перед ее красотой! Только жениться на ней он не мог. Моя сестричка отлично справилась со своей ролью!




- Глеб!.. Прекрати! – не выдержала вдруг Луиза. – Хватит уже!.. Подай лучше воды. Не видишь, что Петру Игнатьевичу плохо?




На этот раз Глеб послушался ее и подошел к столику, где стоял графин с водой, и налил полстакана, а затем, немного подумав, вытащил из пиджака маленький сосуд с какой-то желтой жидкостью и вылил несколько капель в стакан.



- Вот! – протянул он стакан Луизе.



- Петр Игнатьевич, прошу вас, выпейте воды!




Князь взял стакан и выпил все содержимое почти залпом. Луиза взяла стакан обратно и поставила на столик.






Вдруг Петр Игнатьевич как-то странно захрипел, а лицо его стало мертвецки-бледным. Он схватился за руку Луизы и начал судорожно хватать ртом воздух:
- Помог-и-и-и-и!!!!




- Глеб, что с ним? – закричала испуганная женщина. – Что ты с ним сделал?

- А ты что хотела пойти на каторгу? – рассердился Глеб.






- Ты что отравил его?

- А что еще оставалось делать?.. Нельзя его было оставлять в живых! Нельзя!





Петр Игнатьевич еще что-то попытался сказать, но уже не смог. Луиза кинулась к нему, а затем снова к Глебу.




- Помоги ему! – взмолилась она, и на ее глазах выступили слезы. – Глеб, давай позовем доктора!.. Я не хочу его смерти!.. Я больше не хочу мстить!

- Поздно, дорогая!.. Поздно!.. Посмотри, он мертв! - равнодушно произнес тот и зло улыбнулся.





Луиза посмотрела на мужа и наклонилась, чтобы послушать его дыхание и пульс. Петр Игнатьевич еще раз взглянул на нее и вдруг улыбнулся какой-то странной улыбкой, а затем слегка дернулся и затих. Еще какое-то время он чувствовал горячую, слегка влажную руку жены и слышал голоса, но затем все внезапно стихло, и он увидел яркий свет.



- Петя! – услышал он нежный женский голос. Какая-то неведомая сила тянула его туда, откуда он снова услышал свое имя.
Через несколько секунд Петр Игнатьевич увидел огромное цветочное поле, а затем и знакомую фигуру. Это была Анна. Он еще раз оглянулся назад, как будто хотел попрощаться с теми, кто остался позади, но снова услышал бархатный голос любимой и, еще раз взглянув на свою прошлую жизнь со стороны, быстрой и уверенной походкой направился к своей новой жизни. Кто знает, может теперь более счастливой?!




- Ты убил его!.. Я ненавижу тебя! Ненавижу! – билась в истерике Луиза, но Глеб закрыл ей рот рукой, чтобы она замолчала.




- Прекрати рыдать! – тихо прорычал он. – Сейчас все слуги сбегутся!.. Ты захотела в тюрьму?.. Это не я его убил, а ты, дорогая!.. Ты!.. Ты подала ему стакан с водой, и он умер!.. Так что молчи и слушай!.. Я сейчас заберу стакан, из которого он пил. Он выпил яд, который никто и никогда не обнаружит. Мне специально привезли его из Африки. Никто ничего не обнаружит!.. Все будут думать, что он умер от сердечного приступа. Ты теперь вдова, Луиза, и наследница всего его состояния!.. Надеюсь, ты поделишься своими деньгами с любимым братом?




Конец первого тома.

Второй том романа (продолжение истории) читайте в сентябре!

URL
   

Кукловод Nataly

главная