• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: золотой колокольчик судьбы (список заголовков)
20:40 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сороковая


Любовные страдания


В главе использован романс "Нет, эти слезы не мои" в исп. Полины Агуреевой

Несколько дней подряд Сашенька никуда не выезжала, за исключением того раза, когда Александр пригласил ее на премьеру спектакля в Мариинский театр. Ехать туда не было никакого настроения, но ее жених все же привел достаточно убедительных доводов, чтобы Саша, наконец, согласилась.

В этот раз княгиня Арбенина устраивала прием, и Сашенька вынуждена была принять приглашение будущей свекрови, так как отказаться от него она не могла по известным причинам. Во-первых, отказ мог обидеть княгиню и тем самым разрушить доверительные отношения с ней. Во-вторых, это нарушило бы все принятые нормы поведения в высшем свете, выдуманные и установленные все тем же обществом. Ни то, ни другое не входило в ближайшие планы молоденькой княжны, и поэтому, собрав всю свою волю в кулак, она начала собираться.

Ровно в семь вечера карета княгини Арбениной стояла у ворот роскошного особняка Стрешневых, и уже через полчаса Сашенька входила в роскошную музыкальную гостиную княгини Марии Александровны под руку со своим женихом.







Мария Александровна, увидев княжну, поспешила поприветствовать ее.

- Mon cher! Как я рада видеть вас! – радостно развела руками княгиня Арбенина и принялась целовать Сашеньку. – Как Петр Игнатьевич с молодой княгиней?.. Пишут ли они?






- Благодарю вас, у них все хорошо. На днях я получила письмо от дяди, они здоровы.

- Я безмерно рада за Петра Игнатьевича! Он, как никто другой, заслуживает счастья. Саша, - обратилась к сыну княгиня, - представь Сашеньку остальным гостям. У нас нынче много интереснейших личностей. Одна только графиня де Шово чего стоит!.. Она только что вернулась из-за границы вместе со своим мужем. Говорят, он намного младше ее, - увлеченно, даже с некоторым азартом, начала рассказывать княгиня и не заметила, что Сашенька уже не слушает ее, а смотрит куда-то вперед, где минуту назад, появился Миша Волконский.






- … Теперь он занимает пост генерального советника департамента Финистер в провинции Бретань… Конечно, это все заслуга графини, но… Сашенька, ты не слушаешь меня?.. Что с тобой, дорогая? – где-то вдалеке, словно эхо, послышался голос Марии Александровны.

- Тебе нехорошо? – с тревогой в голосе спросил Александр.






- Нет-нет, - рассеянно ответила Сашенька, продолжая смотреть на Мишу, как завороженная.

Княгиня Арбенина и Александр переглянулись в недоумении.






- Простите, - тихо произнесла Сашенька, вспомнив, наконец, о правилах приличия.

- Я понимаю… Ты совершенно засиделась дома. Сынок, как ты мог допустить это?.. Сашеньке необходимо как можно чаще выезжать в свет и общаться с людьми. Это непростительно, mon cher, непростительно! – качая головой, строго сказала княгиня и отошла к другим гостям.







После этого последовали скучные, утомительные разговоры, в паузах которых подавали пирожное и охлажденное шампанское, и все это время Сашенька наблюдала только за одним человеком, который до сих пор волновал ее сердце.











Миша тоже заметил княжну Стрешневу среди других гостей и украдкой наблюдал за ней, но старательно делал вид, что его больше интересует Софи.

- А молодой князь Волконский неплохо смотрится с дочерью генерала Лещинского! – вдруг услышала Сашенька, проходя мимо небольшой группы гостей, и застыла на одном месте. – Говорят, он сделал ей предложение, а она еще в раздумьях… Думаю, княгиня Волконская была бы рада такому союзу… Смотрите, как молодой князь Волконский сжал ее ручку, а как смотрит… смотрит на нее! Ах, как же это романтично!... Свадьба не за горами…





Это было последнее, что услышала несчастная девушка, потому что больше не в силах была слушать то, что говорили о Мише и Софи. В слезах она бросилась было к выходу, но ее путь преградила княгиня Арбенина.





- Сашенька, я хотела попросить вас, - начала было княгиня, но, заметив слезы в глазах девушки, встревожилась. - Что случилось, mon cher?.. Вас кто-то обидел?

- Нет-нет! Я просто… В глаз попала соринка, и я хотела попросить горничную помочь мне… Но все уже прошло.

- Вы право удивляете меня, дорогая!.. Вы слишком рассеяны сегодня и слишком эмоциональны. Может, вы так скучаете по вашему дядюшке?

- Может быть… Я не знаю! - Сашенька настолько была растеряна, что на все вопросы княгини отвечала невпопад.

- Нет! Вы определенно не нравитесь мне сегодня… Может быть, музыка поднимет вам настроение? Я как раз собиралась попросить вас сыграть нам что-нибудь. Петр Игнатьевич говорил мне, что вы прекрасно музицируете.





Больше всего Сашеньке хотелось сейчас покинуть этот дом и вернуться в свою комнату, чтобы побыть наедине со своим горем, но она не могла отказать этой прекрасной женщине, которую она глубоко уважала и уже успела полюбить всей душой.

Она вернулась обратно в гостиную и молча села за рояль. Любопытные взоры всех присутствующих устремились на нее и, затаив дыхание, молча ждали чего-то удивительного и необычного. Когда зазвучали первые аккорды старинного романса, все замерли.








Прослушать или скачать Нет эти слёзы не мои! бесплатно на Простоплеер


-Нет, эти слёзы не мои,
Жалеть не смей:
Когда я плачу о любви,
Люблю ещё сильней.
В ознобе розы на столе,
Вино в холодном хрустале.
Когда я плачу о любви,
Люблю сильней. - Пела Сашенька.




Софи посмотрела на Мишу. Она лучше других знала и понимала, что именно ему адресованы слова этой песни; знала, изнемогала от ревности и ничего не могла сделать.





Словно околдованный, он смотрел на Сашеньку и как бы заново оглядывал повлажневшими глазами издавна знакомые черты. Да, он знал, чувствовал, что все эти слова были обращены именно к нему, а не к князю Арбенину, хотя именно Александру Сашенька обещала отдать свои сердце и руку.






-В ознобе розы на столе,
Вино в холодном хрустале.
Когда я плачу о любви,
Люблю сильней.

Нет, нет, не зажигай огня,
Целуй смелей.
Раз меньше любишь ты меня,
Сильней тогда жалей.








- Мы расcтаёмся при свечах,
И плачут руки на плечах.
Раз меньше любишь ты меня,
Сильней жалей.
Мы расcтаёмся при свечах,
И плачут руки на плечах.






- Раз меньше любишь ты меня,
Сильней жалей.

Любовь уходит не одна
Мы вслед за ней.
Налей мне горького вина


И сладкого налей.
Не говоря случайных слов,
Мы молча выпьем за любовь.
Она уходит не одна
Мы вслед за ней.
Не говоря случайных слов,
Мы молча выпьем за любовь,
Она уходит не одна
Мы вслед за ней…















Смолкли последние аккорды, и раздались громкие аплодисменты. Сашенька вышла из-за рояля, сделала глубокий реверанс и только сейчас впервые посмотрела на Мишу своими печальными голубыми глазами. На какое-то мгновение их взгляды встретились, и в этот краткий миг они поняли, что любят друг друга так же сильно и страстно, как прежде.











- Дорогая, ты пела великолепно! – прошептал Александр и протянул ей небольшой букетик свежих цветов. – Надеюсь, когда мы поженимся, ты споешь что-нибудь и для меня. (Александр кокетливо улыбнулся).

- Конечно.






Прием был еще в самом разгаре, когда Сашенька, сославшись на сильную головную боль, попросила своего жениха отвезти ее домой. Александр не стал препятствовать ей в этом, и в половине одиннадцатого карета Арбениных подъехала к дому князя Стрешнева.

- Сашенька, - тихо, с какой-то печалью в голосе, позвал Александр, когда они вошли в дом, – я бы хотел спросить тебя…





- О чем?

- Скажи, отчего ты всегда такая печальная?.. Тебя что-то тревожит? Может быть, я обидел тебя чем-то?

- Что ты, Саша! Ты ни в чем не виноват!.. Это все я… Я сама во всем виновата.






- В чем? – удивленно спросил Александр.

- Саша!.. Я знаю, что ты ждешь от меня иных чувств, чем просто уважение и дружба, но…

- Так дело в этом? – перебил ее юноша и улыбнулся. – Ты мучаешься из-за того, что до сих пор не ответила на мои чувства?.. Сашенька, не тревожься, я знаю, что ты пока еще не полюбила меня.

- Знаешь?









- Ты удивлена?.. Ты думаешь, что я совершенно ослеп от своей любви и не способен отличить одно от другого?!.. Я знаю, что ты любишь его, - неожиданно признался Александр и виновато посмотрел на Сашеньку. – Я догадался… сегодня… когда ты пела для него.

- Т-ы все-е зна-а-е-е-шь! – еще больше удивляясь, произнесла девушка. – И что теперь?.. Ты презираешь меня?

- Нет. – Спокойно ответил он и взял ее за руку. – Я знаю, что скоро это пройдет. Ты полюбишь меня… Я сделаю все для этого!.. Но я хочу, чтобы ты знала… – Александр замолчал и внимательно посмотрел на Сашеньку. – Если ты захочешь разорвать наши отношения до венчания, я отпущу тебя!.. Я не буду тебя неволить, Сашенька. И тогда ты сможешь быть с ним, если захочешь… Но ты должна решить только до нашей свадьбы! После венчания ты не сможешь уйти.









Сашенька стояла и молча слушала признания Александра, которые стали для нее полной неожиданностью, и она просто оторопела. Она внимательно посмотрела на своего жениха, и слезы ручьем брызнули из ее глаз.

- Прости меня, - плакала Сашенька. – Я знаю, что недостойна тебя!.. Ты так великодушен, а я…







- Не плачь, - Александр достал платок и нежно вытер им лицо девушки, мокрое от слез, – я пойму тебя, хотя мне и будет больно... Помни, что я люблю тебя, Сашенька!.. Я очень люблю тебя! – Александр обнял плачущую девушку и прижал к себе. – Ты думаешь, что я смогу спокойно смотреть на твои страдания?.. Нет, милая моя Алекс! Я слишком люблю тебя, чтобы так мучить. Ты будешь свободна от данного мне слова, если сама этого захочешь!





- Прости меня… Прости меня… Прости… – тихо шептала Сашенька.





Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

06:47 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать девятая


Платье для Лизы


«Ну вот, с делами покончено, можно и о личной жизни подумать», - аккуратно укладывая бумаги в папку, подумал Глеб и слегка потянулся в кресле.

Полчаса спустя он вышел из дома князя Стрешнева и, остановившись на тротуаре, стал оглядывать улицу. Вокруг не было ни души, да и не мудрено в такую погоду. Вьюга разыгралась не на шутку, поднимая снежные вихри, заметая все на своем пути.




Глеб слегка поежился от холода, ловким движением руки приподнял воротник своего пальто и плотнее прижал его к подбородку, в другой руке у него находился огромный желтый сверток, перехваченный по бокам атласным шнурком.




В свертке находился подарок для Лизы, который Глеб приобрел сегодня утром в одном из самых модных магазинов Петербурга. И сейчас, пробираясь сквозь злую стужу и сугробы, он спешил именно к ней, чтобы вручить его.
После того вечера, когда Глеб впервые пригласил девушку на свидание, она все-таки пришла к нему в назначенный час. С тех пор их тайные встречи стали происходить все чаще и чаще, хотя это было и непросто для них обоих: Лиза боялась гнева отца, а Глеб постоянно был занят делами князя Стрешнева.






- Я тебя не понимаю, как можно было связаться с этими жуликами? – Лиза как обычно распекала своего брата Ивана, который уже стоял одетый в дверях, готовый в любую минуту выскочить за порог, но остатки совести не позволяли ему сделать это, не выслушав до конца сестру.

- Сестричка, милая моя, я отлучусь всего лишь на часок и обещаю тебе, что играть в карты не буду, - Иван пытался оправдываться перед сестрой, но не успел это сделать до конца, потому что в этот момент дверь отворилась, и на пороге появился Глеб.




- Добрый вечер! – поздоровался он, стряхивая снег с пальто и ботинок. – Я кажется не вовремя?

- Глеб Дмитриевич?.. Нет-нет, что вы! – Лиза слегка двинулась вперед и покраснела. – Пожалуйста, проходите!






- Ну, я тогда пойду, да?.. Лиза, я скоро вернусь! – бросил на ходу Иван и выскочил на улицу.

- Иван! Иван, вернись! – грозно крикнула девушка и кинулась было за ним, но было уже поздно: от брата и след простыл. – Нет, это какое-то наказание!






- Не слушается?

- Простите, Глеб Дмитриевич!.. Я не хотела, чтобы вы стали свидетелем всей этой ужасной сцены.

- Не извиняйтесь, Лизонька!.. Это я пришел не вовремя. Я просто хотел увидеть вас…






- Я рада, что вы пришли!.. Ой! Вы же совсем замерзли!.. Я сейчас вас чаем угощу, – Лиза быстро соскочила со стула и начала суетиться возле самовара.

- Ничего-ничего, не беспокойтесь!









- Вы пока снимайте свое пальто, а я сейчас быстренько самовар согрею и угощу вас чем-нибудь вкусненьким! – Лиза как будто не слышала его, продолжая тараторить и суетиться.





- Лиза!.. Лизонька, я принес вам подарок.

- Мне? – тихо прошептала девушка и удивленно посмотрела на него. – Вы принесли мне подарок?






- Да… Тебе… Вот, взгляни-ка сюда! – Глеб быстро достал огромный сверток, который принес с собой, и положил его на стол. – Разверни-ка!





Она робко посмотрела на него своими большими карими глазами и несмелыми шагами подошла к столу.





- Ах! – радостно вскрикнула она. – Это платье?.. Какое красивое!.. Это действительно мне?

- Тебе! – кивнул Глеб.









- Какая красота! – Лиза достала платье из коробки и примерила к себе. – У меня никогда не было такого платья!

- А теперь будет!.. Скоро ты у меня будешь вся в шелках и бархате ходить. Вот увидишь!






- Глеб Дмитриевич, а что скажет папенька, когда увидит его?.. Он обязательно спросит…

- Лиза, это ведь твой подарок. Почему ты должна спрашивать у кого-то разрешения, чтобы принять его?.. И вообще… у меня большие планы насчет тебя. Скажи, тебе самой нравится это платье? (Лиза кивнула). Вот и носи его на здоровье!






- Спасибо. Спасибо вам большое, Глеб Дмитриевич!.. Ой, - спохватилась вдруг девушка, - я про самовар-то забыла совсем!.. Сейчас я вас чаем угощать буду.





- От чая я не откажусь, пожалуй! – довольно улыбаясь, сказал Глеб и начал располагаться за столом.

Сейчас, как никогда прежде, он был доволен собой, потому что никогда раньше Глеб не испытывал такого огромного счастья от собственного поступка, как в эту минуту. Он вдруг поймал себя на мысли, что ему очень хочется оберегать и защищать эту юную и совсем еще наивную, похожую на маленького ребенка, девушку. Более чистого и нежного создания Глеб еще не встречал. Именно с Лизой он ощущал себя совершенно другим человеком, способного на искренние чувства и сострадание.






- Вот и угощение!

- Спасибо, Лизонька!.. И ты присядь со мной рядом.

- Хорошо.






- Лиза, - тихо начал Глеб, когда девушка, наконец, прекратила суетиться и удобно устроилась на стуле рядом, – я бы очень хотел, чтобы мы с тобой жили вместе…

- Вместе?

- Не пугайся так, - поспешил успокоить ее Глеб, - у меня самые серьезные намерения!.. Прежде мы с тобой поженимся. Я хочу, чтобы ты стала моей женой и уехала вместе со мной в другой город, а возможно и… в другую страну. Ты согласна?






- Я… я даже не знаю, что вам ответить, Глеб Дмитриевич!

- Я понимаю, что мое предложение стало для тебя полной неожиданностью, но… ты все-таки обдумай мое предложение. .. Это произойдет не так скоро. Сначала я должен закончить кое-какое важное дело, и у меня будет много, очень много денег, а самое главное – у меня будет титул!






- Титул? – удивленно округлила глаза Лиза.

- Да, титул!.. Я пока многое не могу объяснить тебе, но ты должна поверить мне на слово. – Видя замешательство девушки, Глеб взял ее за руку и тихо спросил: - Ты любишь меня, Лиза?










- Да, - едва слышно ответила она, - я люблю вас. Я очень люблю вас!





Глеб облегченно вздохнул и радостно улыбнулся.

- Вот и хорошо!.. Я тоже люблю тебя, Лизонька!.. Ты очень дорога мне, и я не хочу потерять тебя!.. Когда я закончу все свои дела, мы уедем вместе. Ты будешь княгиней!







Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

20:29 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать седьмая

Соперницы


Вот и пришла зима, покровительница ледяных ветров и морозов. Дни стали короче, а ночи все более долгими и холодными.
Зимняя природа тиха и безмолвна, только слышно редкое щебетание птиц, да сухой хруст веток в зимнем парке.
Екатерина Львовна тихо брела по заснеженной тропинке, любуясь всеми прелестями зимнего пейзажа и вдыхая аромат свежего морозного утра. Она все время глядела по сторонам, и было нетрудно догадаться, что она кого-то ждет.








Совсем рядом вспорхнула какая-то птица, смахнув за собой с ветки огромный комок снега, который посыпался сверху большим белым фейерверком и тихо опустился на тропинку.

Княгиня Волконская остановилась и посмотрела наверх.
«Как бы мне хотелось стать, как эта птица, - с грустью подумала она, - чтобы в один прекрасный день, расправив свои большие красивые крылья, улететь далеко-далеко и стать, наконец, свободной!.. Свободной от всей этих фальшивых условностей, которые сковывают тебя по рукам и ногам, словно цепями, которые с каждым днем становятся все тяжелее, и в конечном итоге их груз начинает тянуть тебя куда-то вниз, погружая на самое дно. Ты хочешь оттуда выбраться, изо всех сил хватаешься руками за самый краешек, судорожно глотая остатки драгоценного воздуха, но какая-то сила тянет тебя назад, и ты не в силах ей больше противостоять… Как я устала от вечной борьбы!..».




Княгиня тяжело вздохнула и подумала о своем сыне, который, по всей видимости, не спешил обратно домой и не хотел общаться с ней, потому что все письма, которые она отправила ему за это время, так и остались без ответа.

- Доброе утро, ваше сиятельство! – вдруг послышался веселый голос позади, прервав ее мысли.




Екатерина Львовна повернулась и увидела мадам Бланж, которая стояла рядом, в роскошном мантеле, и улыбалась.

- Утро и правда выдалось добрым, мадам! – ответила ей в тон княгиня Волконская и расплылась в фальшивой улыбке.




- Надеюсь, я не заставила вас долго ждать? – все так же улыбаясь, спросила Луиза, которая, по всей вероятности, находилась в прекрасном расположении духа и не собиралась скрывать это от княгини Волконской.

- Ну что вы! Я отлично прогулялась по парку… Я весьма рада, что вы нашли время, чтобы встретиться со мной, мадам! – сказала Екатерина Львовна и медленно начала двигаться вдоль тропинки.

Луиза пошла рядом.




- Признаюсь, что ваша записка, в которой вы просили меня о встрече, была весьма неожиданной для меня, и я была заинтригована! – Луиза внимательно посмотрела на княгиню, пытаясь уловить в ее движении, взгляде хоть что-нибудь, что могло бы намекнуть ей на причину их свидания. – И я решила, что у вас ко мне какой-то важный разговор. Я права?



- А вы проницательны, Луиза! - улыбнулась княгиня. – Я могу вас так называть?

- Конечно, ваше сиятельство! Как вам будет угодно.

- Тогда перейдем сразу к делу, - сказала Екатерина Львовна деловым, полным решимости, тоном, и ее глаза блеснули недобрым огоньком. – Через неделю ваша свадьба с князем Стрешневым, и вы решили стать княгиней (Слово «княгиня» она особенно подчеркнула). Ведь именно этого вы добиваетесь, не так ли?




- Я не понимаю вашего тона, Екатерина Львовна, - стараясь скрыть свое волнение и тревогу, произнесла Луиза и остановилась. – Что вы хотите этим сказать?

- Вы прекрасно меня поняли!.. Оставьте эти ваши уловки для князя. Это его вы можете обманывать и водить за нос, но… не меня! – Тут княгиня Волконская замолчала и так посмотрела на свою собеседницу, что от этого взгляда у Луизы побежали мурашки по спине.




Луиза поняла, что у княгини что-то есть на нее.

- Извольте, объясниться, княгиня! Я не люблю, когда мне загадки загадывают.

- Я знаю, кто вы, Луиза! – жестко сказала Екатерина Львовна и перешла в наступление. – Вы приехали сюда из Швейцарии с одной целью – выйти замуж за князя Стрешнева. Я и раньше это подозревала, но теперь… Теперь я в этом абсолютно уверена!

- Отчего вы так решили?.. Я люблю Петра Игнатьевича…

- Это ложь!.. В этом вы убедили многих, в том числе и самого князя… О, вы прекрасная актриса! – с иронией в голосе пропела Екатерина Львовна. - Тут я склоняю голову перед вашим талантом. Признаться, даже я в какой-то момент поверила вам, но… потом я поняла, что это всего лишь игра и ничего более.




- Княгиня, все, что вы говорите, это все слова, - начала терять терпение Луиза, - но я бы хотела услышать что-то более конкретное… Видите ли, у меня мало времени. Мне еще нужно заехать к модистке, чтобы примерить свое подвенечное платье.

- А вот с платьем, боюсь, придется повременить. Когда Петр Игнатьевич узнает, что вы его обманывали все это время…

- Хватит, княгиня! – крикнула Луиза, которой изрядно уже поднадоела ее игра. – У вас нет никаких доказательств!





- Ошибаетесь. Мне известно наверняка, что цель вашего приезда в Россию – князь Стрешнев. Вот, - Екатерина Львовна достала из сумочки старый номер швейцарской газеты и протянула Луизе, – это те доказательства, которые я собираюсь представить Петру Игнатьевичу… В Швейцарии вы, видимо, были большой знаменитостью. О вас много писали… А вот в этом номере написано, что несколько месяцев подряд вас видели в обществе князя Стрешнева… Василия Игнатьевича… Скажете, что это совпадение?



Пока княгиня Волконская произносила свою длинную, заранее заготовленную речь, Луиза просматривала старые пожелтевшие странички швейцарской газеты. На одной из страниц, в рубрике «Главных светских новостей» было написано, что «знаменитая актриса Луиза Бланж несколько месяцев подряд появляется в обществе нового воздыхателя, русского князя С.В.И. Известно, что князь С. В. И. принадлежит к старинному дворянскому роду и приехал в Швейцарию из Петербурга несколько лет назад… ».




- Я думаю, что Петру Игнатьевичу не составит особого труда догадаться, кто этот русский князь С. В. И. из Петербурга?!.. Тем более что Василий Игнатьевич умер при весьма странных обстоятельствах, – с торжествующей улыбкой продолжала Екатерина Львовна в предвкушении близкой победы над гордой и заносчивой актрисой.



Луиза сложила газету пополам и протянула ее обратно княгине. Она поняла, что у Екатерины Львовны есть, конечно, не главный, но весомый козырь против нее, и она без промедления представит его Петру Игнатьевичу, и тогда их с Глебом плану придет конец. Нужно было срочно что-то предпринять, чтобы остановить ее.



- Ну, хорошо, - тихо, но вполне уверенным голосом, начала Луиза, - допустим, я была знакома с князем Василием… Что в этом такого особенного?.. Я была замужем за довольно известным в обществе господином, играла на сцене знаменитых европейских театров... Меня многие знают в Европе…

- Верно, - согласилась Екатерина Львовна, - но с князем Василием вас связывало не простое знакомство…

- А что же тогда?




- Вы были любовниками! – уверенно произнесла княгиня Волконская и достала из сумочки очередное доказательство. – Это письмо, которое я получила на днях от одного хорошего друга, который давно проживает за границей и интересуется подобного рода историями… Я попросила его разузнать для меня об одной актрисе, то есть, как вы уже догадались… о Вас… Так вот, он поговорил с разными людьми из театральной среды, и они поведали ему много интересного о вас. Оказывается, у вас много недоброжелателей, Луиза!.. Один из них даже сохранил одно занятное письмецо. Видимо, он украл его у вас когда-то и хотел использовать против вас… Не догадываетесь какое письмо?




- Вы говорите загадками, княгиня, - с трудом сохраняя спокойствие, сказала Луиза и даже постаралась выдавить из себя улыбку, тем самым показывая княгине, что ее слова ничуть не тронули ее.

- Это письмо князя Василия к вам, где он признается, что безнадежно… и страстно… влюблен в вас, - Екатерина Львовна произнесла эту фразу с особой силой, делая небольшие паузы между словами, чтобы внимательно проследить за выражением лица мадам Бланж. Как же ей хотелось вдоволь насладиться этим моментом, который она с нетерпением ждала все это время.




Луиза побледнела, и ее сердце забилось так, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Вдохнув побольше воздуха и с трудом сдерживая себя, она пристально посмотрела на княгиню и твердо произнесла:

- Чего вы хотите?




Екатерина Львовна довольно улыбнулась и положила письмо обратно в сумочку.

- Я хочу, чтобы нынче же вечером вы поехали к князю и разорвали помолвку.

- Как я объясню причину?.. Вы же понимаете, что Петр Игнатьевич пожелает узнать ее.

- Мне совершенно все равно, что вы ему скажете… Мое условие лишь одно - вы разрываете помолвку или…

- Или?

- Или завтра же я представлю это письмо и газету Петру Игнатьевичу!







Луиза, не отрывая пристального взгляда от княгини, наклонилась к самому ее лицу.

- А вам-то это зачем?.. В чем ваша выгода?.. Отчего вы сразу не пошли к князю и не рассказали ему все, а явились сначала ко мне?

- Не надо искать подводных камней там, где их нет, мадам!.. Нас с князем связывает долгая и близкая дружба. Я лишь хочу уберечь его от новой ошибки.





- И вы полагаете, что эта ошибка я? – Луиза с удивлением посмотрела на княгиню Волконскую и вдруг громко рассмеялась. – Вы хотите остаться в тени. Правда?.. Признайтесь, княгиня, что сами влюблены в Петра Игнатьевича… Вы любите его… со всей той страстью, с какой только может любить женщина вашего возраста… Вы просто сгораете от ревности и потому так сильно ненавидите меня... Мне интересно, а вы так же ненавидели свою сестру?.. Ведь она тоже была довольно серьезным препятствием для вас!.. По вашему лицу вижу, что это так… Вы ненавидели ее!



- Это ложь! – едва сдерживая себя, закричала княгиня. – Это все ложь!.. Вы не можете ничего знать об этом!

- Ошибаетесь, Екатерина Львовна!.. Вы любите князя и скрываете это ото всех, потому что… боитесь, что станете посмешищем… Ведь Петр Игнатьевич никогда не смотрел на вас так, как бы вы этого хотели!




- Вы можете говорить, что угодно, но это не изменит моих условий!.. Разорвите помолвку, или я поведаю об истинных ваших намерениях князю Стрешневу!

Луиза с ненавистью посмотрела на княгиню, и тут ей в голову пришла одна мысль, которая смогла бы сыграть в ее пользу в данной ситуации.

- Княгиня, скажите, а это правда, что вы хотите женить вашего сына на дочери генерала Лещинского?




Княгиня непонимающе посмотрела на нее и, сделав удивленные глаза, спросила:

- А вам какое до этого дело?

- Интересно, а генерал знает о том, что Миша какое-то время назад ухаживал за Сашенькой Стрешневой и даже просил ее руки у Петра Игнатьевича? – продолжала Луиза, делая вид, что не слышала вопроса княгини.

– По вашему выражению лица я вижу, что генерал остается в неведении до сих пор… А может мне стоит встретиться с ним?.. Как вы считаете, княгиня?




Екатерина Львовна нахмурилась, и ее глаза превратились в два сверкающих огонька, которые готовы были не просто сжечь своего врага, а испепелить так, чтобы не осталось и следа. Она подошла поближе к Луизе и, глядя ей прямо в глаза, прошипела:

- Вы не посмеете!





- Отчего же? Кто мне может помешать?.. Вы? – Луиза засмеялась. – Не смешите меня! Мне нечего будет терять… Я думаю, что генерал будет, скажем так, не в восторге от моего рассказа. Ему не понравится, что ваш сын сначала ухаживает за одной, а потом вдруг делает предложение другой. Что скажут в свете?.. Дурная репутация, думаю, вашему сыну ни к чему!

- Генерал не поверит вам.

-Кто знает!.. Он ведь может спросить об этом у самого Миши… А он, я думаю, не станет скрывать правду от генерала Лещинского, и вы это прекрасно знаете!.. Ваш сын не такой, как вы. Он не сможет солгать, и правда выйдет наружу.





Наступило долгое и томительное молчание.

Луиза довольно улыбнулась и посмотрела на княгиню Волконскую.

- Вы знаете, что я права!.. Знаете, а ведь в обществе могут пойти разговоры о вашем сыне. Думаю, что генерал не простит его, и, не дай бог, вызовет на дуэль!.. А как стреляет генерал…




- Хорошо, - тихо сказала княгиня, - ваша взяла. Но это пока!.. Не думайте, что я не найду способа вас устранить, мадам!.. Наслаждайтесь, пока можете. Я буду следить за каждым вашим шагом…

- Я буду молчать, княгиня, пока молчите вы. Вам лучше больше не вмешиваться в наши с князем отношения! – сухо сказала Луиза. - Прощайте, ваше сиятельство!




Она повернулась, чтобы уйти, но голос княгини остановил ее:
- Я не оставлю вас в покое! Не надейтесь попусту!




- Воля ваша, - спокойно ответила Луиза и пошла по тропинке, оставив княгиню Волконскую наедине со своими мыслями.





@темы: Золотой колокольчик судьбы

12:16 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать шестая

Сёстры


Екатерина Львовна сидела в розовой гостиной и пила только что сваренный кофе, от которого исходил такой божественный аромат, способный разбудить даже самого отпетого соню.




Прошло два месяца с тех пор, как ее сын Михаил собрал свои вещи и в спешке покинул родительский дом для того, чтобы первым же поездом уехать в Москву. Его решение стало неожиданным и болезненным для княгини, но она понимала, что сейчас, возможно, так будет лучше не только для него, но и для дальнейшего осуществления ее планов.
Екатерина Львовна была весьма довольна тем, как развивались события в отношении княжны Стрешневой, и теперь она могла совершенно спокойно переключить свое внимание на мадам Бланж.





Княгиня Волконская была не из тех людей, которые так легко забывали обиды. Помнится, что еще в детстве маленькая Катя никому не давала спуску, даже собственной сестре, когда они вместе играли в гостиной или саду, и та вдруг начинала подтрунивать над ней. Катя сразу начинала хмурить свои маленькие темные бровки и топать ножкой, а затем поднимала такой вой, чтобы непременно услышали родители и строго наказали обидчицу.
Когда Катя подросла, ее тактика несколько изменилась. Теперь она сама способна была сдать сдачи, весьма ловко используя свой ум и хитрость, и в этом ей не было равных. Именно она в свое время настроила отца против сестры Анны, когда та сбежала из дома с любовником, и так искусно это сделала, что тот лишил Анну наследства и навсегда вычеркнул ее из своей жизни.
С Петром Игнатьевичем оказалось все намного сложнее, но и с этой проблемой 17-летняя княжна весьма удачно справилась. Ведь она не могла позволить, чтобы человек, в которого она тайно было влюблена, принял обратно ее взбалмошную сестрицу, когда та, брошенная и несчастная, вдруг появилась на пороге его дома.






Воспоминания княгини Волконской
Петербург, 1861 год.


Это произошло в один из вечеров, когда Катя Оболенская вместе с матерью приехала к князьям Стрешневым, чтобы поддержать старого князя Стрешнева и его сына Петра, которые находились в глубоком трауре из-за внезапной кончины княгини Стрешневой.
Петр Стрешнев, совершенно подавленный, сидел в кабинете своего отца и разглядывал портрет своей матери, не замечая ничего и никого вокруг. Предательство любимой женщины и брата настолько выбило его из колеи, что он даже не заметил, как в один миг потерял самого дорого и близкого ему человека – свою матушку, которая сразу после ужасной новости о побеге Анны и Василия слегла в постель и больше уже не смогла подняться. Катя понимала, как сейчас тяжело Петру и что, возможно, именно теперь ему хочется побыть одному, но она не могла найти в себе силы, чтобы уйти и оставить его наедине со своим горем.





- Петр Игнатьевич, - едва слышно прошептала она, как будто боялась говорить громче, чтобы не нарушить ту тишину и покой, которые царили в этой комнате, - я понимаю, как вы страдаете теперь, и готова разделить это горе вместе с вами… Прошу вас… Скажите мне, как я могу помочь вам? Что я должна сделать?

- Уходите, - не отрывая взгляда, сказал Петр Игнатьевич, – оставьте меня одного!




- Петя… милый, не прогоняй меня! – сквозь слезы прошептала Катя, но не успела договорить, потому что в дверь кабинета раздался слабый стук и оттуда послышался голос дворецкого.



- Ваше сиятельство, к вам гостья пожаловала!




Катя посмотрела на князя, но тот продолжал сидеть в своей прежней позе и, казалось, даже не слышал голос дворецкого. Тогда она подошла к двери и открыла ее.



- Какие теперь гости, любезный? – с укором посмотрела она на дворецкого. – Ты разве не видишь, что князю не до приемов? В доме траур. Пойди и скажи, что барин никого не принимает!

- Я сказал, но они не хотят уходить, а просют приему! – не унимался дворецкий. – Я им так и сказал, что, дескать, в доме несчастье! А они говорят, чтоб молодому барину доложил… И не уходят.




- Да кто «они»? Ты можешь говорить яснее? – грозно спросила Катя.

- Так… это сестрица ваша… княжна Анна Львовна!





- Что? – вскрикнула Катя и испуганно посмотрела на Петра Игнатьевича, но тот даже не шелохнулся.

Тогда она вышла в коридор и плотно закрыла за собой дверь, чтобы молодой князь не смог услышать их разговор.






– Что ей здесь надо? – зло прошипела она и пристально посмотрела на дворецкого.

- Не могу знать, ваше сиятельство! – развел руками дворецкий.

- Где она?

- В передней ожидают.




- Хорошо. Ты можешь идти… Я сама поговорю с ней, - твердо сказала Катя и собиралась уже идти, но вдруг резко остановилась, как будто что-то вспомнила, и повернулась к дворецкому. – Послушай, любезный! О том, что сюда приходила княжна Анна, ты не должен никому говорить. Особенно молодому князю… Ты понял меня?



- Как не понять?!.. А ежели барин спросит?

- Не спросит. Барину нынче не до тебя. И смотри у меня! Не будешь держать язык за зубами – окажешься на улице! – уверенно произнесла княжна и направилась в переднюю.




Внезапный приход сестры совершенно не входил в планы юной княжны Оболенской. Когда Анна сбежала из дома, Катя сильно обрадовалась этому и искренне верила, что теперь молодой князь Стрешнев обратит, наконец, на нее свое внимание и по достоинству оценит ее любовь и заботу о нем. Но теперь ее надежды на скорое счастье могли рухнуть в любую минуту, если Петр выйдет из кабинета и увидит Анну. Необходимо было как можно скорее избавиться от нежелательной гостьи.



Быстрыми шагами Катя вышла в переднюю и увидела Анну, которая стояла возле окна и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Катя не видела сестру уже несколько месяцев и то, что она увидела, немного шокировало ее. Сестра была ненамного старше ее, но всегда отличалась необыкновенной красотой, элегантностью и особым изяществом. Теперь же перед Катей стояла совершенно чужая женщина в изрядно поношенном синем платьице, поверх которого была надета тоненькая накидка с капюшоном, которая едва ли могла защитить от ветра и холода; волосы были небрежно собраны в маленький пучок.



- Здравствуй, Анна! – сказала Катя, изо всех сил стараясь скрыть свое волнение и придать своему тону оттенок равнодушия. – Не ожидала снова встретить тебя… тем более в этом доме!.. Что угодно?



- Здравствуй, Катя! – спокойным ровным голосом ответила Анна и подошла к сестре. – Я очень рада видеть тебя. Как матушка? Отец? Они здоровы?



- Ты пришла узнать об их здоровье? Странно слышать это от тебя… Особенно после того, как ты опозорила их.

- Я не хотела этого… Ты ведь знаешь.




- Д-а-а?! – с иронией в голосе сказала Катя и с насмешкой посмотрела на сестру. – А чего же ты ждала?.. Ты думала, что после твоей выходки родители смогут спокойно жить дальше, как ни в чем не бывало?

- Я ведь писала им… И Пете тоже, - робко ответила Анна и взглянула в глаза Кате. – Ты должна была передать им мои письма и все объяснить. Или ты… Ты ничего не передала им?.. Неужели ты забыла?




Катя вздрогнула от неожиданного вопроса и отвела взгляд. Разумеется, она прекрасно помнила о просьбе сестры и о тех письмах, которые Анна написала накануне своего ухода, но они так и остались лежать на своем прежнем месте непрочитанными, потому что Катя и не собиралась никому их передавать.

- Ну что ты!.. Я их отдала, как мы и договаривались, но отец даже не захотел читать твое письмо. Ты опозорила его.




- Я знаю, что недостойна ни любви, ни вашего сочувствия ко мне, но я прошу лишь одного – прощения! Это все, чего я хочу… Неужели они откажут мне в этой малости?



- Если тебе так нужно их прощение, то… я прощаю тебя за них! – равнодушно произнесла Катя, а затем наклонилась к самому лицу сестры и прошептала:
- А теперь уходи отсюда! Тебя не желают здесь более видеть! Петр никогда не простит тебя!




- Тогда пусти меня к нему, - сквозь слезы прошептала Анна, - я сама поговорю с ним.

- Зачем? Ты итак причинила ему много боли. Так не причиняй ему еще больше страданий! Он только что потерял свою мать. И в этом виновата тоже ты! – На слове «ты» Катя сделала особое ударение, чтобы еще больше подчеркнуть вину Анны.




- Княгиня уме-р-л-а? – с ужасом произнесла княжна Анна, и огромная прозрачная слеза выкатилась из ее глаз. – Как же так?.. Бедный… бедный Петя! Я не хотела этого!



- А чего же ты ждала? Бедная княгиня Стрешнева не смогла пережить этого позора! – торжественным голосом произнесла Катя. – Ты убила ее!



- Н-е-е-т!.. Нет! – в отчаянии прошептала княжна. - Я никого не убивала!.. Я всего лишь хотела быть счастливой. Если бы я вышла замуж за Петю, не любя его, то разве мог этот брак принести кому-то еще меньшей боли и страданий?



- Мне нет до этого никакого дела!.. Я знаю одно – Петр ненавидит тебя! Он ненавидит тебя так сильно, что готов даже убить.

- Это неправда! – качая головой, ответила Анна, не веря в то, что Петр способен причинить ей какой-то вред. – Я все объясню ему…




- Что объяснишь?.. Тебе лучше уйти! Оставь Петра в покое, Анна! Вскоре он забудет тебя и будет счастлив.

- Уж не с тобой ли? – с ревностью в голосе спросила Анна.




- Я буду рядом с ним и сделаю все ради его счастья! Он больше не будет страдать.

- Именно этого ты и добивалась, не так ли? – тихо спросила Анна. Она, наконец, поняла, что ее младшая сестра, которую она любила больше всего на свете, предала ее.




- Ты всегда была в центре внимания, - с ненавистью прошипела младшая княжна, - с самого детства. Отец всегда любил только тебя, а мне доставалась лишь самая малость. Самые лучшие игрушки… самые красивые платья… шляпки по последней моде… Все для Анечки! А я т-а-ак, была лишь тенью своей красавицы сестры! Родители всегда любили тебя больше… Даже жениха нашли тебе самого лучшего в Петербурге… Но н-е-е-т… И тут не угодили тебе!.. Ты даже представить себе не можешь, что я чувствовала при этом.




- Ты никогда не говорила мне, Катя! – еле шевеля губами, вымолвила Анна, глубоко пораженная внезапным откровением сестры.

- А когда мне было откровенничать с тобой? Ты же у нас пребывала в великом горе: жениха нашли, но, какая жалость, не того!.. Страдалица! – со злостью произнесла Катя.




- Ты все это время ненавидела меня?




- Да… Я ненавидела тебя!.. Сначала ты отняла у меня любовь родителей, а потом… и любовь Петра.



- Я отняла у тебя любовь Петра? – удивилась Анна. - Это невозможно. Нельзя забрать у человека то, чего у него никогда не было, Катя! Петр не любил тебя, и ты это знаешь.

- Это раньше не любил… когда была ты рядом!.. А теперь тебя нет, и уже не будет никогда. Теперь он ненавидит тебя и считает падшей женщиной! – с торжествующей улыбкой произнесла Катя и нагнулась к самому уху сестры. – Ты умерла для него. Тебя не существует более для приличных людей! Поэтому тебе лучше навсегда исчезнуть из нашей жизни.




Выслушав сестру до конца, Анна вдруг пошатнулась и слегка прислонилась плечом к стене, чтобы не упасть. Катя заметила это и схватила ее за локоть.

- Что с тобой? – с тревогой спросила она.

- Ничего… это сейчас пройдет… Голова закружилась немного, - еле слышно прошептала Анна, с трудом шевеля бледными сухими губами.




- Ты… беременна? – испуганно произнесла Катя, догадавшись об истинной причине недомогания старшей сестры.

- Да… У меня будет ребенок.




- Теперь мне все понятно. Твой любовник бросил тебя, и ты пришла сюда… Ты хочешь, чтобы князь Стрешнев прикрыл твой грех? – Катя нервно засмеялась. – Ты всегда отличалась особой сообразительностью.

- Мне некуда больше идти… Отец не примет меня. Я пришла, чтобы просить о помощи… Не за себя, а за своего будущего ребенка. Ведь это ребенок его брата.




- Брата, который предал его самым жестоким образом! – перебила ее Катя. – Ты сама виновата во всем!
- Я знаю, но…

- Я тоже не могу тебе ничем помочь… Хотя, - Тут она задумалась немного, а затем взяла свою сумочку и достала оттуда деньги, - возьми. Это все, что я могу для тебя сделать!




- Благодарю, - собравшись с последними силами, ответила Анна, - я не нуждаюсь более в твоей милости!.. Это ты подтолкнула меня к этой пропасти и сделала все, чтобы я туда упала… Ведь именно ты посоветовала мне и уговорила бежать с Василием… Теперь я понимаю, зачем ты все это делала!.. Ты просто завидовала мне, и тебе так хотелось жить моей жизнью, что ты готова была пойти даже на предательство!.. Но ты… ты никогда не будешь на моем месте… Как бы ты ни старалась, Петр не полюбит тебя никогда!

- Все, что я сделала, я делала ради любви. И Петр полюбит меня. Ты не сможешь нам помешать! – уверенно произнесла Катя.

- Я не буду мешать тебе, потому что ты моя сестра и не враг мне!.. Ты сама себе враг, Катя… Ты не знаешь, что такое любовь и, боюсь, никогда не узнаешь!

- Отчего? – сквозь слезы сказала Катя и внимательно посмотрела на сестру.

- Потому что у тебя ненависть в сердце, и она съедает тебя изнутри!.. Я желаю тебе забыть про обиды и простить всех. – Анна замолчала и с огромным сочувствием посмотрела на сестру, а затем отрицательно закивала головой. – Но ты не сможешь…




- Убирайся! – прошипела Катя и сжала руки в кулаки. – Убирайся вон! А не уберёшься, я прикажу слугам выгнать тебя, как последнюю…

- Не волнуйся… Я уйду и больше никогда не потревожу вас!.. Я предпочитаю жить на улице, среди нищих и голодных… Хотя и среди них есть намного честнее и добрее…
Анна замолчала. Она не хотела оставаться в этом доме ни на минуту, потому что знала, что здесь ей больше нечего делать. Петр ненавидит ее, и нет смысла что - либо ему объяснять.




- Ваше сиятельство!.. Ваше сиятельство! – вдруг послышался голос служанки откуда-то издалека.



Екатерина Львовна вздрогнула и, словно очнувшись ото сна, посмотрела вокруг. Рядом с ней, с подносом в руках, стояла ее служанка и испуганно смотрела на нее.
- Что тебе? – спросила она, недовольно кривя губы.
- Принесли письмо для вас.




- Хорошо… Можешь идти! – небрежно бросила княгиня и взяла письмо.



Посмотрев на адрес отправителя, Екатерина Львовна довольно заулыбалась и принялась читать.



Дочитав письмо до конца, она улыбнулась торжествующей улыбкой и подумала про себя: «Это то, чего я ждала столько времени! Теперь я смогу поквитаться с этой актрисой. Она еще узнает, кто такая княгиня Екатерина Львовна Волконская».


@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:51 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать пятая

Помолвка



Прослушать или скачать Иоган Штраус Венский вальс бесплатно на Простоплеер


В доме княгини Арбениной нынче вечером было много важных и именитых гостей. В огромной зале для приемов играла торжественная музыка, всюду слышались звон бокалов и громкий веселый смех.














Мария Александровна, в роскошном вечернем туалете, важно прохаживалась между гостями и принимала многочисленные поздравления. Она буквально сияла от радости и была весьма горда тем, что ей удалось собрать у себя все слитки петербургского общества.





А все дело было в том, что нынче праздновалась помолвка ее единственного сына князя Александра Николаевича и княжны Александры Васильевны Стрешневой.
Издавна на Руси повелось, что день обручения считается семейным праздником, и приглашаются только родные и близкие знакомые. Эта традиция до сих пор сохранялась во всех дворянских и купеческих семьях, но для княгини Арбениной переставали существовать все традиции и обычаи, если дело касалось ее единственного сына. Она давно мечтала устроить счастье Александра с достойной девушкой из благородной семьи и хотела, чтобы об этом знал весь Петербург. Да что там Петербург! Пускай об этом узнает вся Российская Империя!





С этими мыслями Мария Александровна подошла к очередной пятерке гостей, среди которой были и князь Волконский с супругой.

- Мария Александровна, голубушка, как Вы необыкновенно хороши сегодня! – воскликнул Сергей Степанович, как только княгиня Арбенина поравнялась с ними. – Поздравляю вас и Александра с весьма удачным выбором! Княжна необычайно хороша собой, умна, образована и весьма достойная партия для вашего сына.





- Присоединяюсь к словам своего мужа, княгиня! – вступила в разговор Екатерина Львовна. – Сашенька Стрешнева – настоящий ангел!.. Ах, как я Вам завидую!





- Благодарю вас, господа! Мне весьма приятно слышать это от вас! – улыбнулась в ответ княгиня. – Я и сама довольна выбором сына. Но вам ли жаловаться, дорогая Екатерина Львовна? Кажется, у вас тоже имеется на примете невеста для вашего сына.





- Вы правы, но пока есть некоторые обстоятельства, которые вынуждают нас несколько повременить со свадьбой.

- Неужели генерал Лещинский против этого брака? – удивилась Мария Александровна.



<






- Нет-нет… Что вы! Генерал как раз и не против… Все дело в сыне. - Почти шепотом произнесла Екатерина Львовна. - Он пока не выказывает желания жениться. И я не знаю, что мне с этим делать! Он вбил себе в голову, что мы вмешиваемся в его жизнь и хотим…





Екатерина Львовна не успела закончить свою мысль до конца, так как в этот самый момент к ним подошли князь Стрешнев с Луизой Бланж.





Петр Игнатьевич поприветствовал всех присутствующих и удалился вместе с князем Волконским за покерный стол.

- Мадам Бланж, вас тоже можно поздравить с помолвкой! – с притворной заискивающей улыбкой произнесла Екатерина Львовна, как только мужчины покинули их компанию. – У меня не было возможности лично выразить вам свое восхищение вами и вашими артистическими способностями…

- Благодарю вас, княгиня! – прервала ее Луиза, которая поняла весь смысл только что сказанной реплики, и с ненавистью посмотрела на княгиню Волконскую. – Я знаю, что вы не особо любите театр, но ваш муж, видимо, большой поклонник представлений, так как за этот год он не пропустил ни одного спектакля с моим участием.






Луиза поняла, что своими словами попала точно в цель, так как лицо княгини Волконской передернулось, и на некоторое время она потеряла свой обычный величавый вид. Екатерина Львовна с огромной злостью посмотрела на Луизу и, точно змея, прошипела сквозь зубы:

- О моем муже ходит очень много разных слухов. Одни говорят, что Сергей Степанович большой охотник до дамских сердец, другие - что он особенно почитает актрис. Но не стоит верить всему этому!.. Многим также известно, что он ни разу не позволил себе ничего серьезного и постыдного. Ну, только, если сама дама возомнила себе что-то там… такое… Но это уже все домыслы и ничего более! (Тут Екатерина Львовна снова вернулась к своему прежнему величавому виду).






- Екатерина Львовна, голубушка! – поспешила вмешаться в разговор княгиня Арбенина, заметив, наконец, что их беседа может окончиться ссорой. – Никто и не сомневается в благородстве и верности Сергея Степановича. Вы просто не так поняли мадам Бланж. Верно, Луиза?

- О, простите меня, княгиня, если, сама того не заметив, обидела вас! Ничего плохого я и не думала… Просто в свете ходит столько разговоров о князьях Волконских…





- Каких разговоров? – еще больше напряглась Екатерина Львовна. – Над князьями Волконскими никогда не потешались!




- Просто я слышала, что еще совсем недавно ваш сын интересовался княжной Стрешневой…

- Это неправда! Моего сына никогда не интересовала племянница Петра Игнатьевича! – быстро ответила княгиня и повернулась к Марии Александровне. – Она и не могла его заинтересовать… Это все сплетни!.. Просто Сашенька гостила у нас в имении одно время, и они подружились с Мишей. Он был весьма любезен с княжной и просто развлек ее, чтобы ей не так было скучно в деревне. А люди бог знает что подумали!





Екатерина Львовна притворно засмеялась, как будто хотела показать, насколько смешно и нелепо выглядят подобные слухи. Мария Александровна пристально посмотрела на княгиню и улыбнулась в ответ, но видно было, что в ее голову закралось сомнение.




- Мне так неудобно перед Вами, княгиня! – Продолжила Луиза, когда та перестала смеяться. – Простите, если невольно обидела Вас!.. Ах, Россия! Ах, Петербург!.. Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что здесь любят все преувеличивать и пересказывать разные нелепости!.. Теперь я уверена, что и история про вашу сестру – тоже выдумка и ничего более.





- Что? – дрожащим голосом переспросила Екатерина Львовна и переглянулась с княгиней Арбениной. – Кто и что вам рассказал про Анну?.. Откуда вы узнали эту историю?





- Луиза, - вмешалась в разговор Мария Александровна, - сестры Екатерины Львовны, возможно, уже нет в живых… И Екатерине Львовне тяжело вспоминать об этом.





- Простите, княгиня!.. Я не знала. Простите меня, ради всего святого! – начала извиняться Луиза и даже слегка приобняла княгиню Волконскую, чтобы показать, как она сожалеет о сказанных словах.





Екатерина Львовна притворно закатила глаза и приняла страдальческое выражение лица, а про себя подумала: «Жалкая провинциальная актриска! Считаешь себя умнее других? Ну, ничего! Я еще покажу тебе, что значит насмехаться над княгиней Волконской. Я узнаю о тебе все. И посмотрим, чья возьмет!».





В то время, когда все гости предавались развлечениям и общению друг с другом, Миша Волконский не находил себе места. Он прибыл на этот прием вместе со своими родителями, но вовсе не для развлечения и, тем более, не для того, чтобы поздравить князя Арбенина и Сашеньку, а чтобы иметь возможность спросить у своей возлюбленной, отчего она так быстро изменила своему слову и согласилась выйти замуж за другого.








Миша уже начал терять надежду на то, что ему удастся, наконец, остаться наедине с Сашенькой и поговорить, так как прошло уже более двух часов, как он прибыл сюда, а князь Арбенин все не отходил от своей невесты, да и Софи даром время не теряла. Она все время находилась подле Миши и мучила его своей пустой болтовней.








Вдруг Миша увидел, что Александр отошел, наконец, от Сашеньки и направился вместе с поручиком Никитиным в другой зал.




Молодой князь Волконский тут же поспешил к своей возлюбленной, бросая на ходу извинения Софи, которая буквально остолбенела от такого поведения князя.





- Александра Васильевна, позвольте и мне поздравить вас! – официальным тоном сказал Миша.





- Мне необходимо поговорить с вами, - добавил он шепотом после того, как они остались вдвоем. - Наедине.




- Благодарю вас, Михаил Сергеевич, - дрожащим от волнения голосом пролепетала Сашенька и огляделась по сторонам. Она давно заметила Мишу на этом приеме, но старалась не подавать вида, что его присутствие сильно волнует и ранит ее душу.





- Михаил Сергеевич, боюсь, что скоро вернется Александр Николаевич…

- Я не думаю, княжна, что это произойдет столь быстро! - Тем же официальным тоном продолжал Миша, все время оглядываясь по сторонам. Но он опасался не за себя, а за Сашеньку, так как ни в коем случае не хотел скомпрометировать ее.

- Миша, я все объясню тебе, но не теперь, - начала было Сашенька, но заметив мадам Бланж, которая быстрыми шагами приближалась к ним, тут же замолчала.






- Сашенька, скажи мне, зачем? – продолжал Миша, который начал уже терять терпение от того, что не может открыто поговорить с той, которую любил больше всего на свете, и рассказать ей о своей боли. - Отчего ты вдруг решила забыть все и выйти замуж за князя Арбенина?





- Мы не можем говорить прямо здесь… Сюда идет мадам Бланж.





Едва Сашенька сказала это, как Луиза тут же подошла к ним и по-дружески приобняла княжну за плечи.

- Сашенька, поздравляю тебя, дорогая! Уверена, что ты будешь необыкновенно счастлива с князем Арбениным! – радостно произнесла она и пристально посмотрела на молодого князя Волконского. – Князь, Вы согласны со мной?






- Может это и так, мадам, но пусть нам лучше ответит на этот вопрос… Александра Васильевна... Раз она приняла предложение князя, значит, питает к нему самые нежные… чувства…. То, что и должна испытывать девушка, которая собирается стать женой.





Последние слова были произнесены с такой болью и отчаянием, что Сашенька непременно почувствовала это, и с огромной печалью в глазах посмотрела на Мишу. Она понимала, что он ревнует ее и поэтому позволил себе говорить с ней в таком тоне.

- Мне бы не хотелось говорить о моем женихе в его отсутствие, князь!.. Это нехорошо.






- Действительно, князь, мы совсем засмущали бедняжку! – вступилась за Сашеньку Луиза и поспешила переменить тему разговора. - Лучше расскажите нам, как вы съездили? Я знаю, что вы только вернулись из Москвы.

- Да… Но тут и рассказывать нечего, мадам. Я ездил туда по делам фабрики вместе с папа.

- Я знаю, что с вами ездила и Софья Лещинская. Вероятно, эта была не только деловая поездка, – добавила Сашенька и с упреком посмотрела на него.





- Мадемуазель Софи присоединилась к нам по просьбе моей матушки, - спокойно сказал Миша, - так как генерал не смог сопровождать свою дочь. Я узнал об этом уже на вокзале.

- Князь, - вновь вступила в разговор Луиза, - полно оправдываться! Вы молоды и свободны! Отчего бы вам не развлечься? Тем более все знают, как вы относитесь к мадемуазель Лещинской. В свете только и говорят о вашей предстоящей свадьбе.






- Думаю, что это преувеличение, мадам!.. Мы с детства дружны с Софи, поэтому все давно решили, что мы жених и невеста… Но это не так.




Луиза собиралась уже ответить ему, но неожиданно к ним подошла графиня Оленская и увела ее своими разговорами в другой конец зала, и Миша с Сашенькой снова остались одни.




- Александра Васильевна, мы, наконец, остались одни. Так объясните же мне, отчего вы изменили свое решение?





- Я вынуждена была сделать это, Миша!.. У меня не было другого выхода…

- Как же так, Саша?.. Мы же поклялись друг другу, что будем бороться за нашу любовь!.. Вы согласились даже на тайное венчание. Что же изменилось?.. Стоило мне уехать в эту, как Вы даете свое согласие на брак с другим!





- Я рассказала все дяде… Он сказал, что ваша матушка никогда не даст своего благословения на такой союз!

- Ну, так и что? – начал терять терпение Миша. – Вы знали это и раньше!

- Да, но… Миша, я не могу позволить себе встать между вами и вашей матерью!.. Подумайте, что будет с нами, если мы тайно обвенчаемся!.. Ваша репутация… карьера… все будет загублено.







- Господи, Саша, неужели вы думаете, что для меня это важно?.. Я люблю Вас! Вот, что важнее всего на свете!




- Миша, прошу вас! – замахала руками Сашенька и огляделась по сторонам. – Нас могут услышать. Здесь ваши родители… Они не заслужили всего этого! Ваша матушка будет страдать. Она очень любит вас!



- Сашенька, вы сами слышите, что говорите теперь? При чем здесь моя матушка, когда речь идет о нашей жизни?.. Неужели вы собираетесь уступить всем им и прожить свою жизнь с нелюбимым человеком?.. Сашенька, очнитесь! – Миша, забыв про осторожность, взял ее за плечи. - Это ваша жизнь… ваша судьба!



Сашенька испуганно посмотрела по сторонам, но, слава богу, никто из гостей не обратил на них никакого внимания. Каждый был занят своим делом, но один человек все же наблюдал за ними издалека. Это была княгиня Арбенина.






- Миша, - сквозь слезы сказала Сашенька, - я дала согласие на брак. Уже слишком поздно что-то менять…




- Нет, еще не поздно! Все еще можно изменить… Ведь это еще не свадьба, а всего лишь помолвка! – с жаром произнес Миша и с надеждой посмотрел на любимую.



- Нет, - твердо ответила Саша и отодвинулась от него. – Поздно! Я дворянка и дала слово, которое не могу нарушить… Простите меня…




Миша отпустил руку княжны и внимательно посмотрел на нее. Он никак не мог поверить в то, что только что услышал собственными ушами. Казалось, что это какой-то страшный сон, и он вот-вот проснется... Но, увы, это была реальность. Страшная действительность, от которой хотелось бежать как можно дальше... Миша еще раз посмотрел на Сашеньку и понял – она больше не хочет бороться.




- Ну что же, - разочарованно произнес молодой князь, - пусть будет так, как вы решили, Александра Васильевна!.. Не смею Вас больше тревожить... Прощайте!


@темы: Золотой колокольчик судьбы

20:27 

Золотой колокольчик судьбы. Глава 34

Глава тридцать четвертая
Заговорщики


Луиза, одетая в роскошное вечернее платье, сидела за туалетным столиком у себя в будуаре и
пыталась справиться с пышными локонами, которые никак не хотели укладываться так, как ей
было нужно, когда в дверь ее небольшой съемной квартиры постучали.




«Кто это еще пожаловал в такой час?» - состроив недовольную гримасу, подумала она и пошла открывать.




- Я тебя не ждала нынче!.. Зачем ты пришел? – бросив гневный взгляд на входящего Глеба,
спросила Луиза и, не дождавшись ответа, снова уселась к зеркалу, чтобы закончить свое дело.

- Ну не злись! – весело сказал Глеб и слегка приобнял ее за плечи.
По всему было видно, что он был в хорошем расположении духа.




– Есть новости, поэтому я и зашел.

- Нашел время!.. Ныне я занята и не могу уделить тебе должного внимания.
Я собираюсь к княгине Арбениной.




- Мне это известно, - удобно устраиваясь в кресле, ответил Глеб и, слегка прищурив глаза,
посмотрел на Луизу. – Ты так наряжаешься, как будто это у тебя помолвка!




Справившись, наконец, с прической, Луиза внимательно оглядела себя в зеркале и,
оставшись довольна своим внешним видом, улыбнулась своему отражению.


- Я просто хочу хорошо выглядеть на этом приеме! – важно протянула она, припудривая лицо и шею.
- Ведь там будет столько знатных гостей. Я не хочу, чтобы потом говорили, что невеста князя
Стрешнева экономит на нарядах.




- Ха-ха-ха! - рассмеялся Глеб. - Не смеши меня, Луиза!.. Ты? Экономишь?

- Прекрати смеяться!.. Говори, зачем пришел? – начала терять терпение Луиза.
– Мне действительно надо ехать. Скоро за мной заедет Петр Игнатьевич.






- Ну, хорошо! – Глеб перестал смеяться, и лицо его приняло серьезное выражение.
– Ты едешь на помолвку Саши с князем Арбениным... Там непременно будет и княгиня
Волконская со своим отпрыском, а так же и генерал Лещинский со своей дочерью...

- Это я и без тебя знаю!.. Глеб, я не понимаю тебя, - Луиза перестала пудрить лицо и повернулась к нему.
- Чего ты хочешь?.. Объясни мне, наконец!






Глеб молча встал со своего кресла и начал ходить по комнате с задумчивым выражением лица,
лишь изредка поглядывал в сторону Луизы, которая все так же продолжала сидеть у зеркала,
ожидая ответа на свой вопрос. Сделав еще несколько шагов по комнате, он, наконец, остановился
возле нее и, глядя прямо ей в глаза, твердо произнес:

- Наверняка молодой князь Волконский захочет побеседовать с княжной Стрешневой и
попытается отговорить ее от этого брака… Ты ни в коем случае не должна допустить,
чтобы ему это удалось!.. Было бы лучше, если бы ты настроила их друг против друга.




- Зачем? – удивленно спросила Луиза и пристально посмотрела на брата.

- А затем, чтобы Саша не передумала раньше времени!.. Нельзя, чтобы теперь она
отказалась выходит за Арбенина. Еще не время! – сказал Глеб и, отходя к окну,
задумчиво продолжил. - И еще ты должна поговорить с княгиней Волконской…
Пора, наконец, подрезать крылышки этой самовлюбленной особе!.. Я хочу, чтобы
ты напомнила ей о моей матушке.. Заведи разговор… так… как бы невзначай.
Только не спугни ее!.. Я не хочу, чтобы она что-то заподозрила.
Надеюсь, тебе это по силам, Луиза?




- Хорошо. Я попытаюсь это сделать, Глеб!.. Какие еще будут указания? – С иронией и даже
с некоторой обидой в голосе произнесла она и снова повернулась к зеркалу.
Больше всего на свете Луиза не любила, когда ее начинали учить, что и как ей делать, а особенно,
когда начинали сомневаться в ее артистических способностях.
Глеб понял, что немного перегнул палку, и поспешил загладить свою вину:

- Ну, хорошо!.. Прости меня и не злись!.. Мы с тобой делаем одно общее дело, сестричка!..
Наш план начал действовать, и совсем скоро все, кто причастен к гибели моей матери, поплатятся за свои деяния!






- И Лиза тоже? – не глядя на Глеба, спросила Луиза.

Глеб вздрогнул от неожиданности.
- Лиза?.. При чем здесь она?




- Вот и я спрашиваю об этом?.. Что у тебя с ней, Глеб?.. Зачем тебе эта наивная дурочка из чайной?

- Как ты узнала?.. Или Карл снова приехал из Швейцарии, и ты приказала ему следить за мной?

Луиза увидела, что ее вопрос о Лизе сильно не понравился Глебу. Его щеки налились пунцовым
румянцем, а глаза начали бегать по сторонам. Она поняла, что попала в самую точку, и уже не могла
удержаться от распирающего ее любопытства:

- Неужели ты влюбился в эту простушку?




- Лиза мне нравится, - тихо ответил Глеб, - у нее ангельская душа. И не такая уж она и простушка,
как тебе кажется.. Лиза необычайно похожа на мою матушку!.. Может, я люблю ее!




- Ты?.. Любишь ее? – Глаза Луизы округлились от удивления, и ее беззаботность сменилась беспокойством.
– Н-е-е-т!.. Этого не может быть! Я не верю тебе, Глеб!.. Ты никогда никого не любил..
Ты хочешь использовать ее в своих целях!




- Это неправда!.. Лиза мне чрезвычайно дорога, и я не собираюсь причинять ей зло! – начал оправдываться Глеб.
– Ей ничего неизвестно о нашем деле.

- Я надеюсь на это, братец!.. Но лучше всего будет, если ты оставишь ее в покое!..
Я не хочу, чтобы эта девушка как-то пострадала.




- Это не твои заботы, Луиза!.. Не смей вмешиваться в мою жизнь! – Резко ответил Глеб и нервно
застучал пальцами по деревянному подлокотнику кресла.




- Не вмешиваться в твою жизнь?!.. Вот как ты заговорил!.. А в мою… жизнь… можно, значит, вмешиваться?–
прошипела Луиза и со злостью посмотрела на него. - Там, в Швейцарии, ты заставил меня выйти замуж за
этого с-та-а-рого… ме-е-р-зкого… Бланжа!




- Это нужно было для дела, ты ведь знаешь! – попытался оправдаться Глеб, но увидел, что его
слова не успокоили ее, а, наоборот, еще больше распалили, и он вынужден был продолжить.
- Если бы ты не вышла за него замуж, то мы бы никогда не выбрались из нищеты и не смогли
бы осуществить свой план!.. Если бы не деньги этого «старого и мерзкого господина», как ты
изволила выразиться, ты бы сейчас спала не на мягкой перине с белыми простынями и носила
бы не эти дорогие платья.. И разве ты была бы на сцене Императорского театра?.. А?..
Или, может, ты забыла, как несколько лет назад стирала грязное белье и мыла полы у богатых
господ?.. Твое счастье, что господин Бланж обратил на тебя внимание и влюбился без памяти!..
Он дал тебе то, что нам так было необходимо – деньги, а вместе с ними и положение в обществе!..
И если…




- Все, хватит, Глеб! – остановила его Луиза, не позволив ему договорить то, что она прекрасно знала и без него.
– Хватит!.. Можешь не продолжать.




В комнате наступила тишина.
Глеб посмотрел на Луизу, которая сидела возле зеркала с каменным выражением лица,
и понял, что своими словами больно ранил ее. Луиза была единственным человеком,
которому он доверял и любил по-настоящему. С того самого момента, как его мать
подобрала на улице бедную несчастную девочку, которая находилась в рабстве у нищих,
она стала для него сестрой, которую он поклялся любить и оберегать.

- Луиза, прости меня!.. Я обещаю тебе, что… ты еще будешь счастлива!..
Когда виновные будут наказаны, мы уедем отсюда далеко-далеко. Туда,
где нас никто не знает!.. Ты выйдешь замуж за любимого человека и нарожаешь
кучу детишек.. Я, возможно, женюсь на Лизе.






- Ты на самом деле любишь эту девушку? – Все еще не верила Луиза.

- Не знаю. Любовь ли это?.. Ты верно подметила, я никогда никого не любил,
а теперь места себе не нахожу… Постоянно думаю о ней.


- Ну, так это же прекрасно! – Радостно воскликнула Луиза и по-сестрински поцеловала его.
Глеб немного смутился. По его виду было видно, что он испытывает неловкость от того, что
поддался минутной слабости и рассказал о Лизе, тем более что он не был до конца уверен в
своих чувствах.





- А если я скажу тебе, что тоже влюблена? – неожиданно сказала Луиза, решив, что настал
подходящий момент для признания.

- Ты влюбилась? – Все еще не чувствуя никакой опасности, удивился Глеб.
– И кто же… этот счастливчик?

- Это… Петр Игнатьевич.





Как только Глеб услышал имя князя Стрешнева, лицо его мгновенно побагровело от ярости.

- Н-е-е-т! – закричал он и вскочил со своего места. - Это невозможно!

- Отчего невозможно?




- Только не в него!.. Ты не можешь себе этого позволить, Луиза!.. Он – враг! – кричал Глеб.
– В своем ли ты уме?.. Ты что же это, решила порушить весь наш план?




- Успокойся, Глеб! Ничего я не собираюсь порушить! – закричала в ответ она и обессиленно
уронила голову на руки. - Просто я устала!

- Устала?! – Прохрипел Глеб и посмотрел на нее.




Он понял, что Луиза находиться на грани истерики и, если сейчас он не успокоит ее,
то все их планы пойдут прахом.

- Луиза, потерпи еще немного! – ласково прошептал Глеб и обнял сестру за плечи.
- Скоро они все получат по заслугам, и мы уедем!.. У нас начнется новая жизнь… Счастливая жизнь!


- Счастливая? – сквозь слезы прошептала она и с надеждой посмотрела на него. - А будет ли она у нас?!






- Будет!.. Обязательно будет. Мы ее заслужили!.. А про князя Стрешнева забудь!
Он – не твоя судьба!.. Забудь его, Луиза!.. Он мерзавец и негодяй, который недостоин твоей любви!

- Иногда мне кажется, что он ни в чем не виноват! – задумчиво произнесла Луиза.
- У него такое чуткое и доброе сердце. Разве человек с таким сердцем может совершить что-то дурное?





- «Доброе и чуткое сердце»?.. Если бы это было так, то он никогда бы не позволил себе
выгнать беременную женщину на улицу, даже если она и оступилась один раз!..
Ты ведь сама слышала рассказ моей матушки, что он даже не впустил ее в свой дом, когда
она пришла к нему просить о помощи. Он даже не вышел к ней, а передал свои слова с ее
сестрой. Так как ты можешь жалеть его, Луиза?.. Он такой же, как и моя тетушка, которая
так печется о своей дворянской чести!.. Чем он лучше ее?.. Он… его брат… и даже родная
сестра отказались от нее, решив, что она недостойна их.





- Не знаю!.. Я все время вспоминаю рассказ твоей матери, и у меня перед глазами встает
образ совершенно ДРУГОГО князя Стрешнева, а не того, которого я знаю и вижу каждый
день!.. Как будто это два совершенно разных человека!.. Каждый день… каждый час…
каждую минуту, когда я нахожусь подле него, я пытаюсь найти в нем что-то такое, что указало
бы мне на его ничтожную натуру. Но я этого не нахожу!.. И знаешь, о чем я стала думать в
последнее время?.. Я бы очень хотела забыть историю твоей матери или… вовсе не знать ее
никогда!.. Я устала, Глеб, от всего этого!.. Как я устала НЕНАВИДЕТЬ!.. И так хочу ЛЮБИТЬ!..
Просто любить, не оглядываясь назад…




- Мы будем любить, сестренка!.. Обязательно будем, но… не сейчас… Потом… Когда все
наши враги будут наказаны!.. Если бы тогда, когда она молила о помощи, княгиня Волконская
и князь Стрешнев не отвернулись бы от нее и подали бы ей свою руку, моя матушка была бы
сейчас жива.

- Я все это понимаю, Глеб, но поделать с собой ничего не могу. Он так глубоко проник в мою
душу, что… Господи, за что мне такое наказание?!.. Я сама угодила в ту самую ловушку, которую
мы уготовили для Петра Игнатьевича, Глеб!




- Замолчи!.. Я больше не желаю этого слышать! – что есть силы закричал Глеб и с укором посмотрел на нее.
- Или ты возьмешь себя в руки, или я сам завершу наше дело!




- Успокойся!.. Я не собираюсь отказываться от нашего плана...
Я никогда не предам тебя, Глеб, и память о твоей матери!..
Я обязана Анне своей жизнью.




- Я рад!.. Важно, чтобы ты всегда помнила об этом, сестричка!




Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

13:10 

Золотой колокольчик судьбы. Глава 33

Глава тридцать третья

Тайны прошлого


В главе использована музыка Р. Вагнера "Сон в летнюю ночь"

После свидания с Мишей, счастливая и окрыленная мечтами о предстоящем тайном
венчании со своим возлюбленным, Сашенька буквально влетела в переднюю дома
Стрешневых и принялась кружиться на одном месте, напевая веселую мелодию, но,
услышав грозный и властный голос своего дяди, доносящийся из гостиной, замол-
чала и прислушалась.




«Вы можете мне, наконец, объяснить, что здесь происходит и где княжна?.. Разве я
не приказывал вам следить за ней и без моего разрешения не выпускать ее из дома?!» -
отчитывал слуг князь Стрешнев, все больше и больше раздражаясь. Слышно было,
как он в гневе метался по комнате, лишь изредка останавливался перед слугами и
молча смотрел на их лица, ожидая хоть какого-то вразумительного ответа, и, услы-
шав в ответ лишь сопение и всхлипывание, снова принимался ходить.




- Мария, я столько лет доверял тебе, но теперь… Ты все больше и больше разочаровываешь меня!..
Что же ты молчишь?.. Или тебе нечего мне ответить?.. Или ты хочешь, чтобы я… выгнал тебя?




- Нет-нет, дядюшка! Мария тут ни при чем!.. Я вам сейчас объясню! – ответила за
горничную княжна, входя в гостиную. Стоя у дверей в передней и услышав, что дя-
дя собирается наказать ни в чем неповинных людей, Саша поспешила вмешаться.

– Прошу вас, дядя, отпустите слуг!.. Они ни в чем не виноваты.

- Хорошо. Вы можете возвращаться к своим обязанностям! – резко бросил Петр
Игнатьевич слугам и, заложив руки за спину, повернулся к окну.




- Дядюшка, я ездила на Невский, чтобы встретиться с Мишей, - нерешительно начала
свой рассказ Сашенька и замолчала. Она со страхом посмотрела на дядю, боясь уви-
деть в его глазах гнев и разочарование, но Петр Игнатьевич все также стоял возле ок-
на с суровым видом и молчал.




Наступила гробовая тишина. Лишь слышно было, как стрелки на больших старинных
часах отсчитывают время.




- Продолжай! – Все тем же тоном ответил князь.

- … Я знаю, что после этого вы рассердитесь на меня, но… - Сашенька вновь замолчала.
Она ждала, что дядя в любую секунду разозлиться и начнет кричать на нее, но ее слова,
казалось, не оказывали никакого воздействия, он продолжал смотреть в окно, как будто
то, что происходило там, за окном, было намного важнее, чем ее признание.




Немного подумав и набравшись, наконец, храбрости, Сашенька вдруг выкрикнула:
- Вы что угодно можете со мной делать: запереть в комнате, привязать к стулу,
накричать на меня, но я никогда не выйду замуж за князя Арбенина!.. Я люб-
лю князя Михаила Волконского и обвенчаюсь только с ним!.. А теперь можете
ругать меня, кричать, лишить наследства… Мне все равно!.. Миша скоро верне-
тся, и мы обвенчаемся без вашего благословения!




Выпалив всё это на одном дыхании, как будто боясь, что дядя в любом момент
оборвет ее на полуслове, княжна замолчала и со страхом посмотрела на него.
В комнате снова наступила тишина, которая продлилась всего несколько минут,
но для Сашеньки они показались целой вечностью. Ей хотелось, чтобы весь этот
кошмар поскорее закончился, и дядя поскорее бы уже определил ей самое суро-
вое наказание, к которому она была готова, но он все молчал.
Наконец, Петр Игнатьевич повернулся к Саше и посмотрел на нее с таким сожале-
нием и сочувствием, как будто знал намного больше о ее возлюбленном, чем она
сама, и от этого знания ему становилось не по себе.

- Ты сказала, что Миша скоро вернется… Он уехал в Москву, не так ли?

- Откуда вы знаете? – Сашенька удивленно посмотрела на дядю.




- Узнал от Екатерины Львовны. Я только что был в церкви, там и встретил ее…
Зашел разговор… Она сказала, что нынче вечером Миша едет в Москву.

- Он едет вместе со своим отцом по делам фабрики, - поправила его княжна,
не понимая, к чему клонит дядя.




- Это он тебе так сказал?.. Тогда ты должна знать, что вместе с ними также едет и Софья Лещинская.

- Софья Лещинская?.. Нет-нет, вы что-то путаете, дядя!




- Я ничего не путаю, Саша! – Петр Игнатьевич замолчал и с сочувствием посмотрел на племянницу.
– Я вижу, что князь ничего не сказал тебе про нее! Верно?




- Да, – тихо произнесла Сашенька, все еще не веря в то, что только что услышала.
Она не понимала, почему Миша ничего не сказал ей про Лещинскую?! Почему он
скрыл это от нее? Мысли одна за другой лезли в ее маленькую хорошенькую голо-
вку и буквально путались там, не предвещая ничего хорошего.




- Я не верю вам! – сквозь слезы прокричала Сашенька.
– Вы специально так говорите, чтобы я перестала верить Мише!.. Это нечестно!..
Это подло... низко… и омерзительно!.. Вы становитесь таким же, как… как…
все это светское общество, как… Екатерина Львовна!.. Вы говорили, что люби-
те меня, как дочь, но это неправда!.. Вы вообще не способны кого-то любить!..
Мой отец уехал из дома только, чтобы не видеть вас!.. От вас даже невеста сбе-
жала, потому что никогда не любила вас и не хотела выходить за вас замуж!

- Замолчи!.. Ты сама не понимаешь, что говоришь! – Резко одернул ее князь.




- … Вы сами никогда не были счастливы и поэтому хотите, чтобы и я была несчастна! –
Продолжала Саша, не обращая внимания на резкое замечание дяди. - Вот письма Анны,
которые Миша нашел в своем загородном имении!.. Я все знаю!.. Анна сбежала от вас,
потому что ее хотели выдать замуж за вас против ее воли!.. Только вы желали этого бра-
ка, а потом двадцать с лишним лет строили из себя жертву!




- Замолчи! – Прорычал Петр Игнатьевич, едва сдерживая себя, чтобы не ударить племянницу.




Резкий крик дяди подействовал на Сашу отрезвляюще, и она замолчала,
подавив в себе рвущийся из груди крик отчаяния.
Петр Игнатьевич резко повернулся и подошел к камину. На его лице отра-
зилась неподдельные мука и боль, которые он прятал в себе долгие годы
от посторонних глаз, но теперь больше не в силах был скрывать правду.
Он тихо застонал и положил руку на сердце, которое бешено колотилось
и, казалось, вот-вот вырвется из груди.




- Саша, прошу тебя сесть и спокойно выслушать меня! – сдавленным голосом
сказал он и сел на диван.
– Я расскажу тебе все, что вы с князем так хотели узнать обо мне и Анне, но…
ты выслушаешь меня молча, не перебивая!

- Хорошо, - тихим, едва слышным, голосом произнесла княжна.




Петр Игнатьевич несколько секунд сидел молча, как бы собираясь с силами,
затем внимательно посмотрел на племянницу и начал свой рассказ.



Прослушать или скачать Рихард Вагнер Сон в летнюю ночь бесплатно на Простоплеер

- Мое детство прошло здесь, в этом доме, беззаботно и счастливо…
Как и все дворянские дети, мы с твоим papa имели самых лучших учителей, которые были
выписаны к нам из Европы, нянек и гувернёров… Наша maman любила нас так искренне
и нежно, что любая наша прихоть тут же исполнялась… Мы с братом не знали отказа ни в
чем!.. Когда я достиг 18-летнего возраста, отец отправил меня за границу учиться…
Там я обрел новый дом, друзей, и только лишь спустя пять лет я вернулся обратно в Петербург…
Как только я вновь переступил порог нашего дома, мои родители начали суетиться насчет мое-
го будущего. Они хотели непременно найти для меня подходящую партию, чтобы как можно ско-
рее женить меня… Я отчаянно противился этому их желанию, пока… пока не встретил Ее!..
Моя maman очень любила посещать светские рауты, салоны, балы и все делала для того, чтобы
мы с братом сопровождали ее. На одном из таких раутов нам были представлены сестры Оболен-
ские… Старшую княжну звали Анной, а младшую – Екатериной.




<
b>- Это были тетя Миши и будущая княгиня Волконская? – осторожно спросила Сашенька,
боясь гнева дядюшки за то, что она нарушила главное правило: слушать молча и не перебивать.


- Да, - спокойно ответил Петр Игнатьевич.
– Екатерина Львовна была на два года моложе своей сестры, но намного увереннее и смелее…
Она легко вступала в разговоры, шутила и смеялась, а вот Анна… Анна была другой (Голос
Петра Игнатьевича изменился, стал намного мягче и неж-нее). Она вела себя сдержано, мало
говорила, лишь изредка поднимала на меня глаза и улыбалась…
Я влюбился в нее с первого взгляда и ни о чем другом думать больше не мог!.. Я рассказал
об этом maman, и она одобрила мой выбор. На следующий день мы отправились к Оболенским…
Анна Львовна, к моему удивлению и счастью, дала свое согласие на брак, и я стал официальным
ее женихом… Я был настолько влюблен и наслаждался этим счастьем, что не замечал, что твори-
тся вокруг… Вернее, меня это вовсе и не интересовало, и порой мне казалось, что, если бы даже
кто-то пришел и рассказал мне обо всем, я бы вдруг сделался глухим!.. Когда человек влюбляе-
тся,в нем начинают проявляться не только самые лучшие качества, но и самые худшие… Если ты
видишь, что предмет твоей любви начинает охладевать к тебе, то делаешь все, чтобы не замечать
этого. Не это ли и есть высшее проявление эгоизма?.. Я чувствовал, что Анна не любит меня, как
должна любить невеста своего жениха, но закрывал на это глаза… Я не желал…
Я не хотел признаться даже самому себе в этом!.. Вот, что самое ужасное – нежелание видеть прав-
ду и принять ее такой, какая она есть!.. Мне нравилось это мое новое состояние и положение…
Я обманывал… Я убеждал себя… других… и, наконец, Анну в том, что мы с ней будем непременно
счастливы, когда предстанем перед алтарем и поклянемся друг другу в любви и верности, как будто
только от этого зависело наше счастье!..Я видел, что она стала еще более замкнутой, чем прежде, но
притворился слепым… За две недели до свадьбы Анна вдруг уехала в их загородное имение… Мне
об этом сообщила Екатерина Львовна в своем письме… Я немедленно отправился к Оболенским, но
старая княгиня заверила меня, что с княжной все в порядке, и она скоро вернется в Петербург…
Когда наступил день нашего венчания, я с родителями приехал в церковь, где нас уже ожидали гости…
Было очень много гостей!.. В церкви ко мне подошла Екатерина Львовна и сказала:
«Вы еще увидите, кем на самом деле является моя сестра!». «Что это все значит, княжна?» - спросил
я ее, но она только засмеялась в ответ и вышла из церкви… В назначенный час Анна не появилась…
Все гости начали задавать друг другу один и тот же вопрос: «Где же невеста?», а я стоял рядом и не
знал, что ответить им… Родителей Анны тоже не было, и этот факт начал смущать всех, в том
числе и меня… Безуспешно прождав еще час, мы все, наконец, узнали страшную новость – Анна сбе-
жала из дома… Она сбежала от меня, отдав предпочтение другому!.. Я был опозорен и обесчестен!..
А самое главное - я не знал, кого мне вызывать на дуэль… Они лишили меня этой возможности!..
Через некоторое время я узнал имя своего соперника.




- Кто же это был?

- Это уже неважно!.. Прошло немного времени, и я узнал, что этот негодяй бросил ее…

- Как же это возможно?.. Почему? – испуганно произнесла Сашенька и непонимающе
посмотрела на дядю.
– Разве он не достаточно любил ее, раз решился на такой смелый поступок?

- Видимо, не такая эта была великая любовь, Сашенька!.. А ты думала, что легко
это отказаться от привычной беззаботной жизни, полной роскоши и богатства?..
Для Него и Анны вход в приличные дома и заведения был закрыт навсегда…
Ее семья отказалась от нее, а отец проклял и лишил наследства. Им пришлось
самим зарабатывать на жизнь, чтобы не умереть с голоду.
- Что же дальше стало с Анной после того, как возлюбленный бросил ее?
- Я не знаю, что с ней произошло потом… После того, как моя боль и гнев немно-
го утихли, я попытался найти ее, но мне не удалось… Анна исчезла.




- И вы никогда больше не видели ее?

- Нет… Я даже не знаю, жива ли она… Но видит бог, я очень хотел найти ее!..
Если бы мне удалось это сделать тогда, я бы вновь предложил ей руку и сердце.




Петр Игнатьевич встал и налил себе свой любимый английский бренди.
Сашенька сидела молча, потрясенная рассказом дяди. Она вновь и вновь прокручивала
у себя в голове всю эту историю, и все больше ее охватывало чувство жалости к своему
дяде и стыда за свое недавнее поведение.






- Дядя, только я не понимаю, зачем это все нужно было скрывать от меня?..
Что такого в этой истории, о чем я не должна была знать? – осторожно спросила она.




Петр Игнатьевич вздрогнул от внезапного вопроса племянницы, словно не знал, что она может
задать его, и вспомнил слова княгини Волконской: «Князь, я готова хранить и дальше тайну о
прошлом отца Саши, если и вы пообещаете мне кое-что!.. Вы должны сделать все, чтобы ваша
племянница держалась как можно дальше от моего сына!.. Если наш договор будет нарушен,
то будьте уверены, что княжна узнает, кем на самом деле являлся ее горячо любимый батюшка!..
Я думаю, что эта новость разобьет ее сердце. Ведь вы сами говорили мне, что она боготворила
его… Бедная Сашенька! Тяжело ей будет узнать правду».




- Дядя?




- Сашенька, никакой тайны нет!.. Я просто не хотел предаваться горьким воспоминаниям,
потому что они причиняют мне боль… Ты вольна поступать так, как считаешь нужным, но…
я бы хотел предостеречь тебя от необдуманных поступков.

- Дядя, я люблю Мишу, а он… любит меня!.. Мы хотим быть вместе… Что в этом плохого?

- Ничего плохого в этом нет, но… ты знаешь, что Екатерина Львовна не одобряет эти отношения!..
Саша, подумай, что будет с тобой и Мишей, если вы обвенчаетесь тайно?.. Миша – дворянин,
единственный сын у родителей… Перед ним открыты все двери… Если он пойдет против воли
родителей, то потеряет все!.. Он лишиться наследства, положения в обществе, прекрасной карье-
ры врача! Все-го!.. Вы не сможете появиться вместе ни в одном приличном доме!.. Наша жизнь,
увы, так устроена, что любой неверный шаг, и ты становишься предметом насмешек и презрения!..
Ты готова пойти на это?




- Я готова, дядя!.. Мне не нужны деньги, положение в обществе…
Мне ничего не нужно, кроме любви Миши!

- А он готов?.. Ты уверена, что через год или два он не упрекнет
тебя в том, что из-за тебя лишился всего?.. Ты сама сможешь жить
с таким грузом?




Саша молчала. Никогда раньше она не задумывалась над тем, о чем говорил сейчас дядя.
А что если дядя прав? Ведь именно из-за нее Миша может лишиться не только наследства
и блестящей карьеры врача, но и самого дорого, что может быть у человека – матери. Как
она может встать между ним и его матерью? Она, которая так горячо любила свою мать и
так страдала от ее внезапной кончины. Нет ничего ужаснее, чем лишиться своей maman на-
всегда!




- Что же ты молчишь, Саша? – повторил свой вопрос Петр Игнатьевич.
– Если ты уверена, что поступаешь правильно, то можешь венчаться с
князем Волконским… Я не буду больше тебя отговаривать. Напротив –
я благословлю вас!




- Я не знаю, - сквозь слезы произнесла Сашенька, - что ответить вам!..
Вы все верно говорите, дядюшка, но… Как я могу разлучить сына с
матерью и стать причиной их разлада?.. Нет!.. Я… слишком люблю
Мишу, чтобы… чтобы… принять от него эту жертву!
Произнося последние слова, Сашенька больше уже не в силах была
сдерживать слезы, которые буквально душили ее и острым комком
стояли в горле, пытаясь вырваться наружу. Она расплакалась.
Петр Игнатьевич искренне сочувствовал ей, но понимал, что не в силах
был помочь ей. Сашенька должна была сама принять решение.




- Дядя, вы позволите мне поехать к князю Арбенину прямо сейчас? – Всхлипывая,
спросила Сашенька и посмотрела на него. - Я хочу сообщить ему, что… согласна стать… его женой.






Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

11:27 

Золотой колокольчик судьбы. Глава 32

Глава тридцать вторая
Письма из прошлого


… Тайны прошлого, раскрытые в неверном свете,
могут бросить тень на будущее.
А. Илларионова


В главе использована музыка Моцарта


В чайной господина Завьялова с утра было мало посетителей, но Лиза знала,
что к часам двенадцати в зале станет многолюдно и шумно, и поэтому она
старалась сейчас выполнить как можно больше заказов: напечь ароматных
булочек с маком, творогом и карамелью, а затем разнести их клиентам.
Иван, как всегда, снова где-то пропадал, и Лиза вынуждена была работать одна за двоих.
"Ну, погоди у меня, братец! Вернешься, я тебе такое устрою!" - думала она про себя,
раскладывая булочки по коробкам.





Сашенька и Михаил Волконский сидели за крайним столиком, пили чай с пирожными и разговаривали.





После визита князя Арбенина и неприятного разговора с дядей юная княжна Стрешнева не находила себе места.
Она, словно тень, бродила по комнатам, постоянно о чем-то думала, а когда увидела в окно, что дядя уехал по
своим делам, велела своей горничной Марии одеваться. Сашенька понимала, что кроме Миши ей сейчас никто
не сможет помочь, и только при личной встрече она сможет рассказать ему о неожиданном предложении князя
Арбенина.
Прежде чем поехать на Невский проспект, Саша написала записку своему возлюбленному и отправила Марию к
Волконским, предупредив ее, что записка должна быть вручена молодому князя лично, и он должен незамедлительно
выехать из дома.


- Сашенька, я не могу поверить в то, что вы мне рассказали! Петр Игнатьевич серьезно решил выдать вас замуж за Арбенина?..
Неужели он не понимает, что от этого брака не выиграет никто? - Миша весь кипел от злости и ревности. – Я поеду к Арбенину
и все ему объясню! Я скажу ему, что вы не любите его.





- Нет-нет!.. Миша, вы не должны этого делать!.. Я должна сама сказать ему это. Он показался мне чутким человеком,
способным понять чувства другого…




– А что если он не передумает и не откажется от своего намерения жениться на вас? – с жаром произнес Миша и
внимательно посмотрел на Сашеньку.

- Мне даже подумать об этом страшно! - едва слышно ответила несчастная девушка, и ее губы задрожали.
Она, наконец, осознала весь ужас своего положения, и чем больше она об этом думала, тем меньше верила
в то, что они смогут найти выход из сложившейся ситуации.




Увидев слезы в глазах любимой, Миша тут же пожалел о своих словах. Он понял, что должен найти нужные слова, чтобы успокоить ее.

- Сашенька, дорогая моя, простите меня! – с чувством прошептал Миша, глядя в глаза девушки - Мы обязательно найдем какой-нибудь выход…
Ведь Петр Игнатьевич не сможет заставить вас силой идти к алтарю.






- Мишенька, я боюсь, что мне не хватит мужества противостоять дяде!.. По закону он является моим опекуном,
и я обязана подчиниться его воле.




- Что значит «подчиниться его воле»?!.. Саша, вы не его собственность и совершенно не обязаны делать то, что он «считает нужным»! –
возмутился Миша. – Если понадобиться, я поеду к нему и скажу все, что я думаю. В конце концов, почему два любящих человека
должны страдать из-за какой-то там давней истории, которая произошла между их семьями?




- Что еще за история?.. О чем это вы, Миша? – спросила вдруг Сашенька и внимательно посмотрела на него.
– Вы что-то узнали о прошлом моего дяди?




Миша понял, что случайно проговорился, и княжна ждет от него объяснений.

- Да… Я не хотел вам говорить раньше, пока не узнаю что-нибудь еще. Но раз уж так получилось, я расскажу то,
что мне удалось выяснить. – Миша расстегнул свой пиджак, из внутреннего кармана достал небольшую пачку писем,
аккуратно перевязанных тонкой зеленой ленточкой, и положил их на стол прямо перед княжной.




- Что это? – удивилась Саша.




- Это письма, которые я случайно нашел на чердаке нашего дома в Митино… После нашего с вами разговора на балу,
я решил расспросить свою старую няню о тете Анне, маминой сестре… Она, конечно, сначала отказывалась говорить
о ней, но потом все-таки кое-что рассказала... Няня сказала, что маменька сильно поссорилась с тетей Анной, после
чего последняя уехала в имение и жила там какое-то время одна.


- Что было дальше?




- Я поехал в имение, чтобы поговорить там с бывшими слугами, которые работали еще при дедушке…
В живых остался только бывший дворецкий… Он живет сейчас со своей дочерью и его здоровье
оставляет желать лучшего.




- Ну и что?.. Он что-нибудь рассказал вам? – нетерпеливо торопила его Сашенька.




- Да, но не так много, как мне хотелось бы… Оказывается, тетя Анна была просватана за одного состоятельного князя…
И за кого бы вы думали?

- Неужели… - начала догадываться Сашенька и удивленно посмотрела на Мишу.




- Вы правильно подумали!.. Анна была невестой Петра Игнатьевича... Об этом же я узнал и из ее писем,
которые она писала своим родителям… В них она просит не выдавать ее замуж за него, потому что любит
другого человека, но из других писем видно, что ее мольбы и слезы остались без ответа. – Миша замолчал
и взял в руки одно из писем. – Имя этого человека, к сожалению, я так и не смог узнать. Она нигде не называет
его по имени, а только «он», «его», но из всего этого ясно, что чувства Петра Игнатьевича остались без ответа…
Может быть, поэтому Анна и сбежала из дома?!




- Если Анна действительно сбежала из-под венца, то все равно ничего не понятно!..
Какое отношение имеет к нам вся эта история?.. И отчего Екатерина Львовна и дядя
скрывают ее от всех?




- Мне тоже пока мало, что понятно, но я выясню это!.. Я прочитал несколько писем, но, к сожалению,
там больше ничего нет… Правда, есть еще одно письмо… Но это даже и не письмо, а записка, в которой
маменька сообщает тете, что дедушка отрекся от нее и лишил наследства.




- Не понимаю, почему дядя не отказался от свадьбы, если Анна не любила его?..
Или он не знал о ее чувствах? – задумчиво произнесла Сашенька и быстро замотала
головой. – Нет-нет!.. Тут что-то не так!




- Сашенька, родная моя, - Миша улыбнулся и нежно поцеловал ее руку, - я обязательно все узнаю,
как только вернусь в Петербург.

- Вы уезжаете? – удивилась Сашенька.




- Да… Но это ненадолго… Я еду в Москву со своим отцом по семейным делам…
Вам, наверное, известно, что там у нас своя фабрика…





Прослушать или скачать Ближе к мечте бесплатно на Простоплеер


- Я этого не знала, - тихо ответила Саша, и на ее лице появилась грусть.
– Ну что же!.. Я буду ждать вас!.. Возвращайтесь быстрее, Мишенька!






- Я постараюсь не задерживаться там, ведь у нас еще столько важных дел здесь…
Сашенька, а если Петр Игнатьевич не откажется от своего решения выдать вас
замуж за Арбенина… Вы готовы обвенчаться со мной? – вдруг спросил Миша
и, немного подумав, добавил, – Тайно?




Сашенька с тревогой посмотрела на него, затем улыбнулась и сказала:
- Я готова пойти за вами, Мишенька, хоть на край света!.. Вы только обещайте мне…

- Что?




- Что будете любить меня всегда и никогда не предадите нашу любовь!
Миша с восхищением посмотрел на нее, взял ее маленькую ручку и приложил к своей груди.




- Сашенька, пока бьется это сердце, клянусь Вам, что Вы никогда не останетесь одна!..
Я всегда буду любить и оберегать Вас от любых несчастий!.. Прошу Вас верить мне…
Я никогда не предам Вас!




- Я верю Вам, Мишенька!.. Я готова ждать Вас целую вечность!






Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:30 

Золотой колокольчик судьбы (продолжение)

Глава тридцать первая

Сватовство


Князь Стрешнев сидел в своем кабинете за большим дубовым письменным столом и просматривал хозяйственные книги,
к которым он не прикасался несколько недель. Рядом стоял его управляющий, в руках которого находилась утренняя корреспонденция,
и он терпеливо ожидал своей очереди. Петр Игнатьевич закончил читать последнюю страницу и закрыл книгу.





- Ну, что же, все в полном порядке!.. Я доволен вашей работой, господин Урусов.

Глеб облегченно вздохнул, и на его лице появилась довольная улыбка.
- Ваше сиятельство, вот тут утренние газеты и несколько писем. Изволите их просмотреть прямо сейчас?







- Да-да! У меня еще есть несколько свободных минут. – Петр Игнатьевич отложил расходные книги на край стола и
притянул поближе к себе небольшую стопку писем. – От графа Березина… Приглашает к себе в имение на охоту…
Это от господина Вихрева… Предлагает купить у него лес для строительства школы… От княгини Елагиной…
Поздравляет с помолвкой…

- Примите и мои поздравления, Ваше сиятельство!.. Каждый день я не устаю благодарить Господа за то, что так осчастливил мою сестру!






- Благодарю вас, Глеб Дмитриевич!.. Я и сам до сих пор не могу поверить в то, что Луиза, наконец, дала свое согласие на брак со мною…
О таком я даже и не мог мечтать! – воскликнул счастливый князь, но вдруг замолчал и виновато посмотрел на Глеба. – О, простите меня,
господин Урусов!.. Я так виноват перед вами! Вы являетесь самым близким и, можно сказать, единственным родственником моей невесты,
а служите у меня управляющим. Это нехорошо, нехорошо, мой друг!

- Ну, что вы, ваше сиятельство!.. Я вполне доволен своим положением…
Если бы не ваше доброе сердце, неизвестно, как сложилась бы моя судьба!..
Позвольте мне и дальше оставаться при этой же должности?!.. Прошу вас!





- Ну, хорошо, раз вы так сами того желаете… Так тому и быть! – заключил Петр Игнатьевич и вернулся к своему прежнему занятию.
– Что тут у нас еще?.. Письмо от княгини Волконской… Это я, пожалуй, прочитаю прямо сейчас. Интересно, чего она хочет от меня?!





«Любезный друг мой Петр Игнатьевич!
Я только что получила известие о том, что Вы собираетесь обвенчаться с мадам Бланж.
Нельзя сказать, что я с особой радостью восприняла эту новость, но все равно позвольте поздравить Вас с помолвкой и
пожелать Вам всякого блага. Молю Бога о ниспослании Вам еще многих счастливых лет жизни и необходимого для этого
здоровья, чтобы праздновать Вашу золотую свадьбу.
Мой друг, а теперь позвольте мне обратиться к Вам с просьбой о помощи, потому как мне больше некого просить об этом!
Нынче я узнала, что мой сын и ваша воспитанница Сашенька продолжают вести тайную переписку между собой, а может
даже и встречаться наедине в то время, как им было запрещено всякого рода общение. Если не положить всему этому
безобразию (по- другому я это назвать и не могу) конец, то мне страшно представить к каким ужасным последствиям
это все может привести! Мы с Сергеем Степановичем все еще имеем намерение женить нашего сына Михаила на Софье
Лещинской, так как не видим причин, чтобы отменить это решение.
Прошу у Вас одного – не лишайте меня Вашей дружбы и примите должные меры в отношении вашей племянницы.

С почтением и уважением искренне преданная Вам
княгиня Екатерина Львовна Волконская»





Еще раз перечитав письмо, Петр Игнатьевич нахмурился, дрожащими пальцами смял лист и метким броском отправил его
в корзину для мусора. Глеб внимательно следил за каждым движением князя, а затем спросил:
- Простите меня за излишнее любопытство, Ваше сиятельство, но в этом письме было что-то такое, что расстроило вас?




- Нет-нет… Все в порядке! – быстро ответил князь, но немного подумав, решил, что может довериться своему управляющему,
который сумел доказать на деле свою преданность, тем более, что в скором времени он станет его близким родственником.
– Вы совершенно правы, я получил плохие известия!.. Княгиня Волконская сообщает, что Саша тайно переписывается с ее
сыном, а может даже и встречается!.. Как это возможно?.. Я же запретил всем слугам передавать письма княжны Волконским!..
Или кто-то осмелился ослушаться?

- Ваше сиятельство, я думаю, что никто из слуг не посмел бы… Хотя…

- Что?

- Мне кажется, что Мария могла это сделать!

- Мария?





- Да… Горничная княжны, - пояснил Глеб. – Она довольно часто куда-то выходила, когда вы были в имении…
Вполне возможно, что это она помогала княжне.




- И что же теперь мне со всем этим делать? – спросил Петр Игнатьевич и так посмотрел на Глеба,
как будто это он был во всем виноват.

- Ваше сиятельство, я немедленно рассчитаю и прогоню прочь эту мерзавку из вашего дома! –
Глеб направился к выходу, чтобы немедленно исполнить то, о чем он только что сказал, но князь остановил его.




- Нет-нет, подождите!.. Я не собираюсь выгонять Марию. Она много лет служит у меня, и я не хочу,
чтобы эта девушка расплачивалась за необдуманные поступки княжны.

- Как прикажете, Ваше сиятельство!.. Неужели вы даже ничего не скажете ей?.. Она нарушила…

- Мария не виновата! Она выполняла приказы Александры Васильевны… Что же мне делать с Сашенькой?..
Как быть?.. Княгиня Волконская ясно дала понять, что не отступит от своего. Я должен что-то предпринять,
иначе это сделает княгиня… А я знаю, какой характер у Екатерины Львовны. Если она что-то задумала, то
непременно это исполнит.

- Может отправить княжну в ваше имение?.. Там она будет далеко от объекта своей любви и возможно
вскоре выкинет из головы всякого рода глупости.

- Пожалуй, вы правы! – воскликнул Петр Игнатьевич, искренне радуясь, что нашел, наконец, верное решение
своей проблемы. – Глеб Дмитриевич, вы мне очень помогли!.. Благодарю вас за совет!.. Именно так и следует
мне поступить!.. Что там у нас еще?




Петр Игнатьевич взял следующее письмо и начал разворачивать его, но неожиданно раздался стук в дверь,
и он услышал голос служанки.
- Ваше сиятельство, прибыли княгиня и князь Арбенины с визитом!




- Проводи в гостиную!.. Я сейчас буду… Да, и скажи Александре Васильевне, чтобы спустилась к гостям! –
крикнул Петр Игнатьевич и убрал все письма в ящик стола. – Княгиня Арбенина писала мне на днях…
Надеюсь, что ее визит к добру!




Княгиня Арбенина с важным видом вошла в гостиную и осмотрелась.
- А что же князь?.. Он занят делами?

- Его сиятельство сейчас будут, - ответила Мария и вышла из комнаты.




Мария Александровна прошла к камину и начала греть озябшие руки.
- На улице стало так холодно!..




- Княгиня, простите меня за то, что заставил вас ждать! – Воскликнул Петр Игнатьевич, входя в гостиную.
– Весьма рад видеть вас у себя, драгоценная Мария Александровна!

- Ну, что вы, князь! Это мы просим прощения, что отрываем вас от важных дел…





- Князь, весьма рад! – Петр Игнатьевич повернулся в Александру, чтобы поприветствовать его.
- Прошу вас, присаживайтесь!.. Вы просили, чтобы при нашей встрече непременно присутствовала и Сашенька…






- Да-да… Дорогой Петр Игнатьевич, - начала княгиня. – Дело в том, что это мой сын Александр просил меня написать вам…




- Д-да, это я просил! – подтвердил юноша и хотел уже было объяснить причину, но не успел.
Двери гостиной вдруг распахнулись, и на пороге появилась Сашенька.




- А вот и княжна! – Петр Игнатьевич встал со своего кресла и подошел к Саше.
– Сашенька, княгиня и князь Арбенины нынче у нас с визитом.




- Александра Васильевна, бесконечно рад снова увидеть вас! – Робея и заливаясь краской от смущения,
сказал Александр и поцеловал руку княжны. - Все это время я тешил себя надеждой на новую встречу...

Сашенька ничего не ответила, лишь только слегка кивнула, приветствуя гостей, и села в кресло.




Наступило молчание.
Мария Александровна посмотрела на сына и ободряюще кивнула ему, давая тем самым понять, что наступил нужный момент для беседы.
Александр еще раз взглянул на Сашеньку, которая тихонько сидела в углу комнаты, аккуратно сложив руки на коленях, и в ожидании
смотрела на всех.






- Петр Игнатьевич, я просил свою матушку написать вам, потому что хотел поговорить с вами и… с Александрой Васильевной.
На балу я имел честь познакомиться с вашей племянницей… Признаюсь честно, я настолько был очарован красотой Александры
Васильевны, ее обаянием и умом, что теперь не в силах уже забыть!.. Я влюбился с первого взгляда и знаю, что… это серьезно!..
Я приехал сюда, чтобы сказать это вам, Александра Васильевна, и просить вашей руки у Петра Игнатьевича.




После того, как Александр произнес последние слова, в комнате повисло тягостное молчание.
Петр Игнатьевич с огромным удивлением смотрел то на княжну, то на молодого князя, пытаясь хоть что-нибудь понять.
Сашенька со страхом смотрела на Петра Игнатьевича и нервно теребила юбку своего платья. Еще там, на балу, она
почувствовала к себе симпатию князя Арбенина, но даже не могла предположить, что он приедет к ее дяде, и будет
просить ее руки. Князь Стрешнев, заметив беспокойное состояние племянницы, понял, что для нее предложение Александра
тоже явилось полной неожиданностью, но он также понял и то, что это отличный выход из создавшегося положения,
о котором писала княгиня Волконская.




- Князь, ваше предложение явилось для нас полной неожиданностью, - начал Петр Игнатьевич,
- но признаюсь честно, я бесконечно рад этому!

- Значит, вы не против, князь? – Искренне радуясь, спросил Александр.

- Нет… А почему я, собственно, должен противиться этому браку?.. Ваших родителей я знаю много
лет и отношусь к ним с глубоким уважением и почтением. Вас я знаю еще с младенчества…




- Благодарю вас, дорогой Петр Игнатьевич, за добрые слова!.. Мне весьма приятно слышать это от вас! –
сказала Мария Александровна и повернулась к Сашеньке. – Только вот почему-то молчит Саша.
Дорогая, вы ничего не ответите моему сыну?.. Ведь сейчас решается ваша судьба, и только от вас зависит,
быть этому браку или нет!




- Князь, я польщена тем, что только что услышала, но… я не могу…




- Нет-нет!!! – вдруг крикнул Петр Игнатьевич и махнул рукой в сторону Саши, давая тем самым ей знак замолчать.
– Князь, ваши слова были настолько неожиданными, что бедняжка просто растерялась от радости!..
Я хочу, чтобы Сашенька успокоилась и спокойно все обдумала… Мы обещаем, что через несколько дней она
известит вас о своем решении.




- Да-да, конечно!.. Я не тороплю вас, Александра Васильевна!.. Я буду ждать столько, сколько вы посчитаете нужным…





...Обещаю вам!.. А теперь позвольте нам откланяться…






...Александра Васильевна!.. Надеюсь, что вскоре судьба наградит меня новой встречей с Вами.




... Петр Игнатьевич!.. Честь имею!




- Честь имею! – Кивнул Петр Игнатьевич и вышел из комнаты, чтобы проводить гостей.


Через несколько минут князь Стрешнев вернулся в гостиную и увидел, что Сашенька сидела в той же самой неподвижной позе,
но только взгляд ее был устремлен куда-то вдаль, и, казалось, что она ничего не слышит.




- Сашенька! - тихо позвал Петр Игнатьевич. – Прости меня!..
Я знаю, что сейчас ты сердишься и, возможно, ненавидишь меня, но ты должна понять…




- Что я должна понять, дядя? – Едва шевеля губами, тихо спросила она.

- Что это все для твоего же блага и счастья, дорогая!





- «Все для твоего блага и счастья», - задумчиво повторила Сашенька и посмотрела на дядю.
– А что есть благо и счастье для меня?.. Вы знаете?




- Это значит жить в любви… А что в этом плохого?

- Вот… Жить в любви!.. Вы сами только что ответили на свой вопрос, дядюшка!.. А разве я могу быть счастлива с человеком,
к которому ничего подобного не испытываю?





... Как можно обрести покой и счастье, если все за тебя решают другие?!..




Я не выйду замуж за князя Арбенина! – В отчаянии крикнула Саша и выбежала из комнаты.






Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

21:19 

Золотой колокольчик судьбы (продолжение)

Глава тридцатая
Любовь и коварство


В главе использована музыка Ф. Шопена "Таинственный лес"

С тех пор, как князь Стрешнев встретился на благотворительном балу с Луизой Бланж, он был уже больше не в силах бороться
с тем чувством, которое настигло его так внезапно и поглотило целиком, не оставляя надежды на исцеление.
Уже вторую неделю подряд Петр Игнатьевич не занимался делами: не просматривал хозяйственных книг (как он обычно
это делал), не следил за строительством школы, которую начал строить еще год назад, полностью доверив всё своему
управляющему, и все свое время посвящал единственной женщине - мадам Бланж. Именно этого и добивался Глеб Урусов,
дабы усыпить бдительность князя и всё взять в свои руки.

- Какая чудесная нынче погода, не правда ли, Петр Игнатьевич? – спросила Луиза и кокетливо улыбнулась.
Князь Стрешнев пригласил ее в свое родовое имение Стрешнево под Петербургом, которое он очень любил,
хотя и бывал здесь крайне редко. Они шли по узенькой тропинке в небольшом парке, который располагался
рядом со старым деревянным домом. В лесу сегодня было особенно тихо и спокойно, и лишь прохладный
осенний ветерок иногда играл разноцветными листьями, которые тихо перешептывались между собой.




- Вы правы, Луиза! Отличный выдался нынче денек! – Наслаждаясь природой и все глубже вдыхая аромат лесного воздуха,
воскликнул князь и, немного подумав, добавил. – Я рад, что вам нравится здесь, и вы приняли мое приглашение приехать сюда!

- Как я могла отказаться от него, Петр Игнатьевич? Мне весьма приятно ваше общество, и я не желаю лишаться его ни при каких обстоятельствах!..
Меня беспокоит лишь один вопрос…

- Какой? – Петр Игнатьевич вдруг насторожился и внимательно посмотрел на Луизу. Он заметил, что вот уже несколько дней Луиза выглядела
весьма обеспокоенной, хотя и старалась не показывать вида. – Вас что-то беспокоит?

- Это касается вашей племянницы. – Неуверенным голосом сказала Луиза.
- Петр Игнатьевич, Саша знает о том, что мы встречаемся с вами?


Прослушать или скачать Таинственный лес бесплатно на Простоплеер

- Да-да, конечно!.. Я признался ей, что вы мне крайне интересны, и что я питаю к вам определенные чувства,
которые, надеюсь, не останутся без ответа…

- И что же она? – С тревогой в голосе спросила Луиза, которой хотелось побыстрее услышать ответ.

- Она обрадовалась и сказала, что весьма рада за меня и за… вас, Луиза!




<
b>- Это правда? – Переспросила она, все еще не веря в то, что для осуществления ее плана нет никаких препятствий.
- Петр Игнатьевич, для меня это весьма важно, потому что я не желаю становиться между вами и вашей племянницей…
Если Сашенька будет против нашего общения, то я готова…

- Нет-нет, что вы?! – Испугался Петр Игнатьевич. - Как можно так думать?.. Я ни в коем случае не могу вас потерять, Луиза!..
Просто, не имею на это право!.. Я нахожусь в таком возрасте, когда любовь – это не какая-то блажь!.. Луиза, я давно хотел
вам сказать… Нет-нет, не так!.. Вы знаете, что я… никогда не был женат… Я уже не молод и не думал, что когда-нибудь мне
еще раз выпадет такое великое счастье вновь полюбить… Между нами огромная разница в годах… Это целая жизнь!




- Петр Игнатьевич, что вы такое говорите?!.. Разве это так важно, если два человека, измученных страданиями, полюбили друг друга?!

- Полюбили друг друга? – Голос старого князя дрогнул. – Вы сказали: «Полюбили». Милая Луиза, значит ли это, что…




- Да… Я… люблю вас, Петр Игнатьевич! – Луиза посмотрела на князя и замолчала.
Он поднял на нее свои глаза, и молодая женщина вдруг увидела в них слезы. – Что с вами, князь?




- О, не беспокойтесь!.. Это слезы радости и огромного счастья… Вы даже и представить не можете, как осчастливили меня своими словами!..
Луиза, милая моя!.. Я люб-л-ю вас! – Петр Игнатьевич взял ее руки и прижал к своей щеке, а потом вдруг принялся страстно целовать их,
все время повторяя: «Милая моя, единственная, родная».




- О!.. Петр Игнатьевич, ну что вы?!.. Милый мой… Родной мой… Я так тронута…





- Луиза… Я прошу вашей руки, - Глядя в глаза своей возлюбленной, вдруг прошептал князь.
– Смею ли я надеяться на положительный ответ, мадам?

Луиза стояла неподвижно, едва дыша, и с удивлением, даже с некоторым страхом, смотрела на князя.
Она не могла поверить в то, что только что услышала - сам князь Стрешнев просит ее руки. Предложение
князя застало молодую женщину врасплох, она на какое-то мгновение растерялась, но вовремя спохватилась
и улыбнулась.

- Петр Игнатьевич, могу ли я подумать несколько дней?.. Вы только не подумайте, что я ничего не испытываю к вам…
Я люблю вас!.. Вы необыкновенно мне дороги, но… я должна подумать.

- Да-да, конечно!.. Я вас не тороплю с ответом… Я все прекрасно понимаю!.. Между нами огромная разница в годах…

- О, прошу вас, не говорите так больше! – Луиза прислонила свою ладонь к губам князя.
– Возраст для меня не имеет значения… Петр Игнатьевич, я не заслуживаю такого счастья!..
Я лишь провинциальная актриса, а вы – князь!.. Что скажут в свете?




- Мне все равно!.. Для меня это не имеет никакого значения!.. Важно лишь одно – наши чувства, Луиза!
И если вы тоже любите меня, то какое нам дело до всего остального?

- Петр Игнатьевич… Родной мой!.. Любимый мой! – Все ближе и ближе придвигаясь, шептала Луиза,
пока ее губы не коснулись его губ, сливаясь в страстном поцелуе.




***
Вот уже несколько часов подряд Глеб расхаживал вдоль улицы рядом с домом, в котором жила Луиза.
Он знал, что она должна вот-вот появиться, и поэтому терпеливо ждал, прохаживаясь по тротуару, лишь
изредка поглядывая на пустые окна. В трактире, который стоял на противоположной стороне улицы,
шумели мужики, и слышалась пьяная ругань. «И почему она выбрала именно эту улицу? Не могла
найти место поприличнее и поспокойнее!» - все больше раздражаясь, подумал Глеб и посмотрел на часы.
Вдруг где-то рядом послышался цокот копыт, и из-за угла показалась черная карета. Глеб узнал карету
князя Стрешнева и быстро спрятался за угол трактира, чтобы Петр Игнатьевич его не увидел.

- Ты, я вижу, совсем не торопишься домой! – сказал Глеб, в голосе которого слышались неподдельное
раздражение и злость от долгого ожидания. – Я тебя жду здесь вот уже три часа!

- Не злись!.. Я не виновата, что в России такие ужасные дороги… После дождей всюду грязь и слякоть!..
Идем домой, отогреешься.

- Подожди… Я не могу!.. Князь поехал домой?

- Да.

- Вас не было несколько дней, он захочет посмотреть бумаги, а меня нет. Я должен идти, не хочу,
чтобы он что-то заподозрил. Но прежде ты мне скажешь, как обстоят наши дела!

- Все идет по плану!.. Он попросил моей руки.




- Что? – удивился Глеб и внимательно посмотрел на Луизу. – Попросил твоей руки?.. Вот это да!..
Не ожидал, что он так быстро сдастся… И что ты ему ответила?

- Я попросила несколько дней, чтобы подумать.

- Подумать?.. Ты с ума сошла?!.. Что это еще за выходка? – Закричал Глеб и с силой схватил Луизу за руку.

- Пусти! Мне больно!.. Да-а, я сказала, что подумаю!!!.. А чего ты хотел, Глеб?..
Чтобы я тут же бросилась ему на шею?.. Чтобы он заподозрил меня?

- Да-да, ты, пожалуй, права!.. Прости!.. И сколько ты собираешься думать?




- Не знаю!

- Что значит это твое: «Не знаю»?.. Луиза, мы же договаривались…

- Глеб… Понимаешь, я думала, что это будет так просто, но… Мне кажется, что он ни в чем не виноват! –
вдруг произнесла Луиза и быстро смахнула слезу с щеки. Глеб посмотрел на нее пристальным взглядом,
как будто хотел понять, играет она сейчас или говорит искренне и зло прошипел:
- Ты что же, жалеть его вздумала?.. Отвечай мне, Луиза!

- Нет, но… Мне показалось, что он хороший человек и не мог совершить никаких гнусных поступков!..
Ты пойми, что он на самом деле любит меня, а я…

- А ты воспользуешься его любовью и станешь княгиней Стрешневой!.. Как мы и договаривались…
А если ты вдруг расчувствовалась, то вспомни мою несчастную матушку, которая, кстати, вырастила и тебя!..
Ты вспомни… вспомни… Как она умирала!

- Я никогда не забуду этого!.. Я всегда буду помнить Анну Львовну… Если бы не она, я бы не стояла сейчас здесь!..
Прости меня, Глеб!.. Что-то я действительно раскисла… Не волнуйся, все будет по нашему плану.




Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:59 

Золотой колокольчик судьбы (продолжение)

Глава двадцать девятая
«Средь шумного бала…»


Когда последние звуки полонеза смолкли, и кавалеры начали провожать своих дам на их места,
двери зала вдруг распахнулись, и на пороге появилась Луиза Бланж.
Распорядитель бала, стоявший у мраморной колонны со скучным выражением лица,
тут же встрепенулся и выбежал на середину зала.

- Актриса Императорского театра… Мадам Бланж! – торжественным голосом объявил он.




В зале мгновенно наступила тишина, и взгляды всех присутствующих вмиг устремились к новой гостье.
Каждому хотелось поближе рассмотреть знаменитую актрису, о которой ходило там много разных слухов.
Поймав на себе тысячи любопытных взглядов, Луиза величественной походкой прошла вперед и остановилась,
внимательно изучая местную публику. Как давно она мечтала попасть именно на такой бал, где собираются все
слитки петербургского общества!
На молодой актрисе было роскошное бальное платье золотистого цвета, сшитое по последней моде и украшенное
множеством драгоценных камней. Темно-русые волосы были уложены в пышные локоны, которые свободно ниспадали
по плечам и придавали особый шарм ее образу. Никому из присутствующих даже в голову не могло прийти, что рядом
с ними сейчас будет танцевать не дама из благородного рода, а простая девица, которая истратила на этот бальный наряд
почти все свои сбережения, полученные ею обманным путем от покойного мужа.






- Луиза!.. Наконец-то… Как я рада видеть вас! – радостно воскликнула княгиня Арбенина и поспешила навстречу актрисе.
– Дамы и господа!.. Для тех, кто еще не знаком с нашей дорогой гостей, хочу официально представить ее…
Актриса Императорского театра и частая гостья моего салона Луиза Бланж!.. Прошу любить и жаловать.

Раздались громкие аплодисменты, после чего все присутствующие дамы вновь занялись своим привычным делом –
обсуждением петербургских новостей и сплетен.






- Княгиня, прошу простить меня за опоздание, но меня задержали в театре, - начала оправдываться Луиза перед княгиней Арбениной.
– Мне право неловко…




- Ну, что вы, Луиза!.. Я все прекрасно понимаю. Вам не за что извиняться! – успокоила ее Мария Александровна и
повернулась к рядом стоявшему генералу. - Дорогая, спешу представить вам генерала Лещинского.


- Дмитрий Владимирович Лещинский, - представился генерал и слегка наклонил голову, приветствуя гостью.
– Весьма рад знакомству!




- Ну, а князя Стрешнева, я думаю, представлять не нужно, - продолжила княгиня Арбенина и с улыбкой посмотрела на князя.
Петр Игнатьевич застенчиво улыбался и с огромным восхищением смотрел на Луизу.




- Мы уже представлены друг другу, княгиня! – ласково пропела она и кокетливо взглянула на князя.




- Рад снова видеть вас, мадам! – улыбнулся ей в ответ Петр Игнатьевич и намеренно отвел от нее свой взгляд,
дабы не выдать себя окончательно. Эта темноволосая красавица все больше и больше нравилась ему, и от
этого князю Стрешневу становилось не по себе.




«А старый князь, похоже, всерьез увлечен этой особой», - подумал про себя Александр Арбенин и
повернулся к Сашеньке, которая стояла подле него и равнодушно смотрела по сторонам.




- Вы прекрасно танцуете, княжна!.. Мне право немного неловко за свою неуклюжесть и нерасторопность!..
Я давно уже не был на светских приемах. – Александр улыбнулся и с интересом посмотрел на молодую княжну,
ожидая услышать от нее что-нибудь приятное.

- Ну, что вы, князь!.. Вы прекрасно двигаетесь. - Успокоила его Сашенька. – Я вам тоже хочу признаться кое в чем…
Это мой первый бал, и я очень волнуюсь, ведь никогда прежде я не танцевала. Моя маменька нанимала мне учителя
для танцев, но вскоре его пришлось уволить, потому что нам нечем было платить ему.




- Вот как?!.. Тогда мне вдвойне приятно оказаться рядом с вами в такой важный для вас момент!..
Вам здесь нравится, Александра Васильевна?

- Да, очень!.. Здесь так красиво! – Сашенька, наконец, улыбнулась молодому князю своей милой,
почти детской улыбкой, а ее глаза засветились от переполнявшего ее восторга.




- Скажите, княжна, а отчего я вас раньше нигде не встречал?.. Или вы никуда не выезжали?

- Я совсем недавно в Петербурге… Я выросла в Швейцарии и никогда раньше не была в России, - пояснила Сашенька и
случайно взглянула в сторону. На противоположном конце зала стоял Миша и любезничал с Софи Лещинской, даже
не обращая никакого внимания на Сашу. Почему он так ведет себя? Несколько минут назад он готов был вызвать на дуэль
князя Арбенина из-за нее, а сейчас даже не смотрит в ее сторону. От обиды Сашенька так сильно сжала свои руки в кулаки,
что ногти глубоко впились в ладони, и от этого появилась невыносимая боль.




Князь Арбенин, видимо заметив беспокойное состояние своей собеседницы, пододвинулся к ней поближе и тихо спросил:
- Что с вами, Александра Васильевна?.. Я чем-то обидел вас?




- Нет-нет, что вы, князь!.. Вы тут абсолютно ни при чем! - Сашенька слегка закусила губу, чтобы не расплакаться
прямо здесь и тем самым не поставить себя и князя в неловкое положение перед другими гостями.

- Мне кажется, что вы чем-то расстроены, - не унимался Александр, который не мог понять странного
поведения княжны: только что улыбалась, а сейчас чуть не плачет.

- Нет… Вам показалось, князь!.. Все в порядке, - успокоила его Сашенька и изо всех сил заставила себя улыбнуться.




- Тогда может быть шампанского? – Александр подозвал к себе лакея и взял с подноса два бокала,
один из которых тут же подал княжне.

- Благодарю вас! – Чуть дрожащей рукой Саша взяла бокал с шампанским и еще раз посмотрела
в сторону Миши и Лещинской. Молодой Волконский все так же стоял рядом с Софи и внимательно
слушал ее, лишь изредка наклоняя голову и улыбаясь ей в ответ.




- Мишель, мне кажется, что княжна Стрешнева тебя ревнует! – Посматривая в сторону Саши, тоненьким голосочком
пропела Софи и внимательно посмотрела на Мишу, желая увидеть его реакцию на только что сказанные ею слова.

- Отчего ты так думаешь?.. Мне кажется, что княжне сейчас не до меня! – быстро ответил он, старясь скрыть
свое раздражение и злость.

- Ну, отчего же?.. Очень даже до тебя, Мишель! – не унималась Софи. – Ты только посмотри на нее -
любезничает с князем Арбениным, а смотрит все время на тебя.




- Софи, прекрати!.. Мне бы не хотелось обсуждать княжну Стрешневу! – Теряя терпение, бросил Миша и
повернул голову в другую сторону.




- Ну, хорошо!.. Тогда я предлагаю заняться чем-нибудь более приятным. – Перешла в наступление девушка,
отлично понимая, что появился прекрасный шанс для нее показать этой наивной дурочке, княжне Стрешневой,
кто такая Софи Лещинская.

- Прости, Софи, но мне нужно отойти ненадолго, - быстро проговорил Миша, но заметив растерянный взгляд Софи,
тут же поправился. - Я хочу поприветствовать графа Березина, которого не видел несколько лет…
Если я этого не сделаю, то это будет невежливо с моей стороны!




- Ну, хорошо! – раздраженно кинула ему вслед огорченная девушка и огляделась по сторонам, желая убедиться,
что никто из гостей не заметил ее нелепого положения, в котором она оказалась из-за молодого князя.




Но опасения Софи были напрасны. Все гости были заняты своими делами – обычной светской болтовней, как будто они и
приехали сюда именно для этого, а не для того, чтобы танцевать. Одна лишь княгиня Арбенина прохаживалась между
ними с бокалом шампанского в руке, изредка подходила к какой-нибудь тройке или четверке гостей, мило улыбалась
и отходила вновь.




- Луиза, вы даже не представляете себе, как я рад снова видеть вас! – Робко произнес Петр Игнатьевич,
когда они с Луизой, наконец, остались одни.

- Петр Игнатьевич, я тоже счастлива, что вы здесь!.. Не буду скрывать, что приехала сюда только лишь
для того, чтобы увидеть вас!




- Это правда, мадам? – Переспросил князь. Он не мог поверить в то, что только что услышал.
Из уст Луизы это звучало, как признание в любви.

- Правда!.. Петр Игнатьевич, вы сейчас так смотрите на меня, что я право начинаю чувствовать себя неловко!..
Вы смущаете меня, князь!




- О, простите!.. Я… вовсе не хотел вас ставить в неловкое положение… Я… - Князь Стрешнев настолько растерялся,
что речь его стала несвязной, а щеки налились пунцовым румянцем, как у ребенка.
Он стоял перед молодой женщиной, словно застенчивый юнец, который терялся при каждом слове и
каждом движении, не зная, что ответить на очередную ее реплику.




Луиза, имевшая большой опыт в общении с мужчинами, сразу заметила это и снисходительно улыбнулась.
- Князь, князь!.. Прошу вас, успокойтесь!.. Я предлагаю выпить шампанского! – Нашла выход из положения
Луиза и быстрым движением руки подозвала к себе лакея. – Вот, князь, выпейте этот волшебный напиток,
и вам сразу станет легче!

- Благодарю вас!.. Вы настолько прекрасны, что я… просто… потерял дар речи и выгляжу довольно глупо!




Луиза лишь звонко рассмеялась в ответ и кокетливо взглянула на князя.
– Благодарю вас, Петр Игнатьевич. Боюсь, что многие присутствующие здесь дамы не простят мне этого!




- Чего не простят? – Удивился он и посмотрел по сторонам.




- Того, что я лишила их вашего общества… Вы только взгляните на них. Они уже с полчаса наблюдают за
нами и бросают на меня недовольные взгляды.

- Вы преувеличиваете, Луиза!.. Я уже слишком стар для таких вещей.

- Нет, князь!.. Поверьте мне, что многие здесь имеют желание пообщаться с вами.

- Я польщен этим!..




Вдруг раздался приятный звук музыки, и распорядитель бала объявил следующий танец –
один из самых пленительных, который только сочинила человеческая фантазия – вальс.



Прослушать или скачать Исполнитель вальс бесплатно на Простоплеер

- Мадам, не откажите мне в удовольствии танцевать с вами! – Петр Игнатьевич посмотрел влюбленными глазами
на Луизу и протянул к ней свою сухую, но еще довольно крепкую мужскую руку.
Луиза довольно улыбнулась и присела в реверансе.




Услышав, что объявили следующий танец, Миша, который все это время стоял возле графа Березина и делал вид,
что ему интересен разговор о его полусумасшедшей матушке, сразу извинился и направился в сторону Сашеньки
и князя Арбенина.
- Мадемуазель, позвольте мне пригласить вас на танец!
Князь Арбенин недовольно посмотрел на Мишу, но все-таки отошел в сторону.




- Александра Васильевна, мне бы хотелось поговорить с вами, - сказал Миша, как только они встали в круг.
– Это весьма важно!

- Важно?! – Удивилась Сашенька. – Важно для кого? Для вас, Михаил Сергеевич?




- Саша, что с вами? – Миша только сейчас заметил плохое настроение Сашеньки.
- Отчего вы так холодны со мной?

- Разве?.. Мне жаль, если вам так показалось! – холодно бросила она и отвела свой взгляд в сторону,
тем самым давая понять, что не желает вести с ним никаких разговоров.




- Так мы можем поговорить, когда закончится танец? – Еще раз спросил Миша и с надеждой посмотрел на княжну,
которая всеми силами старалась скрыть весь свой гнев и обиду.

- Здесь столько народу. Как вы себе это представляете?




- Я знаю, где мы можем это сделать!.. Сашенька, прошу вас!.. Если вы не выслушаете меня,
то я буду говорить с вами прямо здесь, при всех!




- Хорошо!.. Я готова выслушать вас, Михаил Сергеевич! – Чеканя каждое слово, ответила Сашенька и
снова отвела свой взгляд от Миши. Только теперь молодой князь понял, насколько шатким оказалось
его положение, ведь Сашенька серьезно ревнует его к Софи и, кажется, не собирается прощать его.
Думая об этом, Миша еще раз посмотрел на Сашеньку, надеясь поймать ее взгляд и уловить в нем хоть
чуточку надежды на примирение.






Николай и Ольга Николаевна кружились под плавные звуки вальса рядом с молодым князем Волконским и Сашенькой.
- Ольга Николаевна, я так рад, что мы с вами снова встретились! – Николай с восхищением посмотрел на Ольгу.

- Отчего?.. Мне кажется, что мы встречались только один раз.




- Вы правы!.. Но я часто вспоминал нашу встречу.

- Признаться, я не ожидала услышать эти слова из ваших уст! – сказала Ольга Николаевна и
удивленно повела бровью.




- Я знаю, что мои слова сейчас звучат несколько нелепо, но это правда!..
Когда я впервые увидел вас, вы были замужем за моим другом… Я заставил себя не думать о вас.

- И что же изменилось с тех пор? – спросила молодая женщина и строго посмотрела на Николая.

- Вы свободны, и я могу надеяться, что…




- Вы заблуждаетесь на мой счет, молодой человек! – Быстро ответила Ольга Николаевна, даже не дав поручику
закончить свою мысль. - Я – вдова!.. Ею и останусь до конца своих дней.

Не ожидая такого резкого и категоричного ответа, Николай смутился и даже чуть не сбился в танце.
- Простите, Ольга Николаевна, но хотелось бы узнать, отчего такая молодая и красивая женщина обрекает себя на одиночество?

Ожидая подобного вопроса, Ольга со всей строгостью, какой только могла, посмотрела на молодого человека и медленно произнесла:
- Не отвлекайтесь от танца, поручик!.. То, как я живу, это мое личное дело, и никого оно не касается!




Лицо Николая вдруг стало серьезным, будто былую веселость стерли ладонью; он внимательно посмотрел на
молодую женщину, отлично понимая весь смысл сказанных ею слов, и тихо произнес:
- Простите меня!.. Я не должен был...

- Не утруждайте себя извинениями, поручик!.. Я давно привыкла уже к подобным вопросам, -
немного смягчившись, ответила Ольга, и на ее лице появилась чуть заметная улыбка.




- Екатерина Львовна, отчего вы так серьезны нынче?.. Все веселятся, танцуют, а вы как - будто чем-то озабочены! –
Мария Александровна взяла бокал шампанского и сделала маленький глоток.

- Ах, Мария Александровна, вы даже не представляете, сколько теперь у меня хлопот добавилось с приездом сына! –
вздохнула княгиня Волконская и притворно закатила свои зеленые глаза, как это она всегда умела делать, если
желала скрыть свое истинное настроение от всех.




- А я думала, что вы наоборот, рады, что Миша закончил свою учебу и вернулся домой.

- Ну, конечно, я рада!.. Дело в другом. Миша получил диплом врача, скоро поступит на службу,
но теперь ему необходимо жениться на достойной девушке и обзавестись семьей! – ответила Екатерина Львовна
и посмотрела на танцующие пары. Петр Игнатьевич и Луиза кружились под волшебные звуки вальса и весело смеялись.






- Ах, вот в чем дело!.. Ну, вам ли беспокоиться об этом, дорогая?! Насколько мне известно, Миша давно уже выбрал себе невесту.
Софи Лещинская – прекрасный выбор.

- Да-да… Надеюсь, что в скором времени они назначат день свадьбы и обвенчаются, - быстро ответила Екатерина Львовна
и снова посмотрела в зал на танцующие пары. – Мария Александровна, а как вам княжна Стрешнева?.. Хороша, вы не находите?




Княгиня Арбенина повернула голову и внимательно посмотрела на танцующую Сашеньку.
- Согласна с вами, княгиня, племянница Петра Игнатьевича – настоящий ангел!.. Мне она тоже понравилась.

- И не только вам, княгиня!.. Вашего сына, кажется, она тоже заинтересовала…
Взгляните, он все время смотрит в сторону княжны! –
Екатерина Львовна хитро улыбнулась и внимательно посмотрела на княгиню, чувствуя, что ее слова достигли цели.




- Вы хотите сказать, что княжна Стрешнева – неплохая партия для моего сына?

- А почему бы и нет, княгиня?.. Сашенька прекрасно воспитана, образована, умна, красива и,
кажется, понравилась Александру. Чем не пара для него?




Княгиня Арбенина снова посмотрела в сторону молодой княжны Стрешневой, затем на своего сына и задумчиво произнесла:
- А вы, вероятно, правы, Екатерина Львовна!.. Думаю, Петр Игнатьевич будет не против.




- Куда вы меня ведете? – В который раз спрашивала Сашенька, но Миша будто не слышал ее.
Он молча вел ее по многочисленным коридорам, то и дело заглядывал в открытые двери комнат.
Наконец, он нашел одну маленькую комнатку, которая была абсолютно пуста, и завел туда девушку.




- Здесь никто нам не помешает спокойно поговорить, - радостно сказал он и плотно закрыл дверь.




- Миша, нас могут хватиться!.. Давай лучше вернемся в гостиную, - продолжала настаивать на своем Сашенька.
– Я боюсь, что дядюшка не одобрит этого.

- Сашенька, но это единственная возможность спокойно поговорить… Мне так много надо сказать тебе!.. Присядь, пожалуйста!

- Хорошо.




- Сашенька, дорогая моя!.. Я очень боюсь, что нас могут разлучить…

- По-моему, нас уже разлучили! – грустно ответила Саша и опустила глаза.
– Я видела тебя и Софью Лещинскую… Вы выглядели весьма счастливыми.




- Это неправда!.. Может Софи и счастлива, но я - нет!.. Сашенька, я люблю тебя!..
Поверь мне, для меня было настоящей мукой видеть тебя с этим самовлюбленным солдафоном!




- Зачем ты так, Миша?.. Александр вовсе не солдафон, а довольно милый молодой человек.




- Сашенька, любимая моя… единственная! – Миша как будто не слышал ее, он взял ее маленькие
хрупкие ручки в свои и прижал к груди. - Я чувствую, что нам придется долго бороться за нашу любовь…
И я готов пойти на любые жертвы, если буду знать, что ты тоже любишь меня так же сильно, как и раньше…
Я должен быть уверен, что нужен тебе!




С каждым словом Миша говорил все быстрее и быстрее, как будто боялся, что Сашенька вдруг остановит его,
и он не успеет сказать ей самого главного, и от этого его дыхание начало учащаться, а сердце стало биться
еще сильнее. Но вдруг он остановился на несколько секунд и с тревогой посмотрел на Сашу.
- Или ты больше… не любишь меня?




На какое-то мгновение в комнате наступила тишина. Сашенька отняла свои руки от груди и ласково погладила его по щеке,
на ее глазах появились слезы, которые тонкими струйками начали спускаться по лицу.






- Мишенька, я люблю тебя!.. И ничто на свете не способно это изменить!.. Но мой дядя и твои родители не хотят понять этого!..
Я не знаю, в чем мы провинились перед ними, что они так жестоко хотят наказать нас!




- Мне кажется, что они что-то скрывают!.. У них есть какая-то общая тайна, которую они свято хранят.

- Я не знаю, что и думать… Если это так, как ты говоришь, то как нам узнать правду?

- Я найду способ докопаться до истины, любовь моя!.. Я уверен, что тут дело не в нас,
а в прошлом моей матери и Петра Игнатьевича… И еще, я думаю, здесь замешана моя тетушка.




- Тетушка? – Удивилась Сашенька. – У тебя есть тетя?

- Есть… Или была… Я не знаю… Видишь ли, Сашенька, у моей матушки была сестра Анна.
Единственное, что мне известно о ней, это то, что она сбежала из дома много лет назад.
С тех пор моя мать ничего о ней не знает... Странно, не правда ли?




- Странно… А ты спрашивал о ней у Екатерины Львовны?

- Спрашивал… Она сказала, что ее сестра для нее умерла много лет назад.
Я чувствую, что эта история как-то связана с твоим дядей.




- Но как?.. Дядя живет один много лет… - Сашенька немного задумалась, как будто что-то вспоминая.
- Постой!.. Я, кажется, кое-что вспомнила. Дядя мне рассказывал, что у него была невеста,
но свадьба расстроилась из-за какого-то предательства... Интересно, на ком дядя хотел жениться?

- Если у твоего дяди была невеста, тогда почему они не обвенчались?..
И куда могла сбежать мамина сестра и, главное, с кем?.. Я должен это узнать!




- Миша! - Тихо позвала Сашенька.

- Что, любовь моя?

- Я не хочу тебя терять!.. Я не переживу, если им удастся все-таки нас разлучить!..
Я просто умру, - Сашенька поднесла руки к лицу и закрыла его ими.

Миша не в силах был больше смотреть на страдания своей любимой и нежно, как ребенка, прижал ее к своей груди:
- Не волнуйся, милая!.. Клянусь, что никогда не оставлю тебя!.. Мы узнаем правду, обязательно узнаем!










- Катя, перестань так смотреть на них, - тихо прошептал Сергей Степанович на ушко своей жены,
которая стояла рядом и не сводила глаз с князя Стрешнева и Луизы Бланж. – Это неприлично, в конце концов!




- Если вам это неприятно, Сергей Степанович, вы можете ехать домой! – раздраженно бросила ему княгиня,
желая поскорее избавиться от него, как от назойливой мухи. – И с чего вы решили, что я смотрю на князя Стрешнева?

- Простите, но этого не заметит разве что слепой! – Князь Волконский почувствовал,
что слова жены начинают выводить его из себя.

- Бросьте, князь!.. Вы намерены устроить сцену ревности прямо здесь?..
Раньше вы были более сдержаны! – В голосе княгини слышался сарказм,
от которого князю Волконскому стало не по себе.




- Не понимаю, к чему эта издевка?.. Отчего ты так ведешь себя, Катя?.. В чем я провинился перед тобой? –
Сергей Степанович задавал один вопрос за другим, как будто и не ждал ответа на них, а говорил это
исключительно только для себя. – Ты так открыто демонстрируешь свое равнодушие ко мне, что я давно
уже привык к этому и не жду иного!


- Тогда зачем вы спрашиваете меня об этом, если сами знаете ответ? – Екатерина Львовна, наконец,
посмотрела на мужа и увидела в его глазах такую боль и отчаяние, что не решилась более мучить его.
В эту же секунду она заметила, что князь Стрешнев стоит один, и сию минуту поспешила к нему.




- Петр Игнатьевич, наконец-то вы один, и мы сможем спокойно поговорить!
Петр Игнатьевич недовольно поморщился, но тут же взял себя в руки.




- Княгиня!.. Весьма рад видеть вас…

- Оставьте, Петр Игнатьевич, вам неплохо было и в обществе этой актрисы!.. Я думаю, вы не скучали?!




- Не понимаю вашего тона, княгиня!.. Вы, кажется, чем-то расстроены?

- О, простите, князь, если мои слова обидели вас! – Екатерина Львовна поняла, что перегнула палку,
и поспешила исправить ситуацию. – Просто за весь вечер вы ни разу не подошли ко мне и не заговорили.
Меня это удивило и, признаюсь, слегка обидело!.. Разве я не заслужила хоть чуточку вашего внимания, князь?


- Теперь и вы меня простите, голубушка! – Князь бережно взял руку княгини в свою и поднес к губам,
чтобы поцеловать. – Надеюсь, вы больше не обижаетесь?




Краем глаза княгиня вдруг заметила, что Луиза, наговорившись с княгиней Арбениной и генералом Лещинским,
направляется в их сторону, и придвинулась поближе к Петру Игнатьевичу.




- Знаете, князь, глядя на вашу племянницу, я невольно вспомнила мою сестру Анну! – вдруг сказала Екатерина Львовна,
отчетливо произнося каждое слово и сделав особый акцент на имени. – Вы помните, какая она была красивая на балу,
который был устроен в честь вашей помолвки?




Лицо князя Стрешнева вмиг изменилось и под побледневшими скулами заиграли крутые желваки, но он огромным
усилием воли сдержался, чтобы не сказать что-нибудь грубое в ответ. Со всей силы сжимая ладони в кулаки,
он с осуждением посмотрел на княгиню Волконскую и тихо сказал:
- Не волнуйтесь, княгиня, я не настолько стар, чтобы забыть женщину, которую любил больше всего на свете!




На этот раз лицо княгини побагровело от злости и ревности, в глазах появился дьявольский огонек,
а губы вытянулись в одну тоненькую ниточку, но она все же быстро взяла себя в руки.




- О-о!.. Петр Игнатьевич, миленький, я не хотела вас расстроить! – громко начала оправдываться княгиня Волконская,
все ближе и ближе придвигаясь к князю и заискивающе глядя ему в глаза. Именно эту сцену и увидела Луиза,
подходя к ним. Она сразу поняла, что княгиня Волконская затеяла что-то недоброе в отношении князя,
и поспешила к нему на помощь.




- Петр Игнатьевич, вы не проводите меня в другую комнату?.. Здесь стало так душно!




- Да-да, конечно!.. Вы не знакомы с княгиней Волконской?

- Нет, но хотела бы познакомиться!

- Княгиня, это мадам Бланж, актриса Императорского театра!.. Княгиня Екатерина Львовна Волконская.




Екатерина Львовна и Луиза изучающе посмотрели друг на друга, как смотрят две женщины, влюбленные в одного мужчину,
и обе поняли, что мгновенно стали друг для друга непримиримыми врагами.




Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

20:30 

Золотой колокольчик судьбы (продолжение)

Глава двадцать восьмая
Бал


Ворота богатой усадьбы семьи Арбениных распахнулись, и к парадному крыльцу подъехала карета,
из которой вышел Петр Игнатьевич Стрешнев со своей юной воспитанницей.




Они поднялись по красной ковровой дорожке к самой двери, которая тут же распахнулась, и появился лакей в праздничной ливрее.
Из глубины бального зала слышалась музыка, в залах горели тысячи свечей. Лестницы были устланы дорогими коврами, теснились
тропические растения в кадках, а из специально устроенных фонтанов струилась душистая вода. Высшие офицеры, князья, чиновные
особы свободно расхаживали по дому и радовались общению друг с другом.





Княгиня Арбенина в роскошном бальном платье с длинным шлейфом, украшенным драгоценными камнями,
стояла в центре зала и мило улыбалась прибывающим гостям.




- Прошу вас… Проходите, господа!.. Рада видеть вас у себя… Екатерина Львовна! Князь!..
Как я рада, что вы приехали! – радостно воскликнула Мария Александровна, заметив
среди гостей князей Волконских.






- Ну, что вы, дорогая Мария Александровна! Мы всегда рады вашему приглашению!..
Вы, как всегда, прекрасны и очаровательны! – рассыпался в комплиментах Сергей Степанович.
Екатерина Львовна с презрением взглянула на мужа.




- Благодарю вас, Сергей Степанович! Вы весьма любезны! – ответила княгиня Арбенина и,
заметив недобрый взгляд княгини Волконской, поспешила исправить ситуацию.
– Екатерина Львовна, ваш муж всегда так галантен, что я начинаю завидовать вам!




- Благодарю вас, княгиня!.. Мы очень рады снова оказаться у вас!

Пока родители и хозяйка дома обменивались любезностями, Миша стоял рядом и смотрел по сторонам,
надеясь увидеть среди уже прибывших гостей Сашу Стрешневу.




- Открою вам небольшую тайну сегодняшнего вечера. Я пригласила на бал известную актрису Императорского театра.




- Д-а-а?.. И кто же это? – с неподдельным интересом спросил Сергей Степанович.

- Это Луиза Бланж… Да-да, князь, не удивляйтесь! Мне удалось подружиться с ней. Это весьма интересная особа!..
А впрочем, вы сами скоро в этом убедитесь!.. Простите, я вас оставлю ненадолго. Мне необходимо поприветствовать других гостей.




Княгиня Арбенина еще раз извинилась перед Волконскими и повернулась к парадной двери, в которую только что вошел
генерал Лещинский под руку со своей дочерью и племянницей Ольгой Николаевной Зориной.




- Ваше превосходительство, как я рада, что вы приняли приглашение и приехали на бал! Саша так много рассказывал мне о вас, -
искренне обрадовалась княгиня Арбенина и улыбнулась генералу.




- Благодарю вас, Мария Александровна, за столь теплый прием! Весьма рад, что заслужил услышать такие приятные слова в свой адрес!..
Разрешите представить вам мою дочь Софью и мою племянницу Ольгу Николаевну Зорину.

Софья улыбнулась княгине и почти одновременно с Ольгой присела в реверансе.




- О, какая у вас красивая и взрослая дочь, генерал!.. А с Ольгой Николаевной мы знакомы. Я помню вашего мужа, дорогая!..
Он был настоящим героем! Это огромная утрата для нашей армии и России. Я очень рада, что вы сняли траур и снова с нами.

- Благодарю вас, княгиня! Это огромная честь для меня принять ваше приглашение, - тихо произнесла Ольга и опустила глаза.




- А где же ваш сын?.. Неужели его не будет?.. Я думал, что он устал от скучной военной службы и непременно поспешит сюда, –
оглядываясь по сторонам, спросил Дмитрий Владимирович.

- Он только что был здесь. Наверное, пошел встречать своего друга поручика Никитина.

- Д-а-а, этих двоих и водой не разольешь!.. Но, знаете, я очень рад, что они подружились. В наше время это большая редкость…
В свою очередь хочу добавить несколько слов и о вашем сыне, княгиня. Я им весьма доволен. Если и дальше так пойдет, то
его ждет прекрасная военная карьера!.. Скажу вам по секрету – сам император заинтересовался им!

- О, благодарю вас, ваше превосходительство!.. Для матери слышать такие приятные слова о своем ребенке – это самая дорогая награда! –
Глаза княгини еще больше засияли от радости и гордости за своего сына.




- Князь Стрешнев с племянницею! – торжественно объявил распорядитель бала, и взгляды всех присутствующих
устремились к вновь прибывшим гостям.




Петр Игнатьевич и Сашенька направились к хозяйке бала, чтобы поприветствовать ее, как того требовал светский этикет.
Когда они проходили вдоль колонны разряженных и разодетых гостей, всюду слышались удивленные возгласы и шушуканье.




Молоденькие девушки с большим интересом оглядывали Петра Игнатьевича, а мужчины разных возрастов с восхищением и
некоторым любопытством смотрели на юную княжну Стрешневу.




Сашенька важно шла под руку со своим дядей и не замечала этих любопытных взоров, потому что не способна была
сейчас кого-то видеть или слышать. Все ее мысли были обращены только к одному человеку – Мише Волконскому,
который должен быть где-то здесь рядом и который наверняка смотрит сейчас на нее. Для княжны было важно произвести
приятное впечатление на любимого человека.




Сашенька оказалась права. Миша стоял рядом с родителями в другом конце зала, когда юная княжна появилась в зале
в роскошном розовом платье под руку со своим опекуном. Он прямо-таки замер при виде своей возлюбленной.
Как она прекрасна сейчас! Словно Царица Небесная, спустившаяся с небес на их грешную землю! Миша смотрел на
свою любимую и не мог налюбоваться ею.




- Петр Игнатьевич, как я рада снова видеть вас! – воскликнула Мария Александровна.

- Мария Александровна… Дмитрий Владимирович… Мое почтение всем! – ответил князь Стрешнев.
– Разрешите представить вам мою племянницу Александру Васильевну Стрешневу.




- Весьма приятно! Как можно было такую красавицу так долго прятать?.. Это непростительно, князь! –
упрекнула Мария Александровна своего гостя.




- Мария Александровна права, Петр Игнатьевич, вам следовало давно уже представить свету свою воспитанницу! –
тут же подхватил генерал и посмотрел на свою дочь.
Софи как будто подменили. Она с ревностью смотрела то на отца, то на Сашеньку и презрительно кривила губы.




Вдруг откуда-то из глубины зала появился сын княгини Александр Арбенин со своим другом Николаем Никитиным.
- А вот и Алекс! – радостно воскликнула Мария Александровна. – Алекс, это Петр Игнатьевич Стрешнев.
Ты, наверное, его плохо помнишь, но зато он хорошо знает тебя.




- Да, я помню вашего сына еще совсем маленьким мальчиком. С тех пор он очень изменился, -
улыбнулся Петр Игнатьевич и подал свою руку для дружеского рукопожатия.




- Мое почтение, князь!.. Дамы! - Александр подал руку князю Стрешневу, затем поклонился рядом стоящим девушкам.




– Разрешите представить вам моего лучшего друга поручика Николая Никитина.




Услышав имя Николая, Ольга встрепенулась. Девять лет назад муж знакомил ее со своим сослуживцем Николаем Никитиным.
Однажды он даже обедал у них дома.
Николай тоже узнал в лице Ольги Николаевны супругу своего погибшего приятеля Андрея Зорина.




- Поручик, весьма рад знакомству!.. Моя племянница Александра Васильевна Стрешнева.




Александр восхищенно посмотрел на Сашеньку и нежно поцеловал ее маленькую, почти детскую ручку:
- Я безумно рад быть представленным такой… красавице!.. Княжна, вы очаровательны!

- Благодарю вас! – смущенно ответила Сашенька и опустила глаза.




Заиграл «король маршей» - полонез, которым обычно открывался бал.



Прослушать или скачать Полонез № 3 ля мажор соч. 40 № 1 бесплатно на Простоплеер

Генерал Лещинский тут же повернулся к Марии Александровне:
- Княгиня, позвольте мне иметь честь пригласить вас на танец!
Мария Александровна довольно улыбнулась и присела в реверансе.





Генерал и княгиня величественно прошествовали на середину зала, и процессия началась,
к которой постоянно присоединялись все новые и новые пары.




Женщины шествовали под перьями, цветами и бриллиантами, скромно опустив глаза или блуждая ими с видом совершенной невинности,
легким движением тела или пристукиванием каблука управляя волнами шелка своих платьев, обмахиваясь веерами так же непринужденно,
как если бы они прогуливались в одиночестве по аллее парка.
Недолго думая, Николай пригласил Ольгу, которая не смогла воспротивиться своему желанию танцевать, ответила ему согласием.
Слишком долго она носила траур по своему погибшему мужу и сыну.










Александр Арбенин посмотрел на танцующие пары в центре зала и несмело подошел к Сашеньке:
- Александра Васильевна, могу ли я надеяться, что вы удостоите меня чести танцевать с вами?




Сашенька немного смутилась и посмотрела на своего дядю.
- Иди, дорогая, настало и твое время! – подбодрил ее Петр Игнатьевич.




Она еще раз взглянула на своего опекуна и нерешительно присела в реверансе.




- Простите! – Вдруг услышала она знакомый голос у себя за спиной, обернулась и увидела прямо перед собой Мишу в красивом черном фраке.
– Александра Васильевна, позвольте мне иметь честь пригласить вас на танец!




Александр Арбенин с удивлением и злостью посмотрел на молодого нахала, который почти из-под носа старался увести у него девушку,
и сделал шаг вперед в его сторону:
- Простите, сударь, но я первый пригласил на танец эту девушку, и она ответила мне согласием!.. Так что вы немного опоздали!




Петр Игнатьевич настороженно посмотрел сначала на Мишу, потом на растерянную Сашеньку и понял, что, если сейчас не вмешается,
то может произойти скандал, который не нужен был никому.
- Господа, прошу вас успокоиться! Не стоит так горячиться и портить друг другу настроение!.. Князь Арбенин пригласил мою племянницу
первым, и она ответила ему согласием!.. Ведь так, дорогая?




- Простите меня, Михаил Сергеевич, но… первый танец уже занят, - тихо произнесла Сашенька и с сожалением посмотрела на Мишу.

- Очень жаль!.. Но я могу надеяться на следующий танец, княжна?

- Можете, князь!.. Я вам обещаю! – быстро ответила Сашенька и так посмотрела на Мишу, как будто хотела ему сказать:
«Ну, что же ты? Как ты мог так опоздать, Миша?».




Александр Арбенин довольно улыбнулся и, взяв Сашеньку за руку, повел ее к танцующим парам.




Миша стоял как вкопанный и был не в силах сдвинуться с места. Он до сих пор не мог поверить, что его Сашенька свой
первый танец будет танцевать не с ним. Этого не должно было произойти! И откуда только взялся этот князь Арбенин?!




- Мишель, я очень рада видеть тебя! – Вдруг услышал он у себя за спиной знакомый голос и обернулся.




- Софи!.. Я тоже рад тебя видеть! – коротко ответил Миша, желая побыстрее избавиться от общества бывшей возлюбленной.
Но Софья не желала уходить.




- Кажется, ты нынче не в настроении!.. Что с тобой, Мишель?.. Неужели ты так расстроился из-за княжны Стрешневой?

- Софи, прошу тебя, перестань!.. У меня нет желания ссориться!




- Ссориться?.. Еще чего не хватало!.. Прости, если я обидела тебя, - тихо прошептала Софи и,
сделав ангельское выражение лица, посмотрела на Мишу.




- Нет, это ты прости меня! Я был невежлив с тобой, Соня!

- Я, пожалуй, прощу тебя, но с одним условием!

- Что я должен сделать?

- Потанцевать со мной!.. Я могла бы простить тебя, если ты пригласишь меня на танец.

- Хорошо. Софи, позволь мне пригласить тебя на танец!




Софи, все еще не веря своим ушам, довольно улыбнулась и присела в глубоком реверансе.






















Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:53 

Глава двадцать седьмая

Поздний посетитель


Наступил вечер, и город окунулся в густую темноту.
Улицы Петербурга опустели, лишь изредка можно было встретить случайных прохожих,
которые торопились поскорее вернуться в свои дома, потому что в этот час было небезопасно.
В чайной еще полчаса назад разошлись последние посетители, и от дневного шума и суеты не осталось ни следа.
Лиза погасила свечи на столиках, оставив гореть лишь одну свечу возле стойки, и принялась вытирать только что вымытую посуду.
Ждать помощи было не откуда. Отцу с утра нездоровилось, поэтому он не пошел в чайную и
остался дома в постели, а Иван убежал к своим друзьям в трактир сразу, как только захлопнулась дверь за последним клиентом.

- Ах, Ваня-Ваня! – вздохнула девушка. – Как же ты мог оставить меня здесь одну? Мне и до утра не управится со всем этим!..
И сколько это еще будет продолжаться?.. Я как проклятая работаю здесь с утра до ночи, а родному брату все равно!





- Может быть, я смогу вам помочь? – вдруг услышала Лиза и повернула голову к входной двери.




На пороге стоял молодой господин в добротном коричневом костюме и улыбался.




- Простите, но чайная уже закрыта! – поспешила ему навстречу девушка.

- О, извините! Я увидел в окне свет и решил зайти… Вообще-то мне нужен Иван. Он работает здесь.



- Иван – мой брат, но, к сожалению, вы опоздали. Он уже ушел.



- Как жаль! Мне необходимо было его увидеть, - разочарованно произнес Глеб, а это был именно он.




- Может, Вы хотите ему что-то передать? – предложила Лиза, увидев, как сильно расстроился гость.
Она, наконец, вспомнила его: он часто заходил к ним в чайную, чтобы выпить чашечку кофе, и
всегда заказывал свежие ароматные булочки с творогом и корицей.




- Нет-нет, благодарю вас!.. Я, пожалуй, зайду завтра. Завтра он будет здесь?




- Да-да, конечно!.. Я передам ему, что вы заходили. Скажите мне ваше имя, и я все передам.




- Скажите, что заходил господин Урусов… Глеб Дмитриевич, управляющий Стрешневых, -
важно ответил Глеб, не сводя пристального и любопытного взгляда с девушки.

- Хорошо, я передам брату.






- Даже и не знаю, как благодарить Вас… Простите, не знаю вашего имени.

- Лиза. Елизавета Завьялова, - немного смущаясь, ответила она.




- Я весьма рад, что мне выпала такая честь познакомиться с таким милым и очаровательным созданием!..
Не сочтите это за наглость, но я никогда прежде не встречал такой необыкновенно красивой девушки!..
Боюсь, что теперь мне не забыть вашего прекрасного и милого лица! – Глеб настолько близко подошел
к ней, что Лиза могла разглядеть каждую черточку, каждую морщинку его лица и чувствовала рядом
его дыхание. Если бы сейчас в чайную зашел брат или, еще хуже, отец, то ей бы пришлось объясняться
с ними, но она не могла оторваться от этого магического взгляда и чарующих губ, которые шептали ей
нежные и приятные слова. Никто и никогда прежде не говорил ей, что она красивая. Никто и никогда.




- …Вы словно ангел, спустившийся с небес на эту грешную землю, чтобы спасти меня от гибели,
- продолжал шептать Глеб. – Спаси… Спасите меня, Лизонька!




- Я не понимаю Вас! – словно очнувшись от каких-то неведомых ей чар, вымолвила,
наконец, обескураженная девушка. – Вы говорите такие странные слова… Это пугает меня!

- Простите меня, Лизонька! Я не хотел напугать Вас!.. Простите-простите меня!..
Я объяснюсь. Просто в моей жизни было столько всего плохого, что я разуверился
в людях. Все кругом друг друга обманывают, строят козни, везде фальшь и обман!..
Только вы одна Настоящая… Такая смиренная, кроткая, тихая, яко агнец пред стригущими!




- Но… Вы меня совсем не знаете!




- Я чувствую, Лиза! Чувствую сердцем, что вы не можете быть другой…
Я многое повидал в своей длинной жизни. Да-да, вы правильно меня поняли,
длинной, а не короткой. В свои 25 лет я кажусь себе дряхлым, сморщенным стариком…
Моя душа – безобразная старуха, которая никогда не ведала любви и человеческого тепла!..
Простите, я снова напугал вас!.. Вы спросите, отчего я так разоткровенничался с вами?..
Я и сам не знаю, Лиза! Просто захотелось вдруг сказать вам это… Мне пора уходить.

Все это время Лиза стояла и молча слушала этот странный длинный монолог ночного гостя и
понимала, что должна прервать его и выпроводить за дверь, но не могла сдвинуться с места.
Ее душа металась между общепринятыми правилами приличия и вдруг внезапно возникшим
желанием узнать этого человека.




- Я скажу брату о вашем визите, господин… Господин Уру…

- Глеб. Для вас просто Глеб. Лиза, могу я вас попросить?

- Ддд-а, - неуверенно ответила она.

- Я прошу вас о свидании!.. Завтра в полдень там, где вы скажете.

- Я не смогу прийти. С утра и до самого вечера я работаю здесь, в чайной.

- Лизонька, прошу вас, дайте мне хотя бы один шанс снова увидеть вас!

- Мой отец не отпустит меня… Да и брат тоже.




- Завтра в полдень возле старой церкви на Николаевской площади я буду ждать вас! – быстро сказал Глеб и повернулся к выходу.




Обескураженная девушка так и осталась стоять не в силах сдвинуться с места.
Ее руки до сих пор дрожали от внезапно нахлынувшего вдруг волнения, а ноги были словно вата.
Лиза понимала, что ей нельзя соглашаться на это свидание без разрешения отца, но ей так хотелось пойти туда.
Она еще не до конца понимала, что с ней происходит, но знала, что должна сказать: «Да».




- Я приду! – вдруг крикнула она.




Глеб резко повернулся и улыбнулся ей:
- Спасибо!




Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:09 

Золотой колокольчик судьбы. Часть вторая

Глава двадцать шестая

Таинственный портрет

Неделю спустя. Дом Стрешневых



Петр Игнатьевич подошел к зеркалу, еще раз внимательно осмотрел свой черный фрак,
поправил белоснежный ворот рубашки – кожа была аристократически белой, каштановые
с легкой сединой волосы были гладко зачесаны назад, черты лица утончились –
он помолодел лет на двадцать.




«Господи, неужели это я? Первый раз за столько лет я снова выезжаю в свет», – подумал он
и обернулся, потому что в это самое время дверь комнаты распахнулась, и в гостиную вошла Сашенька.




На ней было великолепное пышное розовое платье, усыпанное множеством жемчужин
бледно-розового цвета, и облегающее в талии. На шее княжны сверкало изящное ожерелье
из драгоценных камней, а волосы были искусно уложены в пышные локоны, в которые
были вплетены маленькие розочки.




- Дорогая, как ты прекрасна! – воскликнул Петр Игнатьевич и подошел к племяннице.
- Дядюшка, не говорите так! Я чувствую себя неловко.




- Не нужно бояться комплиментов, девочка моя! Это ведь так естественно!..
Ты должна привыкать к этому, потому что ты уже взрослая барышня и сегодня
первый раз выезжаешь в свет. Это твой первый бал, не так ли?

- Да, дядюшка!.. И мне так страшно!

- Не волнуйся, дорогая, все будет хорошо. Я буду рядом, - успокоил Сашеньку Петр Игнатьевич.

- Дядя, спасибо Вам большое за то, что так заботитесь обо мне!..
Моя матушка всегда мечтала приехать в Россию, на родину моего отца.
Она думала, если мы вернемся, то отец станет другим.




- Что значит «другим»? – удивленно спросил Петр Игнатьевич.

- Другим – значит не таким хмурым и несчастным. Вы ведь многого не знаете, дядя!..
Сколько я себя помню, отец почти никогда не улыбался. Он часами сидел у себя
в кабинете и о чем-то думал… Думал и молчал. Иногда это молчание просто убивало
мою мать. Они часто ссорились из-за этого. Матушка думала, что папенька не любит ее.
А однажды она даже пригрозила ему, что разведется.




- Сашенька, я все время думаю о том, что ты мне сказала, когда приехала в Россию…
Ты сказала, что мой брат застрелился. Это правда?




- Правда… Мой отец... Застрелился... У себя в кабинете.




- Как это произошло?.. Почему он это сделал?

- Я не знаю. Для меня и маменьки это осталось загадкой.

- Он не оставил даже записку?


- Оставил, но… Это была даже не записка, а маленький клочок газетной бумаги,
на котором большими буквами было написано лишь одно слово…
Там было написано: «Возмездие».
Этот обрывок лежал прямо на письменном столе… Рядом с моим… Рядом с телом моего отца.

- И все?




- И все… Больше ничего. Но я помню, что последние два месяца перед смертью
отец куда-то часто уходил, а затем возвращался за полночь. Но эти два месяца
он ходил весьма счастливым. Даже матушка заметила это.
Однажды она спросила его, что случилось, но он как-то уклончиво ответил…
А один раз он вернулся почти под утро и сразу прошел в свой кабинет.
Я проснулась, чтобы попить воды, и увидела его. Он сидел в своем любимом
кресле, держал в руках портрет красивой молодой женщины и улыбался…
Эта улыбка до сих пор снится мне. Я никогда прежде не видела отца таким счастливым!




- Ты знаешь эту женщину?

- Нет. Я плохо разглядела ее, потому что стояла довольно далеко. Но…
Прежде я его никогда не видела у отца… Знаете, дядя, я думаю, что все
дело в этом портрете! Вернее в этой женщине с портрета.

- А потом? Потом ты еще видела этот портрет? После смерти Василия?

- Я искала его, но… портрет исчез.

- Исчез? Может кто-то забрал его?

- Не знаю, дядя!.. Может быть. После смерти папеньки мне было не до портрета.
А потом, когда я снова вспомнила о нем, то решила показать его маменьке, но…
Я не нашла его. Он исчез.




- Это весьма стр-а-н-н-о! - задумчиво произнес Петр Игнатьевич, пораженный рассказом племянницы.




- Дядя, мы не опоздаем?




- О, прости, дорогая!.. Конечно, нам давно уже пора ехать!..
Как-нибудь мы продолжим этот разговор. Я хочу знать все,
что касается моего брата. Мария!.. Мария!




- Ваше сиятельство?




- Карета готова?

- Да. Федор уже давно ждет вас.




Продолжение следует

@темы: Золотой колокольчик судьбы

10:13 

Золотой колокольчик судьбы (продолжение)

Глава двадцать пятая

Тайные желания


В то время, когда Сашенька и Миша строили совместные планы на будущее,
Петр Игнатьевич вовсе не занимался делами, как думала его племянница, а расхаживал вдоль
Гороховой улицы возле дома актрисы Луизы Бланж.




Он и сам точно не знал, для чего приехал сюда и уже битый час стоял под окнами актрисы,
то и дело посматривал на парадную дверь, надеясь, что молодая женщина вот-вот выйдет из дома.
С тех пор, как они познакомились, Петр Игнатьевич часто думал о ней: эта женщина не выходила
у него из головы, и он сам того не заметил, как вскоре Луиза заняла все его мысли.




Хлопнула входная дверь. Петр Игнатьевич обернулся и увидел Ее.
Луиза выплыла из подъезда, словно белая лебедь, и величественный походкой направилась к карете,
которая ожидала рядом на мостовой. Вдруг молодая женщина обернулась, словно почувствовала
у себя за спиной чье-то присутствие, и увидела князя на противоположной стороне улицы.
- Князь? – Луиза удивленно посмотрела на Петра Игнатьевича и направилась в его сторону.
– Что вы здесь делаете?




- Я… я просто проходил мимо, - начал было оправдываться Петр Игнатьевич,
но заметив милую улыбку на лице Луизы, смутился и замолчал.
- Просто проходили мимо?.. Шли по Невскому, а попали на Гороховую? – хитро улыбаясь, спросила она.





- Простите, я… Ну, хорошо, Вы меня раскусили!.. Я приехал сюда, чтобы…
- Чтобы?
- Чтобы увидеть Вас!




- Я польщена князь, но все же хотела бы узнать, для чего вы возжелали видеть меня?




Петр Игнатьевич внимательно посмотрел на Луизу, но поймав на себе
пронзительный взгляд черных глаз, окончательно растерялся.




- Князь, - рассмеялась Луиза, - Вы сейчас напоминаете мне юного гимназиста, который робеет при каждом слове!..
Что с вами? Вы боитесь признаться, что хотели увидеть меня, потому что я вам понравилась?




- Вы угадали, Луиза!.. Вы действительно понравились мне, но это не то, о чем Вы подумали!

- А я ничего еще не подумала, Петр Игнатьевич!..
Вы стоите здесь, около моего дома, с букетов цветов… Что я могу еще подумать?

- Я приехал, чтобы сказать вам, что восхищен вашим актерским талантом.
Я был на спектакле и видел, как вы играете на сцене…
Эти цветы вам в знак благодарности за приглашение.




- Благодарю Вас, князь! Мне весьма приятно получить этот роскошный букет… от вас!




- Я, вероятно, отвлекаю Вас. Вы собирались куда-то ехать…
- Да. Меня пригласила княгиня Арбенина на обед. Она нынче собирает у себя актеров и литераторов.
- Тогда не буду Вас более задерживать!




- Петр Игнатьевич, еще раз благодарю Вас за букет и внимание!..
Мы сможем встретиться с Вами на балу. На следующей неделе княгиня Арбенина устраивает прием…
Я надеюсь, что Вы будете там?

- Да, я буду там со своей племянницей.

- Тогда до скорой встречи, князь! – романтично прошептала Луиза и протянула свою руку князю.

- До встречи, Луиза!.. Честь имею!





Конец первой части

@темы: Золотой колокольчик судьбы

Кукловод Nataly

главная