Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:36 

Золотой колокольчик судьбы

Глава шестая
Первая попытка

Петербург. Дворец Арбениных

В тот день, когда Саша собралась наконец с духом и решила навестить княгиню Стрешневу, утро в Петербурге выдалось солнечным и теплым.

Свекровь вместе с Петенькой отправилась на прогулку, прихватив с собой и новую гувернантку, специально выписанную из Англии. Таким образом, молодая женщина осталась в столовой одна, не считая Аксиньи, которая все время заботливо хлопотала вокруг стола.

- Доброе утро! – Вдруг послышался веселый и бодрый голос Алекса. – Вы уже позавтракали? А отчего меня не разбудили?

- Ты так крепко спал, что я не решилась потревожить тебя, милый! – рассмеялась Сашенька, подавая мужу свежую корреспонденцию. – Вот, взгляни! Утром принесли.

- Телеграмма?! – обрадовался Алекс и тут же поспешил прочитать ее. – Извини, дорогая! Это весьма важно!

Саша ничего не ответила, а только лишь слегка повела плечами.

- Надеюсь, что новости хорошие? – спросила она.

- Да –да! – быстро ответил князь, не отрывая взгляда от послания. – Аксинья, принесите мне только кофе!.. И велите заложить для меня закрытый экипаж. Я должен немедленно уехать по срочному делу.

- Хорошо, - ответила служанка и поспешила выполнять поручение хозяина.

- Что-то случилось, Алекс? – спросила Сашенька и встревоженно посмотрела на мужа. – Куда ты едешь, да еще и в карете?

- Мне необходимо непременно встретиться с Николя. Он должен сообщить мне нечто важное!.. А ты? Кажется, нынче ты собиралась навестить княгиню Стрешневу.

- Да. Я не посылала к ней никого, чтобы предупредить о своем визите… Но, думаю, что это не обязательно. Мы ведь все-таки не чужие!

- Конечно! – ответил ей Алекс. Он уже допил кофе и спешно вытирал рот салфеткой. – Тебя подвезти?

- Нет. Я уже распорядилась насчет кареты.







Через несколько минут супруги распрощались друг с другом и каждый отправился по своим делам.

Александр сидел в углу кареты, нервно постукивая пальцами по деревянному наконечнику своей трости, и все время поторапливал кучера. Ему не терпелось поскорее встретиться с Николя, который должен был сообщить ему первые результаты своего расследования.
Саша же ехала в своем экипаже, который вез ее по широким улицам Петербурга к Невскому проспекту, где находился двухэтажный особняк князей Стрешневых. Всю дорогу она то и дело выглядывала в окно, чтобы узнать, не показалась ли знакомая ограда с огромными железными воротами, в середине которых красовался герб старинного дворянского рода.





Наконец карета остановилась. С помощью кучера Александра быстро выбралась из экипажа и медленно подошла к главному входу.





Снаружи дом практически не изменился. Те же стены, те же окна и парадная лестница. И казалось, что вот сейчас распахнуться двустворчатые двери, и к ней выйдет дядюшка, живой и здоровый. Она кинется к нему в объятья, а он только лишь слегка улыбнется в ответ и крепко прижмет ее к своей груди. От этих воспоминаний Сашеньке вдруг стало нехорошо и твердый комок подступил к горлу, который никак не хотел уходить, но ей удалось взять себя в руки.

Крепче сжимая свою сумочку, Саша приблизилась к двери, протянула руку к колокольчику, но та в нерешительности повисла в воздухе. Как же все-таки нелегко было через столько лет снова войти в эти двери!
Немного подумав, Сашенька все-таки позвонила в колокольчик и прислушалась, не идет ли кто. Двери дома распахнулись, и на пороге появилась фигура … Нет, не старого слуги Федора, и даже не Марии. Перед Сашей предстала незнакомая ей девушка в белом переднике.

- Слушаю вас!

- Я бы хотела, - дрожащим от волнения голосом произнесла Сашенька, - встретиться с княгиней Стрешневой.

- Проходите!.. Я сообщу Ее сиятельству, но они нынче не принимают! – Вежливо ответила горничная и проводила гостью в кабинет. – Как о вас доложить?

- Скажите, что приехала княгиня Арбенина! Александра Васильевна, - добавила Сашенька.

Пока горничная отправилась докладывать своей хозяйке, Сашенька принялась осматривать комнату. Она не увидела ни одной знакомой вещи. Казалось, что снаружи был дом ее дядюшки, а внутри – совершенно незнакомое жилище. Стены были перекрашены, мебель перетянута, а место рояля заняли большие книжные шкафы орехового цвета. Портреты родственников больше не украшали стены гостиной, а вместо них висели совершенно незнакомые лица и различные пейзажи в огромных золоченных рамах. От всего увиденного на глаза молодой девушки невольно набежали слезы. Луиза стерла и уничтожила все, что было так дорого Саше и ее дяде.





- Саша?! – послышался знакомый и в то же время неприятный ей голос княгини Стрешневой. В нем, как обычно, чувствовались какая-то надменность, гордыня и фальшь. – Вот так сюрприз!.. После стольких лет… Я не ожидала увидеть тебя!

- Здравствуйте, княгиня! А я подумала, что для вас это не будет полной неожиданностью, так как петербургские газеты уже давно сообщили о нашем возвращении.

- Да, я читала. Признаться, я ждала… Надеялась, что ты все-таки пожелаешь навестить меня. Прошу! – Луиза вежливо показала рукой на диван, а когда Саша устроилась, присела рядышком. – Может быть, чаю? Или кофе?

- Благодарю! Если можно, то лучше кофе.

Луиза позвонила в маленький колокольчик, и в гостиную вошла горничная.

- Катерина, две чашечки кофе!.. Это простой визит вежливости или у тебя есть ко мне какое-то дело, Сашенька? – Княгиня вновь обратилась к своей гостье.

- Скорее всего… это просто визит, Луиза! – Улыбнулась Сашенька. – И еще я хотела бы узнать о твоих планах относительно этого дома.

- О планах?! – Луиза немного приподняла бровь и в недоумении посмотрела на Сашу. – Я не понимаю тебя.








- Ты мне писала, что дядя не оставил никаких распоряжений, касаемых его имущества. Значит ли это, что этот дом теперь принадлежит тебе?

Луиза вдруг резко отвела взгляд и даже как-то немного занервничала. Затем она встала и подошла к двери, делая вид, что хочет посмотреть, не готов ли кофе. В дверях тут же появилась Катерина с подносом в руках.

- Где ты ходишь?! Наша гостья уже заждалась! – закричала Луиза. – Всё… всё! Дальше я сама. Прости, Сашенька! Прислуга совсем отбилась от рук. Когда был жив Петя, в доме был порядок во всем, а теперь… Мне даже пришлось нанять новую горничную для себя.

- А где же Федор и Мария? – спросила Саша и внимательно посмотрела на хозяйку. – Ведь они столько лет служили этому дому.

- Федора я отправила в деревню, он стал слишком стар. А Мария теперь служит на кухне. Она сама так захотела.

- Странно! – задумчиво произнесла Сашенька. – Ты мне так и не сказала…

- Ах да! – вспомнила Луиза или сделала только вид, что забыла. – Насчет тебя Петя не оставил каких-либо распоряжений. Никакого завещания не было, а значит по закону все его имущество переходит ко мне, как к законной супруге. Детей, как тебе известно, у него тоже не было.

- Но дядя не мог оставить этот дом кому-либо другому!.. Это родовое гнездо князей Стрешневых, и наследовать его должны только те, кто является членом семьи.

- Значит, я не являюсь членом Вашей семьи? – удивилась Луиза и громко рассмеялась. – Прекрасно!.. Прекрасно!

Сашенька вдруг поняла, что неправильно выразила свою мысль и тем самым невольно обидела княгиню. Конечно, в глубине души она так и не смогла принять эту женщину и не считала ее своей родственницей. Но произносить это вслух она тоже не собиралась.

- Прости, Луиза! Я не хотела обидеть тебя. Я просто хотела сказать…

- Я поняла тебя, Сашенька! – Вдруг резко оборвала ее Луиза. – Ты не считаешь меня законной наследницей. Но тебе придется признать этот факт!.. Петр Игнатьевич не оставил завещания, потому что не считал это необходимым. Он любил меня, поэтому женился и сделал меня единственной наследницей этого дома и всего своего имущества. Видимо, он считал, что ты и так вполне обеспечена и поэтому не нуждаешься в его деньгах.

- Дело вовсе не в деньгах, Луиза! Как ты не понимаешь?!.. Это дом моих предков. Здесь родился мой отец, а затем и его брат. Они выросли в этих стенах! Дядя говорил мне, что хотел бы, чтобы и мои дети росли здесь.

- Сожалею! Я ничем не могу тебе помочь. Ты, конечно, можешь обратиться в судебную контору, но… Они только подтвердят мои слова.

- Хорошо. Может ты и права! – тихо произнесла Саша и платочком смахнула слезы, катившееся по ее щекам. - Но могу ли я предложить тебе сделку?.. Я хочу купить у тебя этот дом.

Луиза сначала сильно удивилась, затем внимательно посмотрела на Сашу, усмехнулась и вдруг начала громко смеяться. Этот смех сначала напугал молодую княгиню Арбенину, а затем вызвал такое отвращение к его хозяйке, что Саша едва сдерживала себя от нарастающего в ее душе гнева.

- Что тебя так развеселило, Луиза?.. Мое предложение кажется тебе глупым и смешным?.. Я могу предложить тебе любую сумму, которую ты только пожелаешь. На эти деньги ты сможешь купить себе любой дворец в Петербурге.

- Я знаю, - с выражением в голосе ответила Луиза, - знаю!.. Твой муж ни в чем не отказывает тебе. Но я не собираюсь продавать свой дом!.. Он дорог мне… как память о тех счастливых моментах моей жизни, когда Петя был еще жив. Прости меня, но память не продается!.. И хочешь ты того или нет, но теперь я являюсь законной хозяйкой родового гнезда князей Стрешневых! А ты, если пожелаешь, можешь иногда приезжать ко мне в гости. Я всегда рада гостям!.. А сейчас мне придется оставить тебя, так как на это время у меня назначена встреча у директора театра. Прошу прощения!

- Ничего. Я понимаю! – Сашенька встала. – Луиза, если ты вдруг передумаешь… Дай мне знать, пожалуйста!

- Хорошо. Обещаю тебе!

- И еще, - Сашенька снова повернулась к Луизе и протянула ей небольшой конверт. – Это приглашение на благотворительный вечер. Мария Александровна очень бы хотела видеть тебя у нас.

- Благодарю! Я постараюсь непременно быть у вас, как указано в приглашении.







На следующий день дворецкий доложил Сашеньке о приходе некой женщины, которая непременно хотела видеть молодую княгиню Арбенину и отказывалась уходить, не переговорив с хозяйкой.

Саша удивленно приподняла бровь, немного подумала и велела слуге проводить гостью в гостиную.


- Вы хотели видеть меня, сударыня?... Мария?! Мария! - радостно воскликнула Сашенька, увидев в гостиной горничную своего дядюшки. -
Мария, ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть! Отчего ты раньше не приходила?

- Простите меня, ваше сиятельство! Я не знала, что вы в Петербурге. А вот сегодня услышала ваш голос, когда вы приходили к барыне... Мне ведь даже не позволили выйти к вам.

- Как это? - удивилась Сашенька.

- Когда вы покинули дом своего дяди и уехали с мужем, многое изменилось!.. Я теперь все больше на кухне... Барыня наняла себе новую горничную, выписала из Парижу.

- А Федор? Дворецкий Петра Игнатьевича?

- Его отправили в деревню.

- Почему Луиза так поступила с вами?.. В чем твоя вина?

- Сначала, после смерти Петра Игнатьевича, все было как и прежде. А потом барыня позвала меня и сказала, чтобы я шла на кухню помогать Авдотье. Я согласилась, потому что мне некуда идти, Александра Васильевна! Я родилась в доме Стрешневых, моя мать служила тут. Куда мне идти?

- Мария, мне очень жаль, что с тобой так обошлись! Если ты хочешь, то можешь служить здесь. Я с радостью возьму тебя горничной к себе.

- Благодарю вас, ваше сиятельство!.. Я слышала, что вы хотели узнать о смерти Петра Игнатьевича.

- Да, но что тут узнавать? У дяди была сердечная болезнь, хоть я в это и не очень верю.

- Я для этого и пришла к вам, Александра Васильевна! В тот день я кое-что слышала.

- В день смерти дяди?.. Что ты слышала, Мария? - Саша вдруг вся напряглась и внимательно посмотрела на горничную.

- В тот день Петр Игнатьевич шибко разозлился и ругался на своего управляющего. Потом появился и он.

- Кто? Управляющий? - не поняла Сашенька.

- Да. Барин ругал его и все время повторял: "Негодяй!" Барыня успокаивала его, но Петр Игнатьевич не слушали ее.

- А что было потом?

- Потом меня позвала Авдотья, и я ушла на некоторое время на кухню. Когда я снова подошла к двери гостиной, наш управляющий говорил барыне, чтобы она перестала плакать и ничего никому не рассказывала. А когда приедет доктор, они скажут ему, что барину стало плохо из-за сердца. Я ведь тогда еще не поняла, что Петр Игнатьевич уже умер.

- А что доктор? Что он сказал, когда приехал?

- С ним разговаривал управляющий. Доктор осмотрел барина, а потом как-то быстро вышел из комнаты весь белый, как полотно. Управляющий сунул ему деньги и что-то прошептал на ухо.

- Все это очень странно!.. За что дядя рассердился на господина Урусова?.. Мария, а ты говорила об этом полиции?

- Нет, что вы? Кто мне поверит? Я ведь простая горничная! Мне бы все равно никто не поверил.

- Ты права! Твое слово против слова княгини или управляющего. Знаешь, Мария, ты правильно сделала, что никому ничего не рассказывала! Если бы ты это сделала, они бы просто выгнали тебя или...

- Вы думаете, что меня бы убили?- Мария от ужаса округлила глаза и прикрыла рот рукой.

- Нет-нет, что ты!.. Просто они бы не позволили тебе со мной встретиться. Скажи, Мария, а кто-нибудь знает, что ты пошла ко мне?

- Ни одна живая душа! Вот вам крест, барышня!

- Хорошо. Мария, ты должна остаться в том доме!.. Я не настаиваю, а прошу тебя! Если ты уйдешь оттуда, я не буду знать, что там происходит. Ты согласна?.. Это ненадолго. Мария, я должна узнать, что случилось с дядей!.. Это мой долг! Прошу тебя, помоги мне, пожалуйста!

- Не волнуйтесь, ваше сиятельство! Я целиком предана вашей семье!

- Спасибо, Мария!.. Только будь осторожна! Если Луиза заподозрит тебя...

- Александра Васильевна, я буду внимательна!





10:36 

Золотой колокольчик судьбы. Том II: Семейные тайны

Глава третья


И снова тайны...


Петербург. Демутов трактир





- Алекс, объясни мне, наконец, что происходит! – спросил Николя после того, как половой исчез из поля зрения. - Это внезапное приглашение на ужин... Да еще и в такое заведение. И почему ты в штатском?.. Ты ушел в отставку?

После обеда Александр отправился к своему единственному другу, который снимал меблированные комнаты на окраине города. Николай очень обрадовался, когда на пороге его комнаты появился князь Арбенин. После радостных объятий и восклицаний друзья отправились в Демутов трактир.

- Николя! У тебя сразу столько вопросов, что я едва ли смогу ответить на них сразу! – ответил наконец Александр. - Я отвечу тебе, но лишь на некоторые из них.

- Что это значит?

- Это означает, что я не могу тебе все рассказать!.. Пока не могу! – сказал князь и многозначительно поднял указательный палец вверх.

- Хорошо. Я слушаю тебя внимательно!

- Для всех я ушел в отставку, поэтому ты видишь меня без мундира. Но я продолжаю служить на благо государству. Я выполняю одно весьма важное поручение государя.

- И что за поручение? – не унимался Николя. Ему не терпелось поскорее все узнать. Эта черта характера была у него с детства. Если ему вдруг приходилось принимать участие в какой-нибудь детской затее или забаве, то он непременно желал узнать все сразу.

- Прости, Николя, но этого я тебе не скажу!.. А встретились мы с тобой здесь, потому что у меня есть к тебе одна просьба. Дом и ресторация - это не вполне подходящая обстановка.

- Понимаю. А что за просьба? – тут Николя перешел на шепот, чувствуя, что именно сейчас Александр расскажет ему что-нибудь тайное. То, чего не должны слышать окружающие.

- Ты должен проследить за одним человеком. Где он бывает, с кем общается... В общем, мне необходимо знать о нем все! Сам я не могу этим заняться, так как князя Арбенина все хорошо знают. А ты...

- Я понял. Алекс, скоро ты будешь знать все об этом человеке, даже цвет его панталон! Не сомневайся! Кто он?



- Иван Завьялов. Он служит управляющим у князей Волконских. А теперь мы сходим с тобой в одно место! – Алекс быстро поднялся из-за стола и направился к выходу, расталкивая изрядно подвыпивших посетителей трактира.




- Видишь тот дом, Николя? - спросил Александр.

- Да. Зачем мы сюда пришли?

- В этом доме проживает господин Завъялов, - пояснил Алекс и внимательно посмотрел на друга. - Запомни, через несколько дней я должен знать об этом господине все! Это весьма важно!




Николай кивнул в знак согласия, и друзья направились в сторону переулка.

- А теперь куда мы идем, Алекс?

- Сейчас узнаешь, Николя! Не волнуйся!




- Телеграфическая станция? - еще больше удивился поручик.

- Да. Каждый день ты будешь приходить сюда и отправлять мне ту информацию, которую узнаешь об этом человеке. Мы будем пользоваться шифром. Помнишь, как в детстве мы играли в одну игру?

- Зашифрованное слово? - улыбнулся Николя.

- Да. Ты будешь отправлять мне зашифрованные телеграммы.

- А почему мы не можем с тобой просто встретиться где-нибудь? Например, в том же трактире? - недоумевал Николя.





- Нельзя! Это очень серьезное и ответственное задание! А если Иван заметит за собой слежку?

- Я понял, Алекс! На тот случай, если вдруг меня раскроют, я буду молчать!

- Я знаю, друг! Поэтому я и обратился именно к тебе!


Продолжение следует...

17:28 

Золотой колокольчик судьбы. Том II: Семейные тайны

Глава вторая

Сомнения


Петербург. Дом князей Арбениных

Спустя несколько часов молодая семья Арбениных вновь ступила на землю северной столицы Российской империи. На перроне Николаевского вокзала их уже ждала карета с родовым гербом Арбениных.





Радости Марии Александровны не было предела, когда Александр, Сашенька и маленький Петруша переступили порог родного дома.
Как и прежде во дворце царили покой и уют, хотя некоторая мебель была перетянута, какие-то вещи поменяли свои места, но общая атмосфера дома была неизменна.
Мария Александровна выделила Петруше отдельную комнату, молодые супруги получили все правое крыло дворца, в котором и убранство и отделка сохранились в своем прежнем виде.






- Алекс, я хотела у тебя поинтересоваться одним вопросом, - начала разговор Мария Александровна однажды за обедом.

- Слушаю вас, матушка! – отозвался молодой князь и внимательно посмотрел на мать.

- Мне доложили, что ты ездил в Царское село к императору, но вернулся довольно скоро. Что-то произошло, о чем я не знаю?







Сашенька перестала есть и с беспокойством посмотрела на мужа.

- Все в порядке, дорогая! – успокоил ее Алекс, а затем обратился к матери. – Не стоит волноваться понапрасну, матушка! Я встретился с государем, только и всего. Наш разговор касался моей службы.

- Я обеспокоена, потому что в последнее время ты ведешь себя иначе. И потом… Почему ты в штатском?




- Матушка!.. Сашенька!.. Я не хотел вас беспокоить раньше времени, но теперь моя служба будет несколько иного характера.

- Как? – в один голос воскликнули жена и мать.

- Что это значит, Алекс? – спросила Сашенька. – Ты вышел в отставку и ничего не сказал мне?

- Прошу вас, не нужно паники! – молодой князь понял, что совершил ошибку, рассказав новости вот так сразу, и стал пытаться как-то успокоить напуганных женщин. – Как и прежде я буду служить на благо России! Арбенины многие годы служили при дворе, и так будет всегда! Но я хотел бы вас попросить пока ничего у меня не спрашивать. Это весьма важно для меня и для того дела, которому я служу! Прошу вас!.. Это очень важно!

- Если это необходимо, то я более не коснусь этой темы! – твердо сказала Мария Александровна и с одобрением погладила сына по руке.





- Благодарю вас, матушка! – ответил ей Алек и с ожиданием посмотрел на жену. – Дорогая?

- Я поняла одно – это какая-то глубокая тайна, в которую ты не можешь посвятить никого из семьи.

- Прости! – Алекс поцеловал руку жены и встал из-за стола. – А теперь прошу прощения, мне необходимо оставить вас и встретиться с Николя.






- Варвара! – крикнула Мария Александровна служанке. – Можешь убирать со стола.






- Сашенька, ты обиделась на мужа? – спросила княгиня Арбенина у невестки, когда они перебрались из столовой в гостиную.

- В последнее время у Алекса появилось столько тайн, что я даже не знаю, как мне реагировать на все это.






- Сашенька, - Мария Александровна бережно взяла руку молодой женщины в свою, - в жизни каждой семьи наступают такие моменты, когда не все можно говорить друг другу. Ты знаешь, что до замужества я долгое время служила при дворе. Я была фрейлиной ныне покойной императрицы Марии Александровны. Мой будущий супруг был адъютантом Его Величества. Жизнь при дворе очень яркая и насыщенная, у меня было много поклонников, но я выбрала князя Арбенина, хотя он был старше меня на несколько лет. Когда мы обвенчались, меня исключили из фрейлин, а Николай остался на службе. После замужества моя жизнь сильно изменилась: отныне я должна была следить за хозяйством и ждать мужа дома. Николя был скрытным человеком и никогда не посвящал меня в свои дела, касающиеся его службы.

- Я понимаю это, но мне трудно привыкнуть к таким переменам!.. Во Франции Алекс ничего не скрывал от меня.






- Или ты просто не замечала этого, - улыбнулась Мария Александровна. – Сашенька, Алекс делает это не по своей воле. Этого требует от него СЛУЖБА!.. Ну, а мы с тобой должны поддерживать его. Кстати, через две недели я устраиваю благотворительный ужин и хочу, чтобы ты помогла мне в этом.

- Я к вашим услугам, матушка! – обрадовалась Сашенька и ближе придвинулась к княгине.

- Это пригласительные билеты, а это, - Мария Александровна достала небольшой лист бумаги, на котором в две колонки были написаны имена и фамилии, - список гостей. Нам необходимо как можно скорее подписать и разослать все эти билеты.





- Генерал Лещинский, г-жа Ольга Александровна Зорина, - начала читать Сашенька, - графиня Орлова, княгиня Стрешнева…

- Да, я собираюсь пригласить Луизу, - пояснила Мария Александровна, заметив вопросительный взгляд своей невестки. – Все-таки она была женой твоего дяди, а я очень уважительно относилась к Петру Игнатьевичу. Вместе с ним мы построили школу для крестьянских ребятишек, больницу…






- Мария Александровна, если вы желаете пригласить эту женщину, я не буду вам в этом чинить препятствия!.. Да. Я не люблю Луизу, но и прятаться от нее всякий раз тоже не собираюсь.




- Согласна с тобой, что княгиня Стрешнева не из нашего круга, но она очень мила.



- Дело вовсе не в ее родословной. Просто я не доверяю этой женщине!

- Даже так?! – удивилась Мария Александровна. – В чем ты ее подозреваешь?

- Пока не знаю. Но я чувствую, что в смерти дяди есть некоторые неточности.





- Да? – еще больше удивилась княгиня. – Я присутствовала на похоронах Петра Игнатьевича и ничего особенного не заметила. Все было исполнено в соответствии с правилами. После этого Луиза целый год носила глубокий траур, как и положено вдове. Ныне она тоже занимается благотворительностью, ушла из театра. Ее не в чем упрекнуть!.. Мне кажется, ты зря не доверяешь ей.





- Мария Александровна, давайте оставим эту тему! – попросила вдруг Сашенька и снова обратилась к списку гостей. – Я с радостью помогу вам в организации приема!




Продолжение следует...

18:46 

Золотой колокольчик судьбы. Том II: Семейные тайны

Том II: Семейные тайны


«Мы думаем, как нас выкинет из привычной дорожки, что все пропало;
а тут только начинается новое, хорошее. Пока есть жизнь, есть и счастье»
(Л. Н. Толстой «Война и мир»)


Глава первая

Назад в прошлое


В главе использована картина К. Дебюсси "Париж"

Со времени последних событий, произошедших в доме князей Стрешневых, прошло ровно пять лет. Шел 1892 год.
В России это были последние годы правления Александра III, который придерживался консервативно-охранительных взглядов и проводил политику контрреформ. Именно в эти годы, в течение июля 1891 года, велись переговоры о сближении между Россией и Францией, а уже 28 июля Александр III утвердил окончательную редакцию договора, которое практически сразу вступило в силу. После того, как начальники генеральных штабов двух стран подписали военную конвенцию, из Парижа на родину был отозван князь Александр Арбенин.






В это время Россию постигло новое несчастье – голод, охвативший основную часть Черноземья и Среднего Поволжья. Непосредственной причиной кризиса был сильнейший неурожай в этой зоне в 1891 году. Запасы зерна, предназначенные для ликвидации подобных кризисов, практически отсутствовали. Цены на продовольствие росли, а спрос и цены на труд крестьян в зоне неурожая – падали. Таким образом, существенная часть населения не имела ни зерна текущего урожая, ни запасов от предшествующих урожаев, ни возможности найти работу и жить на заработную плату. Страдания голодающих вызвали большое сочувствие в образованной части общества, в деревню устремился поток интеллигентных добровольцев, стремящихся организовать помощь крестьянам.

Именно в такое время из благополучной Европы в Россию возвращалась молодая семья Арбениных: Александр, его жена Александра Васильевна и маленький Петруша.








- Наконец-то мы снова в России! – радостно воскликнула Сашенька, глядя в окно вагона. Мимо мелькали поля, леса, деревеньки и снова поля – заброшенные и заросшие, но все равно на душе было как-то необычайно радостно и светло. Ведь теперь они снова дома.

- Д-а-а-а! – Протяжно произнес Александр и тоже посмотрел в окно. – Мы снова дома. Но какая печальная картина предстает перед нами, Mon cher! (фр.- Мой друг).






- Oui! ( Да). Мария Александровна писала, что организовала благотворительный фонд в помощь нуждающимся. Я бы очень хотела помочь ей в этом благородном деле!




- Матушка будет очень рада! – улыбнулся Александр и снова принялся просматривать «Санкт-Петербургские ведомости», которые были куплены им на одной из станций.
Еще несколько минут Сашенька продолжала смотреть в окно, а потом достала из чемодана большой альбом в коричневом кожаном переплете и начала рассматривать снимки, которые были сделаны за границей.







Вот дом, в котором они жили первый год, а вот их первый семейный праздник – Новый год. Следующая страничка – их совместные конные прогулки, а на этой фотографии запечатлен их первенец, которому было суждено родиться вдалеке от родного дома. Следующая фотография – она и Петруша гуляют по парку Монсури (Parc Montsouris). Тут молодая женщина на минуту задумалась, задерживая свой взгляд на последней фотографии. С этим парком у нее было связано много счастливых моментов жизни, но один, не очень приятный, она не забудет никогда.




Париж, 1888 год.

Однажды, прогуливаясь по парку Монсури, Сашенька услышала, как кто-то окликнул ее, и этот голос был ее хорошо знаком. Она мгновенно обернулась и увидела Софью Лещинскую, идущую вдоль парковой аллеи прямо к ней.




- Софи?! – удивленно произнесла Сашенька. – Вы?

- Bonjour (Здравствуйте), Александра Васильевна!

-Bonjour ! – Поздоровалась и Сашенька. –Je ne comprends pas (Я не понимаю)… Разве Вы не в Швейцарии?

- В Швейцарии? – Теперь уже удивилась Софи.

- Екатерина Львовна сказала, что Вы покинули Россию и выехали в Швейцарию вместе с … ее сыном.





- Узнаю Екатерину Львовну! – Софи засмеялась, но уже через минуту ее лицо вновь сделалось серьезным. – Значит, Вы так ничего и не знаете?

- А что я должна была узнать? – вновь удивилась Сашенька и внимательно посмотрела на девушку.

- На Мишеля напали бандиты в тот день, когда вы должны были встретиться. Едва живого его привезли домой, вызвали доктора. Екатерина Львовна решила увезти его за границу для лечения и попросила, чтобы я была рядом с ним.

- Что? – воскликнула Сашенька. Откровения Софи стали для нее настоящим ударом. - Как же так?!.. Как же можно?!.. Все это время я думала, что Миша предал меня! Каждый раз, когда я вспоминала наш разговор с княгиней, меня мучили угрызения совести!

- Угрызения совести? Отчего? Вы ведь ни в чем не виноваты!






- От того, что я хотела убежать из дома, покинуть моего любимого дядюшку из-за человека, который так жестоко обманул меня! Я так думала. Подождите… Но ведь Миша мог написать мне! Отправить какую-нибудь весточку, что все это обман и интриги его матери.

- Он писал. Писал много раз, но его письма не доходили до адресата! И не могли дойти.

- Снова Екатерина Львовна приложила старания? – усмехнулась Сашенька.

- Нет, - тихо произнесла Софи и опустила глаза, - это я не отправила их. Простите меня, Сашенька! Но… Le temps perdu ne se rattrape jamais! ( Прошлого уже не вернешь).






Саша еще раз внимательно посмотрела на Софи, а затем резко повернулась и медленно пошла вдоль аллеи.

- Александра Васильевна! – крикнула Софи, догоняя молодую княгиню. – Александра Васильевна, подождите! Прошу Вас!.. Мишель очень любит Вас и всегда любил! Умоляю Вас, простите меня!

- Любит? – Сашенька резко развернулась и остановилась, глядя прямо в глаза своей сопернице. – Любит? А что мне теперь? Разве это имеет какое-то значение сейчас, когда я уже замужем?.. Отчего Вы раньше не сказали мне об этом? А?

- Я не могла. Екатерина Львовна была весьма недовольна случившимся и наняла одного человека, чтобы…

- Чтобы что? Говорите, Софи! Я готова выслушать все до конца.

- Этот человек передал от нее письмо, в котором говорилось, что я должна немедленно покинуть Россию и никогда более не возвращаться. Она пригрозила, что употребит все свое влияние, и мой отец потеряет все! Все! Понимаете, что это означает?

- Да. Княгиня Волконская имеет большие связи не только в обществе, но и при дворе.

- Поэтому я вынуждена была послушать ее.






- Но я не знала, что Мишель ничего не рассказал Вам! - тихо сказала Софи. – Как только он узнал об обмане, сразу бросился к Вам. Но, видимо, не успел.

- Теперь уже поздно. Слишком поздно! У меня есть муж, которому я поклялась в любви и верности перед алтарем. Прошлого уже не вернуть!.. Спасибо Вам, что рассказали мне правду! Теперь я хотя бы буду знать, что не обманулась в любимом человеке.

После разговора с Софьей Сашенька пришла домой и до самого вечера проплакала в своей комнате. Плакала о том, что так жестоко была обманута. Плакала, что все ее мечты были разрушены злыми и бессердечными людьми. Плакала о том, что поспешила с выводами и дала согласие на брак с нелюбимым человеком. Плакала о своей поломанной судьбе.


- Ты только послушай, дорогая, что пишут!

Услышав голос мужа, Сашенька встрепенулась и закрыла альбом с фотографиями.
- Что же пишут в газете? – тихо спросила она и посмотрела на своего мужа.





- «Вновь прибывшие из-за границы молодой князь Арбенин со своей супругою и малолетним сыном, граф Березин с супругою и 16-летнею дочерью, а также князья Бакунины, Шиловские…», - прочитал Александр и усмехнулся. – Видимо, моя матушка уже сообщила всем, что мы возвращаемся в Петербург! Узнаю свою Maman!





- Я никак не могу привыкнуть к здешним порядкам. В Европе все иначе!





- Д-а-а! Теперь нам придется вновь привыкать к столичной жизни с ее укладом и законами. Это вам не Париж и не Вена! Это Россия, Петербург! Здесь все устроено так, что каждый непременно должен следить за своею речью. Думать, когда и кому что сказать! Это весьма важно!

- Ты прав, но так хочется еще немного побыть одним! - Тяжело вздохнула Сашенька. - Ты не против, если я ненадолго оставлю тебя одного и попроведаю Петрушу в соседнем купе?

- Нет, конечно! До Петербурга еще несколько часов, я почитаю немного.





Продолжение следует...

19:43 

Роман в двух томах "Золотой колокольчик судьбы"
.
Том I "Дворянская честь"

Все персонажи в романе вымышленные и возможные совпадения с реальными событиями являются случайными.


Глава первая. Визит старого друга

Окрестности Петербурга. Имение князя Волконского. Лето 1886 года.

Солнечным июльским днем княгиня Екатерина Львовна Волконская , как обычно, сидела в парке и читала свой любимый роман "Бедные люди" Достоевского.






Каждое лето Ее сиятельство выезжала из серого душного Петербурга в свое имение Митино, которое находилось в нескольких километрах от Петербурга, чтобы подышать свежим воздухом, отдохнуть от петербургского высшего общества, насладиться тишиной и спокойствием и, наконец, просто поправить свое здоровье.





В обществе Екатерину Львовну все знали, как властную женщину, которой подчинялись не только все слуги в доме, но и даже ее супруг князь Сергей Степанович Волконский во всем слушался свою жену и не смел ей перечить. Екатерина Львовна очень любила побыть одна, хотя тщательно это скрывала ото всех и поэтому часто говорила: "Все забыли меня, я совсем одна-одинешенька!".
Вот и сейчас она сидела в кресле и читала Достоевского. Неожиданно ее занятие было прервано появлением горничной.






- Ваше сиятельство, прибыл князь Стрешнев с визитом! - доложила служанка.







- Петр Игнатьевич? С визитом? - удивлено произнесла Екатерина Львовна, - Ну что же ты стоишь, Варвара? Проси! Да и будь порасторопнее, не каждый день я встречаю такого гостя! - ледяным голосом сказала хозяйка.





- Слушаюсь, Ваше сиятельство! - быстро ответила Варвара и отправилась выполнять приказание своей госпожи.



Екатерина Львовна закрыла томик Достоевского и стала ждать гостя.




Неожиданный визит князя Стрешнева слегка удивил ее, потому что Петр Игнатьевич давно не навещал ее в Петербурге, а сейчас проделал длинный путь в ее имение только для того, чтобы просто встретиться с ней?




Екатерине Львовне была непонятна причина этого визита, но в то же время ее охватила какое-то странное чувство радости, ведь князь приехал именно к ней, а не к ее мужу, как это происходило обычно в Петербурге.





Ее мысли были прерваны приходом Петра Игнатьевича.





- Добрый день, дорогая Екатерина Львовна! Вы как всегда свежи и выглядите превосходно!





Многие барышни Петербурга могли бы Вам позавидовать! - быстро произнес гость и поцеловал руку княгини.







Петр Игнатьевич Стрешнев жил в Петербурге, не любил наносить визиты и посещать все те места, которые обычно было принято посещать светским обществом. Он жил в большом доме на Невском совершенно один и редко принимал гостей. В обществе о нем ходило много разных слухов и сплетен по поводу его одиночества, и все называли его старым холостяком. Поэтому его визит так удивил княгиню Волконскую, ей не терпелось поскорее узнать причину его приезда.



- Благодарю Вас, уважаемый Петр Игнатьевич! Вы знаете, как порадовать женщину преклонных лет! - с довольной улыбкой произнесла княгиня.





- Что Вы, несравненная, Екатерина Львовна! Где Вы видите здесь женщину преклонного возраста? Я вижу перед собой еще молодую и прекрасную женщину!
- Полно, Петр Игнатьевич! Вы вогнали меня в краску своими комплиментами!. Я очень рада, что Вы нашли время, чтобы навестить меня в деревне. Я здесь уже второй месяц вынуждена целыми днями быть одна-одинешенька. К сожалению, моему мужу не удается до сих пор вырваться со службы и приехать сюда, - начала играть свою роль Екатерина Львовна.





- Что Вы говорите, княгиня! Я думал, что Сергей Степанович находится здесь в имении! Как жаль, как жаль! - разочаровано произнес князь.





"Он приехал не ко мне, а к Сергею",- молниеносно пронеслось в голове княгини. Улыбка быстро исчезла с лица Екатерины Львовны, но тут же появилась снова.






Княгиня не любила выставлять свои чувства напоказ, поэтому спросила то, что первое пришло ей в голову:
- А что случилось, Петр Игнатьевич? Может быть я Вам смогу чем-нибудь помочь?






-
Видите ли, любезная Екатерина Львовна, дело весьма деликатное! - нерешительно начал Петр Игнатьевич и замолчал. Немного подумав, наконец решился изложить свою просьбу Екатерине Львовне.
-Это касается одной особы, моей племянницы. Она недавно осиротела. Вы уже, наверное, знаете, что мой брат скончался за границей два года назад. Простите, княгиня, что напоминаю Вам о Василии. Я не хочу...




- О, конечно, князь! Я слышала об этом. Сочувствую Вашему горю! Не извиняйтесь, дорогой Петр Игнатьевич! Что было, то давно прошло. Прошу Вас, продолжайте!




- Да, что уж теперь! Когда мой брат умер, его дочь осталась на воспитании у ее матери, супруги моего брата. Вы знаете, что он соединился узами брака в Швейцарии. Недавно я узнал, что моя невестка скончалась полгода назад, и княжна Александра Васильевна осталась одна, - со скорбью в голосе закончил свой рассказ Петр Игнатьевич.






- Это ужасно! Бедная девочка! Как тяжело пережить потерю родителей в столь юном возрасте! Сколько ей сейчас лет? - продолжала играть свою роль Екатерина Львовна.
- Весной ей исполнилось 17 лет. Она еще так юна и неопытна, чтобы оставаться одной. А я живу совершенно один и поэтому решил взять мою племянницу в свой дом на воспитание и принять участие в ее судьбе!





- Это так великодушно с Вашей стороны, Петр Игнатьевич! Но Вы хотели нас о чем-то попросить? Я правильно Вас поняла, князь? - напомнила княгиня Волконская. Ей так хотелось оказать какую-нибудь услугу этому человеку, и пусть он пришел не к ней, а к ее мужу, но именно она поможет ему. От этого ей становилось все радостнее, и она принялась внимательно слушать его.





- Вы правильно меня поняли, княгиня! Дело в том, что я затеял небольшую перестройку моего дома в Петербурге, а княжна приезжает в столицу уже на днях. Я хотел Вас попросить, любезная Екатерина Львовна, принять мою племянницу на несколько дней в своем имении. Кроме Вас, мне больше не к кому обратиться.




- Я приму Вашу племянницу, уважаемый Петр Игнатьевич, с большим удовольствием! Здесь я целыми днями одна, но теперь у меня будет компаньонка!




- Благодарю Вас, дорогая Екатерина Львовна! - радостно произнес Петр Игнатьевич.
- Ну что вы, Петр Игнатьевич, мы же с Вами старые друзья! - игриво ответила княгиня.





Екатерина Львовна очень любила, когда к ней обращались с разного рода просьбами. От этого она чувствовала себя важной и очень нужной, но еще больше княгиня любила напоминать всякий раз людям о своем великодушии. Вот и сейчас она радовалась в душе не от того, что помогла старому другу, а от того, как в очередной раз ей удалось ловко поймать в свои сети не просто кого-то, а самого князя Стрешнева. Екатерина Львовна торжествовала, а Петр Игнатьевич, глядя на счастливое выражение лица старой подруги, думал, какая же все-таки добрая женщина эта Екатерина Львовна.




"Забыв о прошлом, согласилась принять в своем доме дочь моего брата Василия. Это ли не верх великодушия? Нет, эта женщина - святая!" - думал про себя Петр Игнатьевич.



20:27 

Золотой колокольчик судьбы. Глава 34

Глава тридцать четвертая
Заговорщики


Луиза, одетая в роскошное вечернее платье, сидела за туалетным столиком у себя в будуаре и
пыталась справиться с пышными локонами, которые никак не хотели укладываться так, как ей
было нужно, когда в дверь ее небольшой съемной квартиры постучали.




«Кто это еще пожаловал в такой час?» - состроив недовольную гримасу, подумала она и пошла открывать.




- Я тебя не ждала нынче!.. Зачем ты пришел? – бросив гневный взгляд на входящего Глеба,
спросила Луиза и, не дождавшись ответа, снова уселась к зеркалу, чтобы закончить свое дело.

- Ну не злись! – весело сказал Глеб и слегка приобнял ее за плечи.
По всему было видно, что он был в хорошем расположении духа.




– Есть новости, поэтому я и зашел.

- Нашел время!.. Ныне я занята и не могу уделить тебе должного внимания.
Я собираюсь к княгине Арбениной.




- Мне это известно, - удобно устраиваясь в кресле, ответил Глеб и, слегка прищурив глаза,
посмотрел на Луизу. – Ты так наряжаешься, как будто это у тебя помолвка!




Справившись, наконец, с прической, Луиза внимательно оглядела себя в зеркале и,
оставшись довольна своим внешним видом, улыбнулась своему отражению.


- Я просто хочу хорошо выглядеть на этом приеме! – важно протянула она, припудривая лицо и шею.
- Ведь там будет столько знатных гостей. Я не хочу, чтобы потом говорили, что невеста князя
Стрешнева экономит на нарядах.




- Ха-ха-ха! - рассмеялся Глеб. - Не смеши меня, Луиза!.. Ты? Экономишь?

- Прекрати смеяться!.. Говори, зачем пришел? – начала терять терпение Луиза.
– Мне действительно надо ехать. Скоро за мной заедет Петр Игнатьевич.






- Ну, хорошо! – Глеб перестал смеяться, и лицо его приняло серьезное выражение.
– Ты едешь на помолвку Саши с князем Арбениным... Там непременно будет и княгиня
Волконская со своим отпрыском, а так же и генерал Лещинский со своей дочерью...

- Это я и без тебя знаю!.. Глеб, я не понимаю тебя, - Луиза перестала пудрить лицо и повернулась к нему.
- Чего ты хочешь?.. Объясни мне, наконец!






Глеб молча встал со своего кресла и начал ходить по комнате с задумчивым выражением лица,
лишь изредка поглядывал в сторону Луизы, которая все так же продолжала сидеть у зеркала,
ожидая ответа на свой вопрос. Сделав еще несколько шагов по комнате, он, наконец, остановился
возле нее и, глядя прямо ей в глаза, твердо произнес:

- Наверняка молодой князь Волконский захочет побеседовать с княжной Стрешневой и
попытается отговорить ее от этого брака… Ты ни в коем случае не должна допустить,
чтобы ему это удалось!.. Было бы лучше, если бы ты настроила их друг против друга.




- Зачем? – удивленно спросила Луиза и пристально посмотрела на брата.

- А затем, чтобы Саша не передумала раньше времени!.. Нельзя, чтобы теперь она
отказалась выходит за Арбенина. Еще не время! – сказал Глеб и, отходя к окну,
задумчиво продолжил. - И еще ты должна поговорить с княгиней Волконской…
Пора, наконец, подрезать крылышки этой самовлюбленной особе!.. Я хочу, чтобы
ты напомнила ей о моей матушке.. Заведи разговор… так… как бы невзначай.
Только не спугни ее!.. Я не хочу, чтобы она что-то заподозрила.
Надеюсь, тебе это по силам, Луиза?




- Хорошо. Я попытаюсь это сделать, Глеб!.. Какие еще будут указания? – С иронией и даже
с некоторой обидой в голосе произнесла она и снова повернулась к зеркалу.
Больше всего на свете Луиза не любила, когда ее начинали учить, что и как ей делать, а особенно,
когда начинали сомневаться в ее артистических способностях.
Глеб понял, что немного перегнул палку, и поспешил загладить свою вину:

- Ну, хорошо!.. Прости меня и не злись!.. Мы с тобой делаем одно общее дело, сестричка!..
Наш план начал действовать, и совсем скоро все, кто причастен к гибели моей матери, поплатятся за свои деяния!






- И Лиза тоже? – не глядя на Глеба, спросила Луиза.

Глеб вздрогнул от неожиданности.
- Лиза?.. При чем здесь она?




- Вот и я спрашиваю об этом?.. Что у тебя с ней, Глеб?.. Зачем тебе эта наивная дурочка из чайной?

- Как ты узнала?.. Или Карл снова приехал из Швейцарии, и ты приказала ему следить за мной?

Луиза увидела, что ее вопрос о Лизе сильно не понравился Глебу. Его щеки налились пунцовым
румянцем, а глаза начали бегать по сторонам. Она поняла, что попала в самую точку, и уже не могла
удержаться от распирающего ее любопытства:

- Неужели ты влюбился в эту простушку?




- Лиза мне нравится, - тихо ответил Глеб, - у нее ангельская душа. И не такая уж она и простушка,
как тебе кажется.. Лиза необычайно похожа на мою матушку!.. Может, я люблю ее!




- Ты?.. Любишь ее? – Глаза Луизы округлились от удивления, и ее беззаботность сменилась беспокойством.
– Н-е-е-т!.. Этого не может быть! Я не верю тебе, Глеб!.. Ты никогда никого не любил..
Ты хочешь использовать ее в своих целях!




- Это неправда!.. Лиза мне чрезвычайно дорога, и я не собираюсь причинять ей зло! – начал оправдываться Глеб.
– Ей ничего неизвестно о нашем деле.

- Я надеюсь на это, братец!.. Но лучше всего будет, если ты оставишь ее в покое!..
Я не хочу, чтобы эта девушка как-то пострадала.




- Это не твои заботы, Луиза!.. Не смей вмешиваться в мою жизнь! – Резко ответил Глеб и нервно
застучал пальцами по деревянному подлокотнику кресла.




- Не вмешиваться в твою жизнь?!.. Вот как ты заговорил!.. А в мою… жизнь… можно, значит, вмешиваться?–
прошипела Луиза и со злостью посмотрела на него. - Там, в Швейцарии, ты заставил меня выйти замуж за
этого с-та-а-рого… ме-е-р-зкого… Бланжа!




- Это нужно было для дела, ты ведь знаешь! – попытался оправдаться Глеб, но увидел, что его
слова не успокоили ее, а, наоборот, еще больше распалили, и он вынужден был продолжить.
- Если бы ты не вышла за него замуж, то мы бы никогда не выбрались из нищеты и не смогли
бы осуществить свой план!.. Если бы не деньги этого «старого и мерзкого господина», как ты
изволила выразиться, ты бы сейчас спала не на мягкой перине с белыми простынями и носила
бы не эти дорогие платья.. И разве ты была бы на сцене Императорского театра?.. А?..
Или, может, ты забыла, как несколько лет назад стирала грязное белье и мыла полы у богатых
господ?.. Твое счастье, что господин Бланж обратил на тебя внимание и влюбился без памяти!..
Он дал тебе то, что нам так было необходимо – деньги, а вместе с ними и положение в обществе!..
И если…




- Все, хватит, Глеб! – остановила его Луиза, не позволив ему договорить то, что она прекрасно знала и без него.
– Хватит!.. Можешь не продолжать.




В комнате наступила тишина.
Глеб посмотрел на Луизу, которая сидела возле зеркала с каменным выражением лица,
и понял, что своими словами больно ранил ее. Луиза была единственным человеком,
которому он доверял и любил по-настоящему. С того самого момента, как его мать
подобрала на улице бедную несчастную девочку, которая находилась в рабстве у нищих,
она стала для него сестрой, которую он поклялся любить и оберегать.

- Луиза, прости меня!.. Я обещаю тебе, что… ты еще будешь счастлива!..
Когда виновные будут наказаны, мы уедем отсюда далеко-далеко. Туда,
где нас никто не знает!.. Ты выйдешь замуж за любимого человека и нарожаешь
кучу детишек.. Я, возможно, женюсь на Лизе.






- Ты на самом деле любишь эту девушку? – Все еще не верила Луиза.

- Не знаю. Любовь ли это?.. Ты верно подметила, я никогда никого не любил,
а теперь места себе не нахожу… Постоянно думаю о ней.


- Ну, так это же прекрасно! – Радостно воскликнула Луиза и по-сестрински поцеловала его.
Глеб немного смутился. По его виду было видно, что он испытывает неловкость от того, что
поддался минутной слабости и рассказал о Лизе, тем более что он не был до конца уверен в
своих чувствах.





- А если я скажу тебе, что тоже влюблена? – неожиданно сказала Луиза, решив, что настал
подходящий момент для признания.

- Ты влюбилась? – Все еще не чувствуя никакой опасности, удивился Глеб.
– И кто же… этот счастливчик?

- Это… Петр Игнатьевич.





Как только Глеб услышал имя князя Стрешнева, лицо его мгновенно побагровело от ярости.

- Н-е-е-т! – закричал он и вскочил со своего места. - Это невозможно!

- Отчего невозможно?




- Только не в него!.. Ты не можешь себе этого позволить, Луиза!.. Он – враг! – кричал Глеб.
– В своем ли ты уме?.. Ты что же это, решила порушить весь наш план?




- Успокойся, Глеб! Ничего я не собираюсь порушить! – закричала в ответ она и обессиленно
уронила голову на руки. - Просто я устала!

- Устала?! – Прохрипел Глеб и посмотрел на нее.




Он понял, что Луиза находиться на грани истерики и, если сейчас он не успокоит ее,
то все их планы пойдут прахом.

- Луиза, потерпи еще немного! – ласково прошептал Глеб и обнял сестру за плечи.
- Скоро они все получат по заслугам, и мы уедем!.. У нас начнется новая жизнь… Счастливая жизнь!


- Счастливая? – сквозь слезы прошептала она и с надеждой посмотрела на него. - А будет ли она у нас?!






- Будет!.. Обязательно будет. Мы ее заслужили!.. А про князя Стрешнева забудь!
Он – не твоя судьба!.. Забудь его, Луиза!.. Он мерзавец и негодяй, который недостоин твоей любви!

- Иногда мне кажется, что он ни в чем не виноват! – задумчиво произнесла Луиза.
- У него такое чуткое и доброе сердце. Разве человек с таким сердцем может совершить что-то дурное?





- «Доброе и чуткое сердце»?.. Если бы это было так, то он никогда бы не позволил себе
выгнать беременную женщину на улицу, даже если она и оступилась один раз!..
Ты ведь сама слышала рассказ моей матушки, что он даже не впустил ее в свой дом, когда
она пришла к нему просить о помощи. Он даже не вышел к ней, а передал свои слова с ее
сестрой. Так как ты можешь жалеть его, Луиза?.. Он такой же, как и моя тетушка, которая
так печется о своей дворянской чести!.. Чем он лучше ее?.. Он… его брат… и даже родная
сестра отказались от нее, решив, что она недостойна их.





- Не знаю!.. Я все время вспоминаю рассказ твоей матери, и у меня перед глазами встает
образ совершенно ДРУГОГО князя Стрешнева, а не того, которого я знаю и вижу каждый
день!.. Как будто это два совершенно разных человека!.. Каждый день… каждый час…
каждую минуту, когда я нахожусь подле него, я пытаюсь найти в нем что-то такое, что указало
бы мне на его ничтожную натуру. Но я этого не нахожу!.. И знаешь, о чем я стала думать в
последнее время?.. Я бы очень хотела забыть историю твоей матери или… вовсе не знать ее
никогда!.. Я устала, Глеб, от всего этого!.. Как я устала НЕНАВИДЕТЬ!.. И так хочу ЛЮБИТЬ!..
Просто любить, не оглядываясь назад…




- Мы будем любить, сестренка!.. Обязательно будем, но… не сейчас… Потом… Когда все
наши враги будут наказаны!.. Если бы тогда, когда она молила о помощи, княгиня Волконская
и князь Стрешнев не отвернулись бы от нее и подали бы ей свою руку, моя матушка была бы
сейчас жива.

- Я все это понимаю, Глеб, но поделать с собой ничего не могу. Он так глубоко проник в мою
душу, что… Господи, за что мне такое наказание?!.. Я сама угодила в ту самую ловушку, которую
мы уготовили для Петра Игнатьевича, Глеб!




- Замолчи!.. Я больше не желаю этого слышать! – что есть силы закричал Глеб и с укором посмотрел на нее.
- Или ты возьмешь себя в руки, или я сам завершу наше дело!




- Успокойся!.. Я не собираюсь отказываться от нашего плана...
Я никогда не предам тебя, Глеб, и память о твоей матери!..
Я обязана Анне своей жизнью.




- Я рад!.. Важно, чтобы ты всегда помнила об этом, сестричка!




Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

11:54 

Золотой колокольчик судьбы. Том II: Семейные тайны

Глава пятая


Наденька


Окрестности Петербурга

- Саша?.. Сашенька! – громко крикнул Миша, заметив возле озера девичью фигуру.

- А-а! – Незнакомка вскрикнула от неожиданности и обернулась.

Увидев совершенно чужое лицо, молодой князь остановился и замер на месте. Перед ним стояла молодая девушка в белом батистовом платье, на вид ей было не больше семнадцати. Она испуганно смотрела на него широко раскрытыми глазами и молчала. Миша понял, что сильно напугал несчастную девушку, и улыбнулся. Молодая особа недовольно сморщила свой маленький, почти детский носик, и сказала, словно оправдываясь:

- Я не Саша!

- Я вижу, - тихо сказал Миша и начал медленно приближаться к девушке.

- Стойте! Не смейте подходить ко мне! – Вдруг крикнула она и выставила руку с букетом вперед, размахивая им, словно шпагой.

- Успокойтесь! Я не причиню вам вреда, - как можно мягче произнес Миша, но все же остановился, чтобы еще больше не напугать незнакомку. – Меня зовут Миша. Михаил Волконский. А вас как зовут?

- Надя, - еле слышно пролепетала незнакомка, но затем более уверенным голосом поправилась:
- Надежда Елисеевна Демидова






- Очень приятно! – улыбнулся в ответ Миша . – Если позволите, я привяжу своего коня.

Девушка ничего не ответила ему, а лишь слегка кивнула головой в знак согласия.

- Вы здесь кого-то искали? – неожиданно спросила Надя уже более спокойным голосом.

- Нет! Когда я вдруг увидел вас, то на какое-то мгновение решил, что это одна моя знакомая.

- Саша? – спросила Надя и как-то по-детски улыбнулась. – Можете не отвечать. Я по вашим глазам вижу, что это не просто ваша знакомая! Но могу с уверенностью сообщить вам, что здесь никого нет, кроме меня.






Миша остановился. Впервые в жизни с ним так разговаривал незнакомый ему человек, тем более девушка. Он лишь улыбнулся в ответ и с еще большим интересом посмотрел на нее. Надя же окончательно успокоилась и начала укладывать цветы в небольшую корзинку, совершенно не обращая на него никакого внимания.




- Вы здесь одна? – поинтересовался у нее Миша.

- А вы разве видите здесь кого-то еще? – удивилась девушка.

- Нет. Просто еще слишком рано для прогулок. Да и прогулка молодой особы без сопровождения - весьма опасное предприятие! Вы всегда гуляете одна по лесу?

- А вы любопытны, сударь! – строго сказала Надя, продолжая складывать цветы в корзину. – Я встаю очень рано. Это привычка.

Миша вопросительно посмотрел на нее.

- Я училась в Смольном институте благородных девиц, - пояснила девушка. - В шесть лет отец отдал меня туда, чтобы я получила хорошее образование и воспитание. Устав института весьма строг - мы жили по четкому распорядку дня, а видеться с родными могли только по выходным и праздникам и только в присутствии начальницы. Весной я получила золотой шифр и вернулась, наконец, домой.









- Здесь недалеко находится наша усадьба, - продолжала Надя. - Мой отец очень известный человек. У него несколько текстильных фабрик в Петербурге и Москве.

- Я слышал про вашего отца. Я просто не понимаю, как он может разрешать вам гулять одной ? Это не безопасно!

- А он ничего и не знает! – улыбнулась Наденька. – Он сейчас живет в Петербурге, а здесь бывает крайне редко. Я живу со своей тетей, а она у меня очень добрая.




- А что вы делаете? Для чего эти травы? – полюбопытствовал Миша и взял корзинку.

- Еще в Институте я увлеклась медициной. Очень много читала разных энциклопедий и книг, которые давал мне наш доктор. Я знаю, что многие болезни можно излечить только травами. Они обладают целебными свойствами, которые просто необходимы больному человеку!





- Я знаю,- улыбнулся Миша.

- Вы тоже интересуетесь медициной? – удивилась девушка.

- Я – врач!

Наденька вдруг вся оживилась, и ее глаза засияли от радости:

- Это правда? Вы – настоящий доктор?!

- Да. Несколько лет я работал в Луге, а вчера вот вернулся домой.

- Знаете, это просто счастье, что я встретила вас! Это судьба! – Наденька вдруг весело захлопала в ладоши и запрыгала на одном месте, как ребенок. Миша с любопытством смотрел на нее и не мог понять, сон это или явь. Впервые за столько лет он почувствовал родственную душу и ему было просто и легко с совершенно незнакомым ему человеком.




- Наденька, а ваш отец знает о вашем увлечении?

- Нет. Дело в том, что мой отец весьма строгих правил. Если бы ему стало что-то известно о моих утренних прогулках, то устроил бы мне хорошую взбучку!

- Вы уверенны в этом? – спросил Миша, едва сдерживая себя, чтобы не рассмеяться.

- Я знаю своего отца!.. Он только и ждет, чтобы удачно выдать меня замуж. Говорит, что я должна научиться вести хозяйство, читать много книг по воспитанию детей, - начала перечислять Наденька, поочередно загибая пальцы на руке, - вовремя ложиться спать, не прекословить и еще много чего! Это все его слова. Вы можете себе представить, какая это скука?! Как будто в этом мире нет более увлекательного занятия!





- Тогда в нашей стране у женщин незавидная судьба! – подытожил Миша и, не выдержав более, громко рассмеялся.

- Вы смеетесь?! – рассердилась Наденька. – Вам кажется это смешным?!

- Простите меня, Наденька! Я не хотел вас обидеть!

- Ну, мне пора! Скоро проснется Пелагея, и тогда уж мне точно несдобровать!

- А кто такая Пелагея?

- Кухарка. Ух, до чего и вредная! – сморщилась Надя. – В нашем доме она живет уже очень давно! Мой отец и сам ее побаивается. А теперь мне пора. Всего вам доброго, князь!

Девушка повернулась и собиралась уже идти, но вдруг вспомнила, что ее корзинка осталась в руках у Миши.

- Позвольте?!

- Ах, да! – спохватился Миша и хотел уже было вернуть ей корзину, но тут ему в голову пришла идея. – Наденька, а позвольте мне вас проводить!

- Но вы, кажется, куда-то ехали!

- Да… Нет… Я просто хотел прогуляться!

- Ну, если у вас нет никаких дел, то вы можете проводить меня до усадьбы.

- Тогда я заберу и моего друга, если позволите!

Миша быстро побежал в сторону высокой березы, где оставил своего коня.

Всю дорогу Миша и Надя разговаривали о медицине, шутили, смеялись и не заметили, как подошли к летней усадьбе Демидовых.

- Вот мы и пришли! - С некоторой грустью в голосе произнесла девушка. - Это наше имение.

Миша посмотрел в ту сторону, куда показала Наденька. Высокий каменный дом Демидовых стоял на небольшом пригорке и был виден издалека. Вокруг было тихо и спокойно. Это означало, что обитатели этого дома еще спали, а значит, взбучка, которую так боялась Надя, не ожидалась.




- Я очень рад нашему знакомству, Наденька! - тихо сказал Миша и протянул девушке корзину с цветами. - Надеюсь, что это не последняя наша встреча?

Надя вдруг встрепенулась и удивленно посмотрела на него:
- Я не знаю. Если хотите...

- Хочу! - Неожиданно для себя ответил Миша и вдруг осекся. - Простите!.. Может, я веду себя не совсем прилично... Вы можете подумать обо мне бог знает что. Но в моих мыслях нет дурных намерений, Наденька! Просто мне с вами очень легко. Я подумал, что мы могли бы встречаться и говорить о медицине. Если вы не против, конечно!

- Я не против! - тихо ответила Наденька. - До свидания.

- До свидания.

Надя взяла корзинку, бережно поправила цветы, еще раз взглянула на Мишу, улыбнулась и быстрыми шагами направилась в сторону своего дома. Миша еще долго смотрел на нее и не уходил, пока девичья фигура не скрылась из вида.






Продолжение следует...

12:39 

Золотой колокольчик судьбы. Том II: Семейные тайны

Глава четвертая


Родные пенаты


Окрестности Петербурга. Имение князей Волконских



- "За лес было получено", - выразительно прочитал Сергей Степанович, сидя у постели больной жены.

- Он приедет? Как ты думаешь? - прервала его чтение Екатерина Львовна и с надеждой посмотрела на него.

- Кто, Катенька? - не понял князь.

- Миша.

- Непременно приедет! - успокоил ее Сергей Степанович и ласково погладил по руке. Несмотря ни на что, он все-таки продолжал любить эту женщину. И сейчас, когда она лежала перед ним в постели, больная и измученная болезнью, Сергей Степанович испытывал к ней еще большие нежные чувства, чем прежде.

- Ты отослал ему письмо? - не унималась княгиня и с некоторым беспокойством посмотрела на Сергея. В последнее время она не доверяла ему, да и не только ему. Она отлично понимала, что он скрывает от нее истинную причину ее болезни, и приказал всем слугам в доме не отвечать вопросы, касающиеся болезни их хозяйки.

- Отослал, душенька, отослал! - снова принялся успокаивать ее Сергей Степанович.

- А вдруг он не захочет видеть меня? А?

- Что ты такое говоришь, голубушка моя?!.. Как можно? Миша непременно приедет. Вот как получит письмо, так сразу и прибудет.

- Виновата я перед ним. Ох, как я виновата, Сережа! - вздохнула Екатерина Львовна и прижала руки к груди. - И все из-за этой Александры Стрешневой!.. Кабы он не встретил ее...

- Катенька, так ведь она не виновата!

- Как же... Что ты понимаешь?!.. Не виновата! - княгиня с укором посмотрела на мужа. - Все беды наши от этого семейства!.. Вот и с сыном у нас разлад из-за них. Кабы он приехал...






Сергей Степанович тяжело вздохнул и заботливо поправил одеяло. Он отлично понимал, что беспокойство его супруги не случайно. Миша действительно очень сильно обиделся на них, все эти годы они редко получали от него известия. Только за последние два года посыльный принес от него три письма, но и письмами назвать короткие записки было сложно.
Мысли Сергея Степановича были прерваны появлением горничной.

- Ваше сиятельство! Михаил Сергеевич прибыли.

- Мишенька, сыночек мой! Вернулся! - радостно воскликнула Екатерина Львовна, вытирая платочком набежавшие слезы.

- Матушка! - едва сдерживая чувства, произнес Миша и подбежал к матери. - Простите меня!.. Как только я получил письмо, сразу же выехал к вам.

- Это ты прости меня, сынок!.. Я причинила тебе такую боль! Прости меня!.. Я думала, что оберегаю тебя от большой беды...

- Не надо, матушка! Прошлого не вернуть уже, - едва сдерживая рыдания, ответил ей Миша. - Как вы себя чувствуете?

- Вот ты приехал, и мне стало легче. Ты не уедешь теперь?

- Что вы? Не тревожьтесь, матушка! Теперь я никуда не уеду, а буду лечить вас. Я и снадобья, и порошки привез.

- Как я счастлива, сынок!.. Теперь я спокойна.





***


На следующий день Сергей Степанович проснулся очень рано, чтобы отдать необходимые распоряжения слугам относительно их молодого хозяина. Уж больно хотелось старому князю угодить своему блудному сыну, внезапно возвратившемуся в родные пенаты.
Сергей Степанович собирался уже пройти на кухню, но услышал радостное ржание Вихря, доносившееся со двора.

- Миша, куда ты собрался? Ты же только что приехал! - спросил Сергей Степанович, заходя в конюшню.

- Не беспокойся, отец! Я просто решил прогуляться до озера. Очень соскучился по моему Вихрю!

- Озеро прекрасно в это время года! - довольно улыбнулся старый князь. - Там так тихо и спокойно! Я и сам часто хожу туда.

- Ты прав!.. Мне там очень нравится!

- Миша, я хотел спросить тебя, - неуверенно начал Сергей Степанович и замолчал, осторожно посматривая на сына.
Миша сразу понял, что отец хочет спросить его о чем-то весьма важном, но не решается.

- О чем? Говори, отец! - подбодрил его Миша.

- Ты правда больше не обижаешься на свою матушку? Она ведь доставила тебе немало проблем. Из-за нее, можно сказать, ты потерял свое счастье.

- Все в прошлом, отец! Не волнуйся! - ответил молодой человек и дружески похлопал отца оп плечу.

- Правда?!

- Правда. Я много думал, размышлял все эти годы... Матушка не виновата ни в чем! Если бы Саша любила меня, она бы не дала согласие на брак с Арбениным.

- Да? Ты правда так считаешь? - все еще не веря своим ушам, переспросил князь.

- Да!.. И я не хочу более ничего вспоминать, отец!.. Она вышла замуж... Счастлива, вероятно... Пусть так и будет! А я... Я еще найду свое счастье. Вот увидишь, отец!...Прости, но мне надо переодеться.






Миша еще раз похлопал отца по плечу, улыбнулся и направился к выходу. Вихрь давно уже потерял всякое терпение, ожидая своего хозяина у конюшни. Он все время ржал и вставал на дыбы, потому что чувствовал, что его ожидает прекрасная прогулка.



***


Через несколько минут Миша уже мчался на своем Вихре в сторону озера, все дальше и дальше удаляясь от имения и оставляя за собой клубы серой пыли. Все это время перед его глазами одна за другой возникали картины воспоминаний.











Наконец он начал уже подъезжать к озеру. Сердце бешено колотилось в груди, руки переставали слушаться. Еще мгновение, и он вновь окажется у того места, которое все эти годы снилось ему почти каждый день.
Вдруг Миша вздрогнул, услышав за деревьями плеск воды, словно кто-то бросал камешки в воду. Он слез с лошади, взял ее под уздцы и вышел из леса.

- Саша?!... Сашенька!!! - громко закричал Миша, увидев возле озера девичью фигуру.






Продолжение следует...

12:01 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок седьмая


Свадьба



Петербург. Май, 1887 г.

После того, как Миша узнал о предстоящей свадьбе своей возлюбленной, он тут же бросился на вокзал и сел в первый паровоз, отбывающий в Россию. Он искренне надеялся, что успеет поговорить с Сашенькой до венчания, но с каждым днем надежда все больше покидала его. Слишком уж далека была дорога до Петербурга.



Когда Миша наконец добрался до Петербурга, день свадьбы уже наступил.




А между тем в доме Стрешневых все шло своим чередом.

- Сашенька, ты такая красивая! – с восхищением воскликнула Луиза, входя в гостиную. – Модистка постаралась на славу! Платье восхитительное!





- Доброе утро, Луиза! – с равнодушием в голосе ответила девушка и оглядела свой свадебный наряд. – Платье действительно красивое!.. Но можно было бы выбрать что-нибудь поскромнее.

- Я не слышу радости в твоем голосе!.. Отчего такая печаль?





- Это от волнения, – быстро ответила Сашенька и постаралась улыбнуться, но у нее это плохо получилось. Луиза сразу заметила это, но вида не подала.

- Все невесты волнуются перед венчанием! - Попыталась как-то успокоить девушку молодая княгиня. - Но мне кажется, что причина твоей грусти в другом.

- Знаешь, Луиза, иногда мне кажется, что я упустила в своей жизни что-то очень важное!.. Надеюсь, что я буду счастлива с Александром! - вздохнула Сашенька.




- Ты сомневаешься в этом? – с удивлением спросила Луиза и внимательно посмотрела на девушку.

- Не знаю. Раньше я была уверена, что найду здесь, в России, не только дом, но и настоящую любовь…

- А разве это не так?.. Петр Игнатьевич любит тебя, как родную дочь.




- И я очень люблю его, Луиза! Он заменил мне отца, которого я потеряла!.. Дороже его у меня никого нет!




- А разве князя Арбенина ты не любишь? – еще больше удивилась Луиза, но это была всего лишь игра, так как она отлично знала, что сердце юной княжны принадлежит другому человеку.

- Я отношусь к нему с глубоким уважением и надеюсь, что со временем это чувство перерастет в нечто большее.




- Сашенька, я уверена, что именно так и будет!.. Ты будешь счастлива!.. Александр Николаевич богат, у него прекрасное будущее, его уважают в обществе. Княгиня Арбенина была фрейлиной самой императрицы! Она вхожа в самые лучшие дома Петербурга! - взахлеб рассказывала Луиза, но Сашенька прервала ее:

- Луиза, все это для меня не имеет никакого значения!.. Я выхожу замуж за Александра не из-за его солидного положения в обществе и тем более не из-за его матери!




- Я верю. У тебя очень чистая душа, Сашенька! – уже более спокойным голосом ответила молодая княгиня и обняла девушку.

- Благодарю тебя, Луиза!




- Какая милая картина! – послышался радостный голос Петра Игнатьевича. – Я весьма рад, что день начинается так хорошо.



- Доброе утро, дядюшка! – теперь уже с неподдельной радостью ответила Сашенька и поцеловала Петра Игнатьевича.




Князь еще раз внимательно оглядел свадебный наряд племянницы, и на его лице появилась довольная улыбка.

- Ты настоящая красавица, Сашенька! Я доволен работой мадам Жози! Не зря ее ателье хвалит весь Петербург.

- Благодарю вас, дядюшка!




- Сашенька, я бы хотел кое-что сказать тебе! – серьезным голосом произнес вдруг Петр Игнатьевич и с нежностью посмотрел на свою воспитанницу. – За этот год я сильно привязался к тебе, и ты стала для меня дочерью, которой у меня никогда не было. Я хочу, чтобы ты знала, что двери этого дома всегда открыты для тебя!.. Что бы ни случилось, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь!

- Дядюшка!.. Вы самый дорогой и близкий для меня человек!.. Я вас очень люблю! Очень!.. Простите меня, если я вас когда-то огорчила!.. Я буду очень скучать по вас!




- Ну-ну! Мы сейчас затопим весь дом! – пошутил Петр Игнатьевич, но не смог скрыть слез, которые маленькой струйкой текли по его уже немолодому морщинистому лицу. – Мы же не на век расстаемся!

- Да! Но через несколько дней мы с Александром уезжаем за границу. Он получил новое назначение.

- Я знаю, дорогая! У Александра большое будущее. Сам император очень ценит его!.. И ты не должна подвести его, девочка!


- Я постараюсь, дядюшка, стать для Александра самой лучшей женой!



- Петя, нам пора отправляться в церковь, – вмешалась в разговор Луиза, которая все это время была лишь молчаливым наблюдателем, - иначе мы заставим князя Арбенина волноваться!



- Ты права, дорогая!.. Сашенька, ты готова?

- Да, дядюшка! Мы можем ехать.






Венчание княжны Александры Васильевны Стрешневой и князя Александра Николаевича Арбенина







Воспоминания Сашеньки:


"Я люблю тебя, Сашенька!.."





"Мы обязательно обвенчаемся!.."




"Это был минутный порыв! Страсть, которая на какое-то время овладела им, но, когда его пыл немного охладел, он понял, какую ошибку чуть не совершил!.. Он просил меня приехать сюда и все Вам объяснить..."

















Продолжение следует...

06:41 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок девятая


Новая интрига княгини



Екатерина Львовна зашла в чайную, оглядела зал пристальным взглядом, как будто кого–то выискивала, затем прошла к столику возле окна и села.








Иван, заметив присутствие княгини Волконской, огляделся, а затем быстрыми, хотя и не совсем уверенными шагами подошел к ней.

- Чего изволите, сударыня?

Княгиня молча оглядела юношу с ног до головы так, что он сразу почувствовал себя полным ничтожеством перед этой властной женщиной, а затем приказным тоном проговорила:

- Принеси-ка мне, голубчик, чаю и пирожное!






- Сию минуту, ваше сиятельство!

- Подожди-ка! – остановила Ивана княгиня. – Чай сделай непременно, как я люблю!

- Конечно, ваше сиятельство!.. Все будет так, как Вы желаете! – заискивающе кивнул Иван и бросился исполнять приказ.





Екатерина Львовна с презрением посмотрела ему вслед и брезгливо поморщилась.



Через несколько минут Иван вернулся с большим подносом в руках и несмело, едва слышно, спросил:

- Чего еще изволите, сударыня?

- Присядь!

- Слушаюсь! – быстро ответил Иван, как будто ждал этих слов давно, и сел напротив княгини Волконской.





- Какая чудная погода нынче! Не правда ли?

- Да. Погодка нынче прекрасная!.. Лето в самом разгаре!.. Вот и посетителей нынче сколько! Все хотят отведать чаю с булочками и пирожными после дневной прогулки. Мы с сестрой едва успеваем управляться здесь!

- Дела, видимо, идут у вас неплохо! – ответила Екатерина Львовна и слегка улыбнулась.

- Не жалуемся.





- Надеюсь, и наши дела идут так же? – осторожно поинтересовалась княгиня, и лицо ее стало серьезным.

- Это какие такие дела, ваше сиятельство?.. Не припоминаю я что-то.







- Ну, дела могут быть разные!.. У кого-то они мелкие, не стоящие никакого внимания, а у других есть дела поважнее! – важно проговорила Екатерина Львовна и окинула своего собеседника оценивающим взглядом. – Например, некоторые девицы из состоятельных семей, которые слишком много болтают!




Иван с осторожностью оглянулся.

- Что вы так разволновались? – ехидно улыбнулась княгиня. – Или вас интересует одна из них?

- Интересовала. А сейчас у нее все в порядке!

- В порядке? – тихо переспросила Екатерина Львовна, а затем с облегчением вздохнула:

- Ну и прекрасно!.. Значит, все было сделано аккуратно?





- Со всей точностью, ваше сиятельство! Как Вы и приказывали!

- Я приказывала? – удивилась Екатерина Львовна. – Позвольте, я ни о чем таком вас не просила!





- Вот как? Ну тогда и дела-то, собственно, никакого нет. Видимо, я что-то запамятовал.

- Подождите!.. Дело-то, может быть, и есть. И помощь мне ваша очень нужна!.. А то, знаете ли, девицы нынче пошли слишком болтливые!.. Иногда такое наговорят, что спать ночами перестаешь. А я ведь уже женщина немолодая!

- Ну что Вы, ваше сиятельство! Уверяю Вас, что никакая девица Вас более не побеспокоит!

- А письма?





Глеб быстро засунул руку в боковой карман и вытащил оттуда три письма.

- Вот они. Все три.





- Письма генералу я отправлю сама!.. Что в последнем письме?

- Его дочь пишет о том, что влюблена и не может более оставаться в России, а потому уезжает вместе со своим возлюбленным за границу. Туда, где их никто не побеспокоит. Еще просит прощения у отца.

- Прекрасно! – Екатерина Львовна довольно улыбнулась. – Прекрасно!.. Надеюсь, генерал не слишком расстроиться?.. Ведь все-таки это его единственная дочь!






- Я думаю, он не будет слишком болтлив!

- О, генерал сделает все, чтобы скрыть исчезновение свое дочери!.. Никто не любит скандалов.

- Осмелюсь Вас спросить, ваше сиятельство, - несмело произнес вдруг Иван и замолчал.








- О чем?

- Что мне дальше делать?

- Приглядывать за девицей.

- Как долго, позвольте поинтересоваться?

- Столько, сколько будет необходимо! – жестко ответила княгиня Волконская. – За все будет уплачено!.. Скоро ты получишь необходимые рекомендации. У тебя будет достойная должность в одном из самых состоятельных домов Петербурга!

- Благодарю Вас, ваше сиятельство!





- Ты можешь быть свободен!.. И принеси-ка мне еще пирожное!

- Сию минуту!




Иван встал из-за стола и направился к стойке. Княгиня еще раз окинула юношу презрительным взглядом и подумала про себя: «Мерзкий тип!.. Больно трусоват для такого дела, но назад дороги уже нет!..



... А Софи сама виновата!.. Теперь будет знать, как предавать княгиню Волконскую. Из-за нее Миша уехал, так и не простив меня!.. Она мне за все заплатит, мерзкая предательница!».




Продолжение следует...

11:26 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок пятая


Покорность судьбе


Вот и прошла зима. Наступила долгожданная весна. Не будет больше трескучих морозов, метелей и снежных заносов, настало новое удивительное и радостное время. Но Петру Игнатьевичу казалось, что это время не для него и его семьи, ведь Сашенька до сих пор лежала в постели, хотя доктор Кох считал ее физически абсолютно здоровой. Все дело было в ее душевном состоянии: она полностью утратила интерес к жизни, и ничто больше не радовало ее.




- Дорогой, ты уже встал? – услышал он мелодичный голос жены и повернулся.


- Не спится что-то. Я попросил Марию накрыть на стол… Позавтракаем вместе?




- С удовольствием!.. Люблю свежие булочки, которые так превосходно готовят на нашей кухне. Нам очень повезло со слугами!




- Да, – как-то безразлично произнес Петр Игнатьевич и сел за стол.


- Дорогой, что с тобой?.. Что-то случилось? – насторожилась Луиза и внимательно посмотрела на мужа.




- Случилось... Случилось, Луиза!.. Я не знаю, что мне делать с Сашенькой. Она отказывается вставать с постели. Это продолжается уже два месяца! Самое главное, что она не хочет говорить о том, что произошло с ней тогда!.. Она что-нибудь тебе рассказывала?

- Нет! – Луиза отрицательно покачала головой. – Я слышала, как слуги на кухне говорили, что Волконские отбыли за границу.




- Мне это известно!.. Странно, что это случилось так внезапно, словно они от чего-то бежали! – предположил Петр Игнатьевич и хотел еще что-то сказать, но не успел, так как дверь в гостиную распахнулась, и на пороге появилась Сашенька.



– Дорогая! Ну, наконец-то!

- Доброе утро! – тихо ответила девушка и прошла к столу.

- Как ты себя чувствуешь? – в один голос спросили обеспокоенные супруги.


- Уже лучше! Благодарю вас.







- Вчера у нас был князь Арбенин, - начал Петр Игнатьевич, - справлялся о твоем здоровье. Нынче тоже обещал быть. Знаешь, дорогая, он приезжал к нам почти каждый день!.. Он очень волнуется за тебя!

- Я знаю. Мария говорила мне.





- Он очень любит тебя, Сашенька! – пришла на помощь мужу Луиза. – Видно, что его беспокоит твое состояние… Он даже согласился перенести свадьбу на неопределенный срок и сказал, что все будет зависеть от твоего решения.



- Это благородно с его стороны! – все таким же равнодушным голосом ответила Сашенька и продолжала делать вид, как будто ее это не касается.

- Сашенька, может, ты хочешь что-нибудь рассказать нам? – осторожно спросил Петр Игнатьевич. – Если это так, мы готовы выслушать тебя!




- Я не знаю, что вам сказать, - тихо ответила она. – Я очень виновата перед вами, дядюшка!.. Простите меня!.. Вы не заслужили все это и Александр тоже. Я хочу извиниться перед ним и сегодня же напишу ему письмо.

- Это отличная идея! - оживился Петр Игнатьевич. - Я думаю, что вам необходимо объясниться.




- Дядюшка, я знаю, что вы ждете от меня подробного рассказа о моем побеге. Я признаюсь, что совершила ошибку и готова ответить за нее!.. Вы были правы!.. Я жила в выдуманном мною мире и ничего не хотела замечать!.. Волконские ненавидят всю нашу семью!

- Откуда ты узнала?

- Екатерина Львовна все мне рассказала. Про папеньку.

- Сашенька, мне очень жаль!.. Я не хотел расстраивать тебя, поэтому и молчал.





- Теперь я знаю все!.. Мой отец совершил ужасный поступок, но я все равно люблю его!.. Люблю, потому что он – мой отец! Отец, который любил меня больше всего на свете! – сквозь слезы прошептала несчастная девушка и с сожалением посмотрела на дядюшку. – Теперь я понимаю, отчего он был всегда такой хмурый, как будто жизнь совсем не радовала его. Он сильно страдал! Страдал от того, что отлично понимал последствия своего поступка!.. Миша посмеялся надо мной… Он хотел отомстить нашей семье за свою тетю. Он никогда не любил меня!.. И я более не хочу ничего о нем слышать!



- Конечно, дорогая!.. Мы не будем больше возвращаться к этому разговору! – твердо ответил Петр Игнатьевич, а затем добавил:
- А может, ты хочешь куда-нибудь съездить?.. Если ты желаешь, мы могли бы все вместе поехать, например, в Ялту! Ты хочешь поехать к морю?

- Нет… Нет! Я никуда не хочу. Если позволите, я вернусь к себе в комнату.




- Хорошо. Мы не будем тебе мешать, дорогая! Но ты все же подумай над моим предложением! – не унимался Петр Игнатьевич. Ему очень хотелось увезти Сашеньку из этого города, чтобы она могла поменять обстановку, прийти в себя и снова стать такой же, как прежде. – А я, пожалуй, займусь делами!.. Что-то в последнее время дела у нас идут неважно. Луиза, когда придет твой брат, попроси его зайти ко мне в кабинет!



- Что-то случилось? – встрепенулась вдруг Сашенька.




- Нет-нет, дорогая! Не стоит тревожиться. Я сам разберусь с этим! – Петр Игнатьевич вышел из-за стола и направился было в свой кабинет, но тут в комнату вбежала испуганная Мария и закричала:

- Ваше сиятельство! Ваше сиятельство! О, ужас! Беда! Беда-то какая!




- Мария?.. Почему ты так кричишь? – рассердился Петр Игнатьевич. – Что случилось?

- Беда, Ваше сиятельство! Беда!

- Прекрати рыдать!.. Скажи, наконец, что случилось!




- На нашего батюшку-царя покушались! Ироды проклятые!!!

- Что?.. Что ты несешь?

- Федор только что приехал и сказал!.. Какие-то антихристы бомбу бросили!




- О, Господи! – в один голос прошептали Петр Игнатьевич и Луиза.

- И еще Федор сказал, что Александр Николаевич там был. Пострадал очень!




- Какой Александр Николаевич? – в ужасе произнесла Сашенька и уставилась на Марию.

- Князь Арбенин.





- О, боже! Нет! Где он, Мария?.. Он умер?

- Я не знаю, барышня! Ничего более не знаю. Федор сказал, что пострадал он вроде.




- Этого не может быть! – онемевшими губами произнесла Сашенька и посмотрела на дядю. – Дядюшка, милый! Это ведь неправда! Он не умер?



- Сашенька, - тихо произнес Петр Игнатьевич и положил свою руку на ее плечо. – Я поеду в дом Арбениных и все узнаю.

- Нет! Мы поедем туда вместе!.. Я хочу его увидеть!.. Я должна.




Спустя час карета князя Стрешнева подъехала к дому княгини Арбениной.

- Александр! – воскликнула взволнованная Сашенька, вбегая в гостиную. – Как Вы?

- Александра Васильевна? – удивился молодой хозяин. – Как? Вы здесь?.. Признаться, когда дворецкий сообщил мне о вашем визите, я ему не поверил.




- Вы ранены? – как будто не слыша его слов, продолжала Сашенька. – Что с вашей рукой?

- Со мной все в порядке!.. Александра Васильевна! – пытался успокоить ее князь, но она все продолжала осматривать его руку. - Сашенька, успокойтесь!.. Я Вас прошу!.. Со мной ничего серьезного не произошло! Это лишь царапина.

- Вас осматривал доктор?




- Да. Вы прямо, как моя матушка! – засмеялся юноша и предложил гостье присесть. – Прошу Вас!.. Аксинья! Принесите нам чаю, пожалуйста!





- Я очень рада, что с Вами все в порядке! – тихо произнесла Сашенька и от охватившего ее волнения и смущения принялась теребить юбку руками на своем платье.




- Я весьма счастлив видеть Вас в своем доме, княжна!.. Я рад, что Вы поправились.

- Скажите, что же произошло там, где Вас ранили? – быстро перевела тему разговора Сашенька.




- Группа бомбистов пытались убить Его Императорское Величество, но покушение, к счастью, удалось предотвратить!.. Один из бомбистов все-таки успел кинуть бомбу, но промахнулся. Вот осколками этой самой бомбы меня и задело.

- Их поймали?




- Да. Все они находятся в Петропавловской крепости! Скорее всего они будут повешены! – закончил свой рассказ юноша и внимательно посмотрел на Сашеньку. – Скажите, Вы действительно волновались за меня?




- Да. Я обязана Вам жизнью и еще… Вы спасли мою честь!




- Александра Васильевна, Вы слишком мне дороги!.. Я сказал вашему дядюшке, что именно Вы будете решать вопрос о свадьбе после того, как поправитесь. Я не хотел бы, чтобы Вы выходили за меня замуж по принуждению!



- Александр Николаевич, - робко произнесла Сашенька и подошла к князю, - я хотела попросить у Вас прощение!.. За те страдания, которые я причинила Вам своим поведением… Прошу, простите меня великодушно!.. И если Вы еще хотите, чтобы я стала вашей женой… Я согласна!



- Вы согласны?! – радостно воскликнул молодой князь. – Вы согласны, Сашенька?




- Да. Я хочу стать вашей женой!




- Александра Васильевна!.. Сашенька!.. Как же я рад!.. Вы даже представить себе не можете, что для меня значат вот эти ваши слова!.. Я клянусь вам, что Вы ни разу не пожалеете о своем решении!





Продолжение следует...

12:09 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок четвертая


Возвращение беглянки



Луиза вошла в гостиную, совершенно измотанная и опечаленная вечерними событиями. Очень хотелось спать, но она не могла себе это позволить, так как ее сильно беспокоило состояние мужа, который находился буквально на грани из-за неожиданного побега племянницы. Луиза решила, что будет дежурить эту ночь возле Петра Игнатьевича, чтобы в случае чего быть рядом.

- Мария! – крикнула она служанку. – Принеси мне чаю.






- Сию минуту, ваше сиятельство!

- После этого ты можешь быть свободна! Петр Игнатьевич только что уснул, но я буду все время рядом с ним. Ты можешь не беспокоиться!






- Как же это так, барыня?! Неужели молодая барышня Александра Васильевна больше не вернется? – начала причитать Мария, но, поймав на себе недовольный взгляд своей новой хозяйки, тут же замолчала, и поспешила на кухню за чаем.





Как только горничная удалилась, из передней вдруг послышались тревожные голоса слуг, а затем дверь гостиной распахнулась, и на пороге появился Александр Арбенин с Сашенькой на руках.




Юная княжна не подавала никаких признаков жизни, и поэтому, увидев эту картину, Луиза вскрикнула:

- Господи, Сашенька!!! Она жива?





- Жива! – Александр прошел в гостиную и бережно уложил Сашеньку на софу. – Но она без сознания.





- Что с ней? – С тревогой в голосе спросила Луиза и наклонилась к девушке. – Где вы ее нашли?

- Как только я прочил письмо, сразу отправился сюда… Когда я подъехал к вашему дому, то увидел Сашеньку, лежащую возле ворот без сознания.






- Что здесь происходит? – Вдруг послышался встревоженный голос Петра Игнатьевича.




– Сашенька!.. Что с ней?




- Петр Игнатьевич, я не знаю, - начал объяснять Александр. – В таком состоянии я ее и обнаружил.




- Петр, она без сознания! Нам необходимо послать за доктором и как можно быстрее! – вмешалась в разговор Луиза и снова наклонилась к Сашеньке.

-Да-да! Конечно! Я отправлю за ним Федора.





- Надо позвать слуг, чтобы они перенесли Сашеньку в ее комнату! – по-хозяйски распорядилась Луиза и вышла из комнаты.



Через час приехал доктор Кох и, осмотрев больную девушку и оставив необходимые рекомендации, покинул дом князя Стрешнева.

Петр Игнатьевич вошел в гостиную, в которой сидели встревоженные Александр и Луиза, ожидая каких-нибудь новостей.

- Петр, что? Петр Игнатьевич, что сказал доктор? – в один голос произнесли они, как только увидели Петра Игнатьевича.




- Доктор Кох осмотрел ее и сказал, что Сашенька пережила сильнейшее нервное потрясение! Он оставил для нее лекарства, которые, как он сказал, должны помочь, но…



- Но? – Александр встал и подошел к Петру Игнатьевичу. – Но что?


- Все будет зависеть от нее самой. Если она захочет выйти из этого состояния, то скоро поправится. А если нет, - Петр Игнатьевич тяжело вздохнул и с тревогой посмотрел на Александра.




- Я понял! – Александр с сочувствием посмотрел на князя и положил свою руку на его плечо. – Петр Игнатьевич, я в вашем распоряжении! Все, что необходимо сделать для Сашеньки, я сделаю!



- Александр, а что за письмо вы получили? – поинтересовалась Луиза.


- Я получил письмо от Александры Васильевны, в котором она сообщает мне о своем решении разорвать помолвку и просит у меня прощения за это.



- Значит, Вы все знаете?! – тяжело выдохнул Петр Игнатьевич и сел на софу. – Вы теперь должно быть презираете нашу семью!

- Петр Игнатьевич, - Александр подошел к князю, - Вы должны знать, что мое отношение к Вам нисколько не изменилось и не измениться никогда. Я знаю Вас как человека порядочного и совестливого. А то, что произошло с вашей племянницей… Вы не должны беспокоиться об этом.

- Как же так? Она так обошлась с вами! У меня нет слов, чтобы выразить свое глубокое возмущение ее безрассудным поведением. Именно так! Накануне свадьбы бежать из дома!!!






- Петр Игнатьевич, я очень сильно расстроен произошедшим, но Вы должны знать одну вещь!




- Что я еще не знаю?


- Не так давно у меня был откровенный разговор с Александрой Васильевной. Мы договорились с ней, что, если она захочет разорвать помолвку, то я не буду препятствовать ей в этом. Она должна сама сообщить мне об этом до венчания. Вот она и приняла решение! – тихо добавил Александр и опустил глаза.

- Значит, Вы разрываете помолвку?




- Да. Простите, Петр Игнатьевич, но я не хочу, чтобы Александра Васильевна шла под венец против своей воли!.. Я слишком люблю ее.

- Александр Николаевич, голубчик! Но что мы объясним в обществе? Для того, чтобы отменить свадьбу, нужны серьезные причины!




- Не волнуйтесь! Я что-нибудь придумаю. Пока мы не будем ничего никому сообщать. Пусть Сашенька придет в себя и объяснит нам, что с ней произошло. Петр Игнатьевич, я не позволю, чтобы репутация вашей племянницы как-то пострадала!



- О, князь! Это так благородно с вашей стороны! Как жаль, что Сашенька этого не видит!


- Ну, что Вы! Я это делаю, потому что люблю Александру Васильевну и искренне дорожу ею! - уверенно ответил князь Арбенин, а затем добавил:
- Петр Игнатьевич, могу и я просить Вас об одолжении?




- Конечно, князь! В чем заключается ваша просьба?


- Можно я иногда буду заезжать к вам, чтобы справиться о здоровье Сашеньки?


- Конечно, голубчик, конечно! Для вас двери моего дома всегда открыты!





Продолжение следует...

11:45 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок третья


Жестокий обман



Прошло уже два часа с тех пор, как юная княжна Стрешнева покинула дом своего дядюшки.
До Апраксина переулка она добралась без особого труда, наняв извозчика, который за несколько минут доставил ее по нужному адресу и помог занести в дом ее немногочисленный багаж.


Сейчас она сидела за небольшим круглым столом и ждала своего возлюбленного, время от времени поглядывая на часы.





Прошел еще час, а Миши все не было. Сашенька встала и подошла к окну, чтобы посмотреть, не показалась ли вдалеке какая-нибудь коляска, но на улице не было даже признаков какого-либо транспорта, одна лишь темнота и силуэты прохожих.

- Никого! – Грустно пошептала девушка и снова села за стол. – Неужели с ним что-то случилось?.. Нет, я не должна так думать! Он придет… Он обязательно придет.




Вдруг где-то совсем рядом послышался звук подъезжающей кареты, а через некоторое время Сашенька услышала сначала тихий несмелый стук в дверь, а затем более громкий и настойчивый.

- Это Миша! – Радостно воскликнула она и побежала открывать дверь.






- Вы?! – Удивилась Сашенька и попятилась назад. На пороге стояла княгиня Волконская собственной персоной.






- А Вы, вероятно, ждали кого-то другого? – с некоторой иронией произнесла Екатерина Львовна и прошла в комнату, небрежно бросив сумочку и перчатки на стол. – Смею предположить - не меня!.. Я даже догадываюсь, кого Вы ждете…. Вы думали, что на этом самом пороге появится мой сын!





- Д-д-а, - дрожащим голосом прошептала девушка и отвернулась к окну, - я жду Мишу.

- Он не придет! – Княгиня расстегнула свое манто и села на стул, тем самым показывая, что она не собирается уходить в ближайшие полчаса. – Присаживайтесь, княжна! Нам необходимо поговорить.





Сашенька села рядом.

- Как я Вам уже сказала, Миша не придет!.. Ни сегодня… ни завтра… ни послезавтра… ни через месяц. Вы напрасно теряете время, сидя в этом, - княгиня брезгливо поморщила носик, - в этом ужасном месте.

- Отчего же? Я и Миша…





- Вас и Миши нет! – Екатерина Львовна слегка повысила голос, показывая жестом руки, что не намерена выслушивать всякий вздор. – И никогда не будет!.. Миша во всем признался мне.

Сашенька вздрогнула и посмотрела удивленными глазами на княгиню.





- Да! Мой сын все рассказал мне, - продолжала Екатерина Львовна. – Сначала он не хотел этого делать, но потом… Мы с ним поговорили, и он пришел к выводу, что напрасно уговорил Вас бежать с ним. Это был минутный порыв! Страсть, которая на какое-то время овладела им, но, когда его пыл немного охладел, он понял, какую ошибку чуть не совершил!.. Он просил меня приехать сюда и все Вам объяснить.




- Отчего же он сам не приехал? – Все еще не веря словам княгини, спросила Сашенька и недоверчиво посмотрела на нее.

- Он не смог приехать. Нынче же вечером Миша отбыл за границу.

- Что? – Вскрикнула несчастная девушка. – Как уехал?.. Я не верю вам!

- Это ваше право, княжна!.. Только Вам придется поверить.






- Я не верю, что Миша мог так поступить со мной! – Сашенька соскочила со стула и начала метаться по комнате, все еще не веря в то, что только что услышала. Да разве можно было в такое поверить? Все сказанное княгиней казалось полным бредом. – Мы все решили вчера! Он… Он говорил, что любит меня и готов на любые жертвы!




- Сашенька! Какое же Вы еще дитя! – Княгиня подошла к ней и с сочувствием погладила по голове. – Вы не должны верить всему, что говорят вам мужчины. Поверьте моему опыту, иногда они способны на такие поступки лишь бы получить желаемое.




- Я не верю вам! – Сашенька повернулась к Екатерине Львовне. В ее глазах стояли слезы.

- Хорошо!.. Тогда как бы я узнала этот адрес?.. Ведь Миша говорил его только Вам.

- Да.

- Он сам мне назвал его.





Сашенька еще раз недоверчиво посмотрела на княгиню Волконскую и закрыла лицо руками.

- Нет… Нет… Этого не может быть! – Сквозь слезы твердила она. – Миша не мог! Не мог!

- Прости его, Сашенька!




- Вы лжете! – Не своим голосом закричала вдруг Сашенька и начала надвигаться на княгиню. – Вы специально мне это говорите, потому что никогда не любили меня! Вы всегда были против наших отношений!.. Вы мстите нам.. Мне и моему дяде.

- Что?

- Да. Вы мстите нашей семье, потому что… когда-то дядя отверг вас!.. Он любил вашу сестру. Из-за этого вы ненавидели ее!.. И теперь ненависть сжигает вас изнутри, и Вам противна сама мысль, что кто-то рядом счастлив!


/>

- Вот как? – Голос княгини стал вдруг холодным и жестким. – Это Петр Игнатьевич рассказал вам?.. Значит, он поведал вам и о том, кто разрушил его жизнь!

- Этого он мне не сказал. Он не хотел вспоминать неприятные для него моменты, но это и не важно.

- Отчего же?.. Как раз это и важно!.. А ведь соблазнителем моей несчастной сестры был ваш отец!





- Что!!! – Закричала Сашенька, и ее лицо исказилось от ужаса.





- Ваш отец соблазнил, а затем бросил бедняжку Анну с ребенком на руках! Сначала он уговорил ее бежать с ним, а потом, когда понял, что не получит больше ни гроша от своих родственников, сбежал в Швейцарию и женился на богатой наследнице! – Продолжала свой ужасный рассказ княгиня, ставя ударение на каждом слове. – Ваш отец, князь Стрешнев, вдоволь посмеялся над нашей семьей! Именно он виноват в гибели моей сестры! Так за что я должна любить его дочь?




Сашенька молчала. Она сидела, словно статуя, пораженная словами княгини Волконской, и не смела поднять на нее глаза.

А Екатерина Львовна продолжала:
- Вот видите, Александра Васильевна, Вы и сами теперь понимаете, что я не могла допустить брака моего единственного сына с Вами! – заключила она.

- Вы так сильно ненавидите нашу семью, что готовы разрушить жизнь своего сына? – едва слышно произнесла Сашенька и с укором посмотрела на княгиню Волконскую. – Неужели Вам не жаль его?


- Именно потому, что мне жаль его, я так и поступаю!.. Миша никогда не будет счастлив с вами, княжна.

- Отчего же?

- Хотя бы потому, что он не любит вас!

- Вы хотели бы, чтобы это было так, княгиня, но вы знаете, что Миша любит меня!





- Любит? – Удивленно спросила Екатерина Львовна и приблизилась к Сашеньке. – Любит? Не стоит питать пустых надежд насчет моего сына! Если бы Миша Вас любил, то никогда бы не предложил Вам такую глупость бежать вместе с ним, бросив вызов всему обществу. Слава богу, он вовремя одумался!




- Сколько в вас ненависти! – горько заключила Сашенька. – Вас никто никогда не любил, и вы не знаете, что это такое любить и быть любимой! Вам неведомо это чувство. Мне жаль вас, княгиня!





- Что? – Глаза Екатерины Львовны сузились и наполнились злым огоньком, губы слегка задрожали и вытянулись в узенькую ниточку. – Не стоит, княжна! Лучше пожалейте себя и своего дядюшку. Вот кого мне действительно жаль, так это Петра Игнатьевича!.. Боже, что с ним будет, когда все узнают о вашем побеге! Он нигде не сможет больше появиться, потому что над ним будут открыто смеяться. А Миша… Мой сын никогда не любил вас, иначе не уехал бы за границу, - Екатерина Львовна остановилась и внимательно посмотрела на девушку, а затем добавила:
- Вместе с Софьей Лещинской!





Сашенька отпрянула от княгини с такой силой, как будто ее больно ударили по лицу. Ее глаза наполнились слезами, и она не смогла больше вымолвить ни слова. Такого удара она не ждала, тем более от любимого человека.



- Это неправда!.. Это не может быть правдой! - Прошептала Сашенька и с надеждой посмотрела на свою мучительницу. - Скажите, что это неправда!




- Откройте, наконец, глаза, княжна!.. Миша уехал с другой девушкой.




Княгиня Волконская, убедившись, что ее слова достигли цели, повернулась к выходу, но, как будто что-то вспомнив, вдруг остановилась.




- Если Вы мне не верите, княжна, то можете поехать к нам и осведомиться у прислуги о молодом барине. Но я бы на вашем месте не стала бы этого делать, чтобы еще больше не скомпрометировать себя! Возвращайтесь-ка лучше домой, пока не поздно!.. А насчет того, что Вы мне только что сказали о Петре Игнатьевиче… Да, я любила его. Любила его так, как еще никто не любил! Он посмеялся над моими чувствами, и я вынуждена была выйти замуж за нелюбимого человека!.. Что я видела в этом браке?.. Ничего!.. Единственное, что у меня есть – мой сын. Так чем вы лучше меня, княжна? Ваша судьба – выйти замуж за князя Арбенина и всю жизнь мучиться возле ненавистного вам мужа! Все так живут, и Вы не исключение!



После этих слов княгиня Волконская развернулась и вышла из дома, оставив несчастную девушку в слезах и сомнениях. Екатерина Львовна была довольна собой: ей удалось, наконец, отомстить за себя и пусть не самому Петру Игнатьевичу, а лишь его племяннице, но этого было достаточно для давно измученного самолюбия.
Еще около часа Сашенька сидела в пустом доме и не смела сдвинуться с места, как будто надеялась, что вот-вот откроется дверь, и в комнату войдет Миша.





Лишь спустя какое-то время убитая горем девушка, едва передвигаясь от слабости, наняла извозчика и отправилась в дом Волконских. Слова Екатерины Львовны подтвердились. Как только Сашенька спросила о молодом князе Волконском, слуги в один голос сообщили ей, что Михаил Сергеевич нынче вечером отбыл за границу вместе со своей невестой девицей Лещинской.
Не помня себя от горя, Сашенька вышла на улицу и тихо побрела по тротуару, а через какое-то время растворилась в темноте.



Продолжение следует...

19:00 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок вторая

Неудавшийся побег



Вернувшись домой, Сашенька весь вечер не находила себе места. Она все время думала об Александре и дяде, которым она собиралась объяснить свой поступок в письме, и надеялась на их понимание. Наконец, она взяла бумагу, перо и принялась писать.






Спустя час письма были уложены в конверты и аккуратной стопочкой сложены на журнальном столике, терпеливо ожидая своего адресата.






Сашенька в последний раз окинула взглядом комнату, взяла в руки свой дорожный сундучок и вышла из дома. Через несколько минут извозчик отвез по нужному адресу, к тому дому, где они договорились встретиться с Мишей.





Миша тоже написал письмо своим родителям, где просил прощения за то, что не оправдал их надежд и за то, что им предстояла долгая разлука, может быть даже и на всю жизнь. Больше всего ему было жаль матушку, которая очень сильно любила его и для которой это письмо станет настоящим ударом. Миша знал это, но не мог поступить иначе, ведь тогда ему пришлось бы изменить свою судьбу и жениться на Софи, а это значит - отказаться навсегда от любви, Сашеньки и от своей настоящей жизни. Он шел и думал обо всем этом и не заметил, как свернул в тихий, плохо освещенный переулок.

- Смотри, Рябой, кажется, кто-то идет! – раздался хриплый мужской голос в темноте. – Кажется, он один.

- Да тихо ты! Спугнешь! – ответил второй голос.

- Что будем делать?.. Он, кажется, из этих… богатеньких. Потрясем малость, а там глядишь и повезет!

- Подожди, Чёрт! Пускай поближе подойдет.

Миша сделал еще несколько шагов, как вдруг услышал какой-то шорох за спиной, а на снегу справа мелькнули чьи-то тени. Он остановился и оглянулся. Никого. «Наверное, показалось», - подумал юноша, но на всякий случай ускорил шаг. Не прошло и двух минут, как он вновь услышал сзади чьи-то шаги, а затем почувствовал, как чья-то огромная, холодная рука сильно сжала его горло. Миша начал сопротивляться, но тело как будто не слушалось его. «Бандиты!» - это было последнее, что мелькнуло в его голове, а затем он потерял сознание.

- Ты что? Ты убил его! Смотри, вся голова в крови!

- Ну и что с того?! Подумаешь, на одного богатенького стало меньше! Неужели тебе его жалко, Рябой?

- Нет, но мы так не договаривались!

- Хватит ныть! Лучше посмотри его карманы!.. Кажется, я что-то нашел!.. Смотри, сколько денег? Вот это нам повезло, так повезло!







***
Глеб еще раз прочитал письмо, которое Сашенька написала своему дяде, усмехнулся и вернул его обратно в конверт.





«Все получилось так, как я и хотел!.. Ах, сестричка, как же ты глупа и наивна!» - подумал он про себя и расплылся в довольной улыбке.






Вдруг под окнами дома послышался скрип колес подъезжающей кареты. Глеб посмотрел в окно и увидел, как из кареты выходит Луиза, а вслед за ней Петр Игнатьевич.





- Ну, вот и наши голубки вернулись! Все действующие лица в сборе, пора начинать представление! – со злой улыбкой на лице произнес управляющий и положил письмо на видное место.










Через несколько минут в комнату вошли счастливые супруги.







- Кажется, нас никто не ждёт! – воскликнула Луиза и повернулась к своему мужу.






- Извините, мы не знали, что вы должны вернуться сегодня! – начал оправдываться Глеб, но его опередил Петр Игнатьевич.

- Мы сами во всем виноваты, Глеб Дмитриевич! Я хотел телеграфировать вам, но Луиза отговорила меня. Сказала, что хочет сделать сюрприз Сашеньке.







... А кстати, где моя племянница? Неужели она уже легла спать?





- Мы для нее привезли столько подарков из Парижа. Думаю, что она останется довольна!..







... Ах, Париж! Какая там благодать! Ни за что бы не уехала оттуда, а осталась бы там навсегда!..




... Петя, ты должен мне обещать, что мы обязательно съездим туда снова!



/>

- Непременно, дорогая, непременно!






... Глеб Дмитриевич, так где же все-таки Сашенька?.. Надо сказать Марии, чтобы разбудила ее.






- Петр Игнатьевич, Александры Васильевны нет дома, - тихо произнес Глеб и притворно опустил глаза.






- Что значит "нет дома"? – удивился Петр Игнатьевич и хотел уже направиться в комнату племянницы, но голос управляющего заставил его остановиться.





- Княжна собрала вещи и ушла из дома.

- Что?! – Голос Петра Игнатьевича дрогнул, и в это же самое мгновение он покачнулся и стал медленно оседать.








- Петя! – испуганно закричала Луиза и тут же подскочила к нему.




– Глеб, воды! Принеси воды!



- Не нужно! – остановил ее Петр Игнатьевич и грозно посмотрел на Глеба. – Она сбежала?.. Говори немедленно, что здесь происходило, пока нас не было!





- Александра Васильевна почти все время находилась дома. Выезжала всего пару раз и то в сопровождении своего жениха.



- Петя, смотри! Тут какое-то письмо, - послышался голос Луизы, - и кажется, оно от Сашеньки.




Дрожащими руками Петр Игнатьевич распечатал конверт и начал читать письмо:

«Дорогой мой дядюшка!
Если ты читаешь это письмо, значит, ты уже вернулся и тебе все стало известно. Прости меня, за то, что я так поступила с тобой, но у меня не было иного выхода. Еще пару дней назад я была уверенна, что согласившись выйти замуж за князя Арбенина, я поступаю правильно и что именно Александр – моя судьба. Но это не так! Я поняла это, когда вновь встретила Мишу, мою первую и единственную любовь. Теперь я точно знаю, что не могу, не имею права, потерять его снова. Его и только его одного я буду любить всю свою жизнь. Дядюшка, милый мой, добрый мой дядюшка! Ты единственный, кто останавливал меня от этого решения, но теперь, когда ты нашел свое счастье, я могу быть спокойной за тебя. Луиза всегда поддержит тебя в трудную минуту. Еще раз прости меня! Знай, что я всегда буду думать о тебе. Бог знает, может, мы еще свидимся с тобой! Я буду надеяться на это всегда.
Целую тебя. Твоя Сашенька».









В это же самое время, когда Петр Игнатьевич Стрешнев читал письмо племянницы, в доме Волконских царил хаос и беспорядок. Екатерина Львовна, прочитав прощальное письмо сына, крушила все вокруг. Она кричала, ругалась, топала ногами и поносила весь род Стрешневых, а затем, когда силы ее были на исходе, упала на диван и зарыдала.

- Катя, прошу тебя, успокойся! Это же еще не конец света, – пытался вразумить жену Сергей Степанович. – Может, мы не так что-нибудь поняли.





- Ты ничего не понимаешь! – еще пуще закричала Екатерина Львовна. – Во всем виноваты эти Стрешневы! Пусть они будут тысячи раз прокляты! Я ненавижу их! Она отняла у меня сына!




Вдруг из передней стали доноситься какие-то непонятные звуки, Екатерина Львовна перестала кричать и прислушалась. Но через несколько минут взволнованные родители услышали душераздирающий крик своей горничной и встали со своих мест, чтобы посмотреть, что там происходит.

- Ваше сиятельство! Ваше сиятельство! Беда! – закричала во весь голос горничная, вбегая в гостиную и показывая в сторону передней. – Там… там…




- Что случилось? Не могу понять, что ты там бормочешь! – грозно прикрикнула на нее княгиня. – Говори же! Ну!




- Там привезли молодого барина…

- Какого барина? – вмешался в разговор Сергей Степанович. – Варя, кого привезли?

- Михаила Сергеевича… У него вся голова в крови, и он, кажется, не дышит уже. Его Митрич нашел где-то в переулке!






- Боже мой! Сынок! Мишенька! – закричала несчастная мать и бросилась к своему сыну.



Спустя несколько часов Екатерина Львовна и Сергей Степанович, усталые и изнеможенные, вышли из спальни своего сына.

- Катенька, может, ты отдохнешь немного?.. Доктор сказал, что Мише ничего уже не угрожает.

- Нет-нет! Я буду сидеть здесь всю ночь, чтобы в любую минуту, когда понадоблюсь сыну, я могла оказаться возле него.

- Это просто чудо, что Митрич оказался в том переулке. Страшно представить, что было бы, если…

- Не говори ничего!.. Если бы не она, мой сын был бы сейчас здоров, а не лежал бы в постели бездыханный!





- Ваше сиятельство! – Прервала их разговор служанка. – Ваше сиятельство, вот эту записку я нашла в пиджаке Михаила Сергеевича.




- Ты можешь идти! – ответила княгиня и развернула записку.


- Катя, что там?

- Тут написан какой-то адрес. Адрес, - задумчиво произнесла Екатерина Львовна и внимательно посмотрела на мужа. – Адрес!




- Что за адрес?

- Я думаю, что этот тот дом, где они собирались скрываться!

- Что ты собираешься делать?




- Адрес! – еще раз произнесла княгиня и начала ходить по комнате с задумчивым выражением лица. По всему было видно, что в ее голове зреет какой-то план.

- Катя, я тебя не понимаю! – тревожился Сергей Степанович. – Вот уже целую минуту ты повторяешь одно и то же!

- Сергей, – вдруг произнесла она и повернулась к мужу, - о том, что произошло с нашим сыном, никто не должен знать! Никто! Ни одна живая душа!

- Что ты такое говоришь? Мы должны заявить в полицию о нападении на нашего сына!

- Нет!.. Мы никому ничего сообщать не будем!.. Если ты любишь сына и желаешь ему счастья, ты будешь молчать!




- Катя, но зачем? – еще больше удивился Сергей Степанович. – Я не понимаю тебя!
- Я потом тебе все объясню!.. Предупреди доктора и хорошенько заплати ему, а я поговорю с прислугой.



Продолжение следует...

13:03 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок первая

Объяснения


Мария собиралась отнести завтрак в комнату княжны, когда зазвонил колокольчик у парадного входа. Она поставила поднос на стол и пошла открывать.

- Письмо для княжны Стрешневой! – раздался громкий бас посыльного.









Служанка быстро взяла письмо и уже направилась в комнату княжны, но услышала строгий голос управляющего, который прозвучал так неожиданно и заставил бедную девушку подскочить на месте:

- Письмо? От кого?

Мария быстро спрятала конверт у себя за спиной и испуганно попятилась к стене.

- Что ты молчишь? – рыкнул на нее Глеб. – Дай сюда!






С тех пор, как князь Стрешнев уехал вместе со своей женой за границу, в доме все изменилось. Глеб полностью взял бразды правления в свои руки: день и ночь следил за прислугой, все высматривая чего-то и подозревая каждого непонятно в чем, кричал, ругался и размахивал руками. Угрожал каждому увольнением, кто посмеет хоть в чем-то перечить ему. Мария до смерти боялась его, поэтому она тут же отдала ему письмо, которое было адресовано молодой госпоже.

- Так… Посмотрим, кто это интересуется нашей молодой барышней с самого раннего утра. А-а-а!.. Письмецо-то от князя Волконского!.. Иди, я сам передам!









Глеб еще раз повертел в руках письмо, задумался о чем-то и с довольной хитрой улыбкой стал подниматься по лестнице, ведущую в хозяйские покои.

- Кто там? – послышался сонный голосок из-за двери.

- Александра Васильевна, тут письмо для вас принесли.

Молчание.

- От дядюшки? – снова раздался голос, и по старому деревянному паркету послышались тихие неторопливые девичьи шаги. – Заходите!

Глеб открыл дверь и остановился возле порога. Сашенька сидела возле зеркала и расчесывала волосы.






- Вообще-то я ждала Марию, - высказала она свое недовольство, продолжая заниматься утренним туалетом.

- Мария сейчас занята, поскольку готовит для вашего сиятельства завтрак, но если вы пожелаете…

- Нет-нет!.. Не надо беспокоить Марию! – Остановила его Сашенька, продолжая заниматься все тем же делом. Глеб стоял возле порога и растеряно переминался с ноги на ногу, ожидая дальнейших указаний.






- Так письмо от дяди? – спросила, наконец, Сашенька, повернувшись к управляющему лицом.

- Никак нет!.. От молодого князя… - Глеб специально сделал паузу, чтобы внимательно проследить за реакцией девушки, а после добавил:
- Волконского.








Сашенька вздрогнула от неожиданности, но тут же взяла себя в руки и спокойным голосом сказала:

- Хорошо.





Быстрым движением руки она распечатала письмо и начала читать, но, почувствовав на себе пристальный взгляд управляющего, подняла голову:

- Что-то еще?









- О, простите, ваше сиятельство!.. Я не хотел мешать вам… Я только лишь хотел выказать свое, так сказать, расположение к молодому князю Волконскому… Я искренне восхищаюсь им и считаю его достойной партией для вас.

- Что? – Сашенька удивленно и в то же время с некоторым испугом посмотрела на него. – Как вы можете говорить мне такое?.. Вы же знаете, я помолвлена с князем Арбениным.

- Простите, но… Вы можете не пугаться меня… Я целиком и полностью на вашей стороне. Если желаете, я мог бы поспособствовать вам…





- Поспособствовать? В чем?

- Э-э-э… Как в чем?.. Увидеться с ним!







Сашенька задумалась и изучающе посмотрела на дядюшкиного управляющего, словно хотела понять, не смеется ли он над ней.

- Благодарю вас!.. Я думаю, что этого не потребуется.

- Послушайте моего совета, Александра Васильевна, уезжайте вместе с князем Волконским!.. Бегите.






- Бежать? – Еще больше удивилась княжна и в недоумении посмотрела на Глеба.





- Да. Если вы этого не сделаете, они никогда не оставят вас в покое!

- Да, но… Александр обещал мне, что в любой момент я могу расторгнуть помолвку, и он не будет препятствовать мне в этом, - непонятно почему вдруг разоткровенничалась Сашенька.

- И вы поверили в это? – усмехнулся Глеб. – Да он же специально так сказал, чтобы покрепче привязать вас к себе!.. Он знает, что вы пожалеете его и не расторгните помолвку. Бегите от них! Ваш дядя никогда не даст согласие на ваш брак с Волконским. Он сам мне не раз говорил об этом. «Никогда я не позволю, чтобы моя единственная племянница обвенчалась с одним из Волконских! Или под венец с Арбениным, или в монастырь!». Прямо так и сказал.

- Дядя так говорил вам? Неужели это правда? – не могла поверить Сашенька.

- Ну не уж-то я вас обманывать буду, барышня?.. Вот вам крест! – Глеб перекрестился. – Только вы не выдавайте меня Петру Игнатьевичу.






- Неужели это правда? – задумчиво произнесла она, и все еще не веря словам управляющего, спросила: - А почему вы решили рассказать мне об этом?

- Я проникся к вам огромной симпатией, потому что вы очень добрая барышня и заслуживаете только счастья!
- Хорошо, я не выдам вас!.. Можете идти.








- Благодарствуйте, ваше сиятельство!.. Решайтесь, Александра Васильевна! Я помогу вам.

- Спасибо! – тихо произнесла Сашенька и задумалась.






Спустя несколько часов Сашенька, не взяв с собой никого из прислуги, вышла из дома и, наняв извозчика, отправилась на встречу с Мишей по тому адресу, который был указан в письме.
Через несколько минут она была уже в Апраксином переулке и, расплатившись с извозчиком, постучала в дверь небольшого деревянного дома. Дверь тут же отворилась, и девушка увидела лицо своего возлюбленного.

- Сашенька! – едва сдерживая свои эмоции, радостно воскликнул Миша. – Ты все же приехала?!





- Да. А вы думали, что я не захочу увидеть вас? – Сашенька специально сделала акцент на местоимении «вы», тем самым показывая, насколько они теперь далеки друг от друга.




- Признаться, я сомневался… Ведь ты теперь помолвлена! – С обидой в голосе произнес Миша и с укором посмотрел на Сашеньку.





- Вы пригласили меня в этот дом… - начала было она, но тут же замолчала и отвела глаза, словно чего-то боялась, а затем начала рассматривать комнату. Все это время Миша внимательно следил за девушкой и не решался завести с ней тот разговор, ради которого он и пригласил ее сюда.





- Отчего вы решили встретиться именно здесь? – Вдруг спросила Сашенька и повернулась к Мише. – Чей это дом?

- Это дом одного моего старинного приятеля. Он сейчас в отъезде. – Быстро ответил он и снова замолчал. Еще несколько минут они молча стояли и смотрели друг на друга, чувствуя некоторую неловкость, пока Миша вновь не начал разговор.







- Я решил пригласить тебя сюда, потому что не хотел, чтобы нас кто-нибудь увидел.

- Вы так боитесь огласки? – с иронией в голосе произнесла Сашенька и усмехнулась. – Конечно, как же вам не бояться? Если об этой встрече станет известно Софи, ваша свадьба расстроится!





- Какая свадьба? Что ты такое говоришь, Саша?.. Я не помолвен с Софи!.. Все это время я только о тебе и думал… О том, как мы тогда нехорошо расстались с тобой! - На одном дыхании выпалил юноша и с огромным сожалением посмотрел на свою возлюбленную. – Неужели ты мне не веришь?

- Это правда? – тихо спросила Сашенька. – Ты действительно думал обо мне?






- Конечно!.. Вчера, когда ты пела этот романс, во мне все перевернулось!.. Я понял, что ты по-прежнему любишь меня…




...Я тоже люблю тебя, Сашенька! Люблю еще сильнее, чем прежде!..




... О, Господи! Что мне сделать, чтобы ты поверила мне?!




- Мишенька! Любимый мой, - с трудом сдерживая слезы, прошептала вдруг Сашенька, если бы ты знал, как я ждала этих слов все эти месяцы!..




... Я так скучала по тебе!..




... Прости меня, любимый мой! Прости, умоляю тебя!




- Сашенька! Дорогая моя, милая девочка!.. Какие же мы с тобой оба глупые!..




... Послушай меня! Мы непременно должны быть вместе! Помнишь, как когда-то я спросил тебя: готова ли ты оставить все и обвенчаться со мной тайно?




- Я помню, - кивнула в ответ она, - помню все!.. Я готова хоть сейчас бросить все и уехать с тобой хоть на край света!

- Завтра… Готова ли ты уехать прямо завтра?

- Завтра?... Прямо завтра?





- Да. Я не могу больше ждать ни минуты!.. Если ты все решила, то я буду ждать тебя в этом доме вечером в 7 часов.

- Я приеду, - решительно ответила девушка и еще сильнее прижалась к любимому.






- Я напишу письмо родителям, где все им объясню. Они должны понять меня, а если не поймут… В прочем, мне теперь все равно!

- А я напишу дяде и Александру. – Вдруг Сашенька замолчала и испуганно посмотрела на Мишу.






- ... Александр!.. Мне необходимо все ему объяснить. Я причиню ему боль, и он будет очень сильно страдать.

- Сашенька, ты не любишь его! Мне кажется, лучше сказать правду, чем всю жизнь обманывать его. Так будет честнее, по крайней мере!





- Ты прав. Он заслуживает счастья. Я напишу ему письмо, где попрошу понять и простить меня. Он обещал отпустить меня в любую минуту, как только я пожелаю. А я не могу больше ждать, потому что всем сердцем люблю тебя и не хочу разлучаться с тобой!





- Он поймет и обязательно простит нас. Обязательно! - Миша еще крепче прижал к себе Сашеньку, словно боялся, что она вот-вот вырвется из его объятий, и он снова потеряет ее.




Они стояли так еще несколько минут, а затем вместе вышли из дома, чтобы через некоторое время снова быть вместе и теперь уже навсегда. Об этом, только об этом сейчас думали несчастные влюбленные и были уверены в завтрашнем дне, но могли они знать тогда, что беда уже близко, и их ждут серьезные испытания.

Продолжение следует...

20:40 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сороковая


Любовные страдания


В главе использован романс "Нет, эти слезы не мои" в исп. Полины Агуреевой

Несколько дней подряд Сашенька никуда не выезжала, за исключением того раза, когда Александр пригласил ее на премьеру спектакля в Мариинский театр. Ехать туда не было никакого настроения, но ее жених все же привел достаточно убедительных доводов, чтобы Саша, наконец, согласилась.

В этот раз княгиня Арбенина устраивала прием, и Сашенька вынуждена была принять приглашение будущей свекрови, так как отказаться от него она не могла по известным причинам. Во-первых, отказ мог обидеть княгиню и тем самым разрушить доверительные отношения с ней. Во-вторых, это нарушило бы все принятые нормы поведения в высшем свете, выдуманные и установленные все тем же обществом. Ни то, ни другое не входило в ближайшие планы молоденькой княжны, и поэтому, собрав всю свою волю в кулак, она начала собираться.

Ровно в семь вечера карета княгини Арбениной стояла у ворот роскошного особняка Стрешневых, и уже через полчаса Сашенька входила в роскошную музыкальную гостиную княгини Марии Александровны под руку со своим женихом.







Мария Александровна, увидев княжну, поспешила поприветствовать ее.

- Mon cher! Как я рада видеть вас! – радостно развела руками княгиня Арбенина и принялась целовать Сашеньку. – Как Петр Игнатьевич с молодой княгиней?.. Пишут ли они?






- Благодарю вас, у них все хорошо. На днях я получила письмо от дяди, они здоровы.

- Я безмерно рада за Петра Игнатьевича! Он, как никто другой, заслуживает счастья. Саша, - обратилась к сыну княгиня, - представь Сашеньку остальным гостям. У нас нынче много интереснейших личностей. Одна только графиня де Шово чего стоит!.. Она только что вернулась из-за границы вместе со своим мужем. Говорят, он намного младше ее, - увлеченно, даже с некоторым азартом, начала рассказывать княгиня и не заметила, что Сашенька уже не слушает ее, а смотрит куда-то вперед, где минуту назад, появился Миша Волконский.






- … Теперь он занимает пост генерального советника департамента Финистер в провинции Бретань… Конечно, это все заслуга графини, но… Сашенька, ты не слушаешь меня?.. Что с тобой, дорогая? – где-то вдалеке, словно эхо, послышался голос Марии Александровны.

- Тебе нехорошо? – с тревогой в голосе спросил Александр.






- Нет-нет, - рассеянно ответила Сашенька, продолжая смотреть на Мишу, как завороженная.

Княгиня Арбенина и Александр переглянулись в недоумении.






- Простите, - тихо произнесла Сашенька, вспомнив, наконец, о правилах приличия.

- Я понимаю… Ты совершенно засиделась дома. Сынок, как ты мог допустить это?.. Сашеньке необходимо как можно чаще выезжать в свет и общаться с людьми. Это непростительно, mon cher, непростительно! – качая головой, строго сказала княгиня и отошла к другим гостям.







После этого последовали скучные, утомительные разговоры, в паузах которых подавали пирожное и охлажденное шампанское, и все это время Сашенька наблюдала только за одним человеком, который до сих пор волновал ее сердце.











Миша тоже заметил княжну Стрешневу среди других гостей и украдкой наблюдал за ней, но старательно делал вид, что его больше интересует Софи.

- А молодой князь Волконский неплохо смотрится с дочерью генерала Лещинского! – вдруг услышала Сашенька, проходя мимо небольшой группы гостей, и застыла на одном месте. – Говорят, он сделал ей предложение, а она еще в раздумьях… Думаю, княгиня Волконская была бы рада такому союзу… Смотрите, как молодой князь Волконский сжал ее ручку, а как смотрит… смотрит на нее! Ах, как же это романтично!... Свадьба не за горами…





Это было последнее, что услышала несчастная девушка, потому что больше не в силах была слушать то, что говорили о Мише и Софи. В слезах она бросилась было к выходу, но ее путь преградила княгиня Арбенина.





- Сашенька, я хотела попросить вас, - начала было княгиня, но, заметив слезы в глазах девушки, встревожилась. - Что случилось, mon cher?.. Вас кто-то обидел?

- Нет-нет! Я просто… В глаз попала соринка, и я хотела попросить горничную помочь мне… Но все уже прошло.

- Вы право удивляете меня, дорогая!.. Вы слишком рассеяны сегодня и слишком эмоциональны. Может, вы так скучаете по вашему дядюшке?

- Может быть… Я не знаю! - Сашенька настолько была растеряна, что на все вопросы княгини отвечала невпопад.

- Нет! Вы определенно не нравитесь мне сегодня… Может быть, музыка поднимет вам настроение? Я как раз собиралась попросить вас сыграть нам что-нибудь. Петр Игнатьевич говорил мне, что вы прекрасно музицируете.





Больше всего Сашеньке хотелось сейчас покинуть этот дом и вернуться в свою комнату, чтобы побыть наедине со своим горем, но она не могла отказать этой прекрасной женщине, которую она глубоко уважала и уже успела полюбить всей душой.

Она вернулась обратно в гостиную и молча села за рояль. Любопытные взоры всех присутствующих устремились на нее и, затаив дыхание, молча ждали чего-то удивительного и необычного. Когда зазвучали первые аккорды старинного романса, все замерли.








Прослушать или скачать Нет эти слёзы не мои! бесплатно на Простоплеер


-Нет, эти слёзы не мои,
Жалеть не смей:
Когда я плачу о любви,
Люблю ещё сильней.
В ознобе розы на столе,
Вино в холодном хрустале.
Когда я плачу о любви,
Люблю сильней. - Пела Сашенька.




Софи посмотрела на Мишу. Она лучше других знала и понимала, что именно ему адресованы слова этой песни; знала, изнемогала от ревности и ничего не могла сделать.





Словно околдованный, он смотрел на Сашеньку и как бы заново оглядывал повлажневшими глазами издавна знакомые черты. Да, он знал, чувствовал, что все эти слова были обращены именно к нему, а не к князю Арбенину, хотя именно Александру Сашенька обещала отдать свои сердце и руку.






-В ознобе розы на столе,
Вино в холодном хрустале.
Когда я плачу о любви,
Люблю сильней.

Нет, нет, не зажигай огня,
Целуй смелей.
Раз меньше любишь ты меня,
Сильней тогда жалей.








- Мы расcтаёмся при свечах,
И плачут руки на плечах.
Раз меньше любишь ты меня,
Сильней жалей.
Мы расcтаёмся при свечах,
И плачут руки на плечах.






- Раз меньше любишь ты меня,
Сильней жалей.

Любовь уходит не одна
Мы вслед за ней.
Налей мне горького вина


И сладкого налей.
Не говоря случайных слов,
Мы молча выпьем за любовь.
Она уходит не одна
Мы вслед за ней.
Не говоря случайных слов,
Мы молча выпьем за любовь,
Она уходит не одна
Мы вслед за ней…















Смолкли последние аккорды, и раздались громкие аплодисменты. Сашенька вышла из-за рояля, сделала глубокий реверанс и только сейчас впервые посмотрела на Мишу своими печальными голубыми глазами. На какое-то мгновение их взгляды встретились, и в этот краткий миг они поняли, что любят друг друга так же сильно и страстно, как прежде.











- Дорогая, ты пела великолепно! – прошептал Александр и протянул ей небольшой букетик свежих цветов. – Надеюсь, когда мы поженимся, ты споешь что-нибудь и для меня. (Александр кокетливо улыбнулся).

- Конечно.






Прием был еще в самом разгаре, когда Сашенька, сославшись на сильную головную боль, попросила своего жениха отвезти ее домой. Александр не стал препятствовать ей в этом, и в половине одиннадцатого карета Арбениных подъехала к дому князя Стрешнева.

- Сашенька, - тихо, с какой-то печалью в голосе, позвал Александр, когда они вошли в дом, – я бы хотел спросить тебя…





- О чем?

- Скажи, отчего ты всегда такая печальная?.. Тебя что-то тревожит? Может быть, я обидел тебя чем-то?

- Что ты, Саша! Ты ни в чем не виноват!.. Это все я… Я сама во всем виновата.






- В чем? – удивленно спросил Александр.

- Саша!.. Я знаю, что ты ждешь от меня иных чувств, чем просто уважение и дружба, но…

- Так дело в этом? – перебил ее юноша и улыбнулся. – Ты мучаешься из-за того, что до сих пор не ответила на мои чувства?.. Сашенька, не тревожься, я знаю, что ты пока еще не полюбила меня.

- Знаешь?









- Ты удивлена?.. Ты думаешь, что я совершенно ослеп от своей любви и не способен отличить одно от другого?!.. Я знаю, что ты любишь его, - неожиданно признался Александр и виновато посмотрел на Сашеньку. – Я догадался… сегодня… когда ты пела для него.

- Т-ы все-е зна-а-е-е-шь! – еще больше удивляясь, произнесла девушка. – И что теперь?.. Ты презираешь меня?

- Нет. – Спокойно ответил он и взял ее за руку. – Я знаю, что скоро это пройдет. Ты полюбишь меня… Я сделаю все для этого!.. Но я хочу, чтобы ты знала… – Александр замолчал и внимательно посмотрел на Сашеньку. – Если ты захочешь разорвать наши отношения до венчания, я отпущу тебя!.. Я не буду тебя неволить, Сашенька. И тогда ты сможешь быть с ним, если захочешь… Но ты должна решить только до нашей свадьбы! После венчания ты не сможешь уйти.









Сашенька стояла и молча слушала признания Александра, которые стали для нее полной неожиданностью, и она просто оторопела. Она внимательно посмотрела на своего жениха, и слезы ручьем брызнули из ее глаз.

- Прости меня, - плакала Сашенька. – Я знаю, что недостойна тебя!.. Ты так великодушен, а я…







- Не плачь, - Александр достал платок и нежно вытер им лицо девушки, мокрое от слез, – я пойму тебя, хотя мне и будет больно... Помни, что я люблю тебя, Сашенька!.. Я очень люблю тебя! – Александр обнял плачущую девушку и прижал к себе. – Ты думаешь, что я смогу спокойно смотреть на твои страдания?.. Нет, милая моя Алекс! Я слишком люблю тебя, чтобы так мучить. Ты будешь свободна от данного мне слова, если сама этого захочешь!





- Прости меня… Прости меня… Прости… – тихо шептала Сашенька.





Продолжение следует...

@темы: Золотой колокольчик судьбы

20:29 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать седьмая

Соперницы


Вот и пришла зима, покровительница ледяных ветров и морозов. Дни стали короче, а ночи все более долгими и холодными.
Зимняя природа тиха и безмолвна, только слышно редкое щебетание птиц, да сухой хруст веток в зимнем парке.
Екатерина Львовна тихо брела по заснеженной тропинке, любуясь всеми прелестями зимнего пейзажа и вдыхая аромат свежего морозного утра. Она все время глядела по сторонам, и было нетрудно догадаться, что она кого-то ждет.








Совсем рядом вспорхнула какая-то птица, смахнув за собой с ветки огромный комок снега, который посыпался сверху большим белым фейерверком и тихо опустился на тропинку.

Княгиня Волконская остановилась и посмотрела наверх.
«Как бы мне хотелось стать, как эта птица, - с грустью подумала она, - чтобы в один прекрасный день, расправив свои большие красивые крылья, улететь далеко-далеко и стать, наконец, свободной!.. Свободной от всей этих фальшивых условностей, которые сковывают тебя по рукам и ногам, словно цепями, которые с каждым днем становятся все тяжелее, и в конечном итоге их груз начинает тянуть тебя куда-то вниз, погружая на самое дно. Ты хочешь оттуда выбраться, изо всех сил хватаешься руками за самый краешек, судорожно глотая остатки драгоценного воздуха, но какая-то сила тянет тебя назад, и ты не в силах ей больше противостоять… Как я устала от вечной борьбы!..».




Княгиня тяжело вздохнула и подумала о своем сыне, который, по всей видимости, не спешил обратно домой и не хотел общаться с ней, потому что все письма, которые она отправила ему за это время, так и остались без ответа.

- Доброе утро, ваше сиятельство! – вдруг послышался веселый голос позади, прервав ее мысли.




Екатерина Львовна повернулась и увидела мадам Бланж, которая стояла рядом, в роскошном мантеле, и улыбалась.

- Утро и правда выдалось добрым, мадам! – ответила ей в тон княгиня Волконская и расплылась в фальшивой улыбке.




- Надеюсь, я не заставила вас долго ждать? – все так же улыбаясь, спросила Луиза, которая, по всей вероятности, находилась в прекрасном расположении духа и не собиралась скрывать это от княгини Волконской.

- Ну что вы! Я отлично прогулялась по парку… Я весьма рада, что вы нашли время, чтобы встретиться со мной, мадам! – сказала Екатерина Львовна и медленно начала двигаться вдоль тропинки.

Луиза пошла рядом.




- Признаюсь, что ваша записка, в которой вы просили меня о встрече, была весьма неожиданной для меня, и я была заинтригована! – Луиза внимательно посмотрела на княгиню, пытаясь уловить в ее движении, взгляде хоть что-нибудь, что могло бы намекнуть ей на причину их свидания. – И я решила, что у вас ко мне какой-то важный разговор. Я права?



- А вы проницательны, Луиза! - улыбнулась княгиня. – Я могу вас так называть?

- Конечно, ваше сиятельство! Как вам будет угодно.

- Тогда перейдем сразу к делу, - сказала Екатерина Львовна деловым, полным решимости, тоном, и ее глаза блеснули недобрым огоньком. – Через неделю ваша свадьба с князем Стрешневым, и вы решили стать княгиней (Слово «княгиня» она особенно подчеркнула). Ведь именно этого вы добиваетесь, не так ли?




- Я не понимаю вашего тона, Екатерина Львовна, - стараясь скрыть свое волнение и тревогу, произнесла Луиза и остановилась. – Что вы хотите этим сказать?

- Вы прекрасно меня поняли!.. Оставьте эти ваши уловки для князя. Это его вы можете обманывать и водить за нос, но… не меня! – Тут княгиня Волконская замолчала и так посмотрела на свою собеседницу, что от этого взгляда у Луизы побежали мурашки по спине.




Луиза поняла, что у княгини что-то есть на нее.

- Извольте, объясниться, княгиня! Я не люблю, когда мне загадки загадывают.

- Я знаю, кто вы, Луиза! – жестко сказала Екатерина Львовна и перешла в наступление. – Вы приехали сюда из Швейцарии с одной целью – выйти замуж за князя Стрешнева. Я и раньше это подозревала, но теперь… Теперь я в этом абсолютно уверена!

- Отчего вы так решили?.. Я люблю Петра Игнатьевича…

- Это ложь!.. В этом вы убедили многих, в том числе и самого князя… О, вы прекрасная актриса! – с иронией в голосе пропела Екатерина Львовна. - Тут я склоняю голову перед вашим талантом. Признаться, даже я в какой-то момент поверила вам, но… потом я поняла, что это всего лишь игра и ничего более.




- Княгиня, все, что вы говорите, это все слова, - начала терять терпение Луиза, - но я бы хотела услышать что-то более конкретное… Видите ли, у меня мало времени. Мне еще нужно заехать к модистке, чтобы примерить свое подвенечное платье.

- А вот с платьем, боюсь, придется повременить. Когда Петр Игнатьевич узнает, что вы его обманывали все это время…

- Хватит, княгиня! – крикнула Луиза, которой изрядно уже поднадоела ее игра. – У вас нет никаких доказательств!





- Ошибаетесь. Мне известно наверняка, что цель вашего приезда в Россию – князь Стрешнев. Вот, - Екатерина Львовна достала из сумочки старый номер швейцарской газеты и протянула Луизе, – это те доказательства, которые я собираюсь представить Петру Игнатьевичу… В Швейцарии вы, видимо, были большой знаменитостью. О вас много писали… А вот в этом номере написано, что несколько месяцев подряд вас видели в обществе князя Стрешнева… Василия Игнатьевича… Скажете, что это совпадение?



Пока княгиня Волконская произносила свою длинную, заранее заготовленную речь, Луиза просматривала старые пожелтевшие странички швейцарской газеты. На одной из страниц, в рубрике «Главных светских новостей» было написано, что «знаменитая актриса Луиза Бланж несколько месяцев подряд появляется в обществе нового воздыхателя, русского князя С.В.И. Известно, что князь С. В. И. принадлежит к старинному дворянскому роду и приехал в Швейцарию из Петербурга несколько лет назад… ».




- Я думаю, что Петру Игнатьевичу не составит особого труда догадаться, кто этот русский князь С. В. И. из Петербурга?!.. Тем более что Василий Игнатьевич умер при весьма странных обстоятельствах, – с торжествующей улыбкой продолжала Екатерина Львовна в предвкушении близкой победы над гордой и заносчивой актрисой.



Луиза сложила газету пополам и протянула ее обратно княгине. Она поняла, что у Екатерины Львовны есть, конечно, не главный, но весомый козырь против нее, и она без промедления представит его Петру Игнатьевичу, и тогда их с Глебом плану придет конец. Нужно было срочно что-то предпринять, чтобы остановить ее.



- Ну, хорошо, - тихо, но вполне уверенным голосом, начала Луиза, - допустим, я была знакома с князем Василием… Что в этом такого особенного?.. Я была замужем за довольно известным в обществе господином, играла на сцене знаменитых европейских театров... Меня многие знают в Европе…

- Верно, - согласилась Екатерина Львовна, - но с князем Василием вас связывало не простое знакомство…

- А что же тогда?




- Вы были любовниками! – уверенно произнесла княгиня Волконская и достала из сумочки очередное доказательство. – Это письмо, которое я получила на днях от одного хорошего друга, который давно проживает за границей и интересуется подобного рода историями… Я попросила его разузнать для меня об одной актрисе, то есть, как вы уже догадались… о Вас… Так вот, он поговорил с разными людьми из театральной среды, и они поведали ему много интересного о вас. Оказывается, у вас много недоброжелателей, Луиза!.. Один из них даже сохранил одно занятное письмецо. Видимо, он украл его у вас когда-то и хотел использовать против вас… Не догадываетесь какое письмо?




- Вы говорите загадками, княгиня, - с трудом сохраняя спокойствие, сказала Луиза и даже постаралась выдавить из себя улыбку, тем самым показывая княгине, что ее слова ничуть не тронули ее.

- Это письмо князя Василия к вам, где он признается, что безнадежно… и страстно… влюблен в вас, - Екатерина Львовна произнесла эту фразу с особой силой, делая небольшие паузы между словами, чтобы внимательно проследить за выражением лица мадам Бланж. Как же ей хотелось вдоволь насладиться этим моментом, который она с нетерпением ждала все это время.




Луиза побледнела, и ее сердце забилось так, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Вдохнув побольше воздуха и с трудом сдерживая себя, она пристально посмотрела на княгиню и твердо произнесла:

- Чего вы хотите?




Екатерина Львовна довольно улыбнулась и положила письмо обратно в сумочку.

- Я хочу, чтобы нынче же вечером вы поехали к князю и разорвали помолвку.

- Как я объясню причину?.. Вы же понимаете, что Петр Игнатьевич пожелает узнать ее.

- Мне совершенно все равно, что вы ему скажете… Мое условие лишь одно - вы разрываете помолвку или…

- Или?

- Или завтра же я представлю это письмо и газету Петру Игнатьевичу!







Луиза, не отрывая пристального взгляда от княгини, наклонилась к самому ее лицу.

- А вам-то это зачем?.. В чем ваша выгода?.. Отчего вы сразу не пошли к князю и не рассказали ему все, а явились сначала ко мне?

- Не надо искать подводных камней там, где их нет, мадам!.. Нас с князем связывает долгая и близкая дружба. Я лишь хочу уберечь его от новой ошибки.





- И вы полагаете, что эта ошибка я? – Луиза с удивлением посмотрела на княгиню Волконскую и вдруг громко рассмеялась. – Вы хотите остаться в тени. Правда?.. Признайтесь, княгиня, что сами влюблены в Петра Игнатьевича… Вы любите его… со всей той страстью, с какой только может любить женщина вашего возраста… Вы просто сгораете от ревности и потому так сильно ненавидите меня... Мне интересно, а вы так же ненавидели свою сестру?.. Ведь она тоже была довольно серьезным препятствием для вас!.. По вашему лицу вижу, что это так… Вы ненавидели ее!



- Это ложь! – едва сдерживая себя, закричала княгиня. – Это все ложь!.. Вы не можете ничего знать об этом!

- Ошибаетесь, Екатерина Львовна!.. Вы любите князя и скрываете это ото всех, потому что… боитесь, что станете посмешищем… Ведь Петр Игнатьевич никогда не смотрел на вас так, как бы вы этого хотели!




- Вы можете говорить, что угодно, но это не изменит моих условий!.. Разорвите помолвку, или я поведаю об истинных ваших намерениях князю Стрешневу!

Луиза с ненавистью посмотрела на княгиню, и тут ей в голову пришла одна мысль, которая смогла бы сыграть в ее пользу в данной ситуации.

- Княгиня, скажите, а это правда, что вы хотите женить вашего сына на дочери генерала Лещинского?




Княгиня непонимающе посмотрела на нее и, сделав удивленные глаза, спросила:

- А вам какое до этого дело?

- Интересно, а генерал знает о том, что Миша какое-то время назад ухаживал за Сашенькой Стрешневой и даже просил ее руки у Петра Игнатьевича? – продолжала Луиза, делая вид, что не слышала вопроса княгини.

– По вашему выражению лица я вижу, что генерал остается в неведении до сих пор… А может мне стоит встретиться с ним?.. Как вы считаете, княгиня?




Екатерина Львовна нахмурилась, и ее глаза превратились в два сверкающих огонька, которые готовы были не просто сжечь своего врага, а испепелить так, чтобы не осталось и следа. Она подошла поближе к Луизе и, глядя ей прямо в глаза, прошипела:

- Вы не посмеете!





- Отчего же? Кто мне может помешать?.. Вы? – Луиза засмеялась. – Не смешите меня! Мне нечего будет терять… Я думаю, что генерал будет, скажем так, не в восторге от моего рассказа. Ему не понравится, что ваш сын сначала ухаживает за одной, а потом вдруг делает предложение другой. Что скажут в свете?.. Дурная репутация, думаю, вашему сыну ни к чему!

- Генерал не поверит вам.

-Кто знает!.. Он ведь может спросить об этом у самого Миши… А он, я думаю, не станет скрывать правду от генерала Лещинского, и вы это прекрасно знаете!.. Ваш сын не такой, как вы. Он не сможет солгать, и правда выйдет наружу.





Наступило долгое и томительное молчание.

Луиза довольно улыбнулась и посмотрела на княгиню Волконскую.

- Вы знаете, что я права!.. Знаете, а ведь в обществе могут пойти разговоры о вашем сыне. Думаю, что генерал не простит его, и, не дай бог, вызовет на дуэль!.. А как стреляет генерал…




- Хорошо, - тихо сказала княгиня, - ваша взяла. Но это пока!.. Не думайте, что я не найду способа вас устранить, мадам!.. Наслаждайтесь, пока можете. Я буду следить за каждым вашим шагом…

- Я буду молчать, княгиня, пока молчите вы. Вам лучше больше не вмешиваться в наши с князем отношения! – сухо сказала Луиза. - Прощайте, ваше сиятельство!




Она повернулась, чтобы уйти, но голос княгини остановил ее:
- Я не оставлю вас в покое! Не надейтесь попусту!




- Воля ваша, - спокойно ответила Луиза и пошла по тропинке, оставив княгиню Волконскую наедине со своими мыслями.





@темы: Золотой колокольчик судьбы

12:16 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать шестая

Сёстры


Екатерина Львовна сидела в розовой гостиной и пила только что сваренный кофе, от которого исходил такой божественный аромат, способный разбудить даже самого отпетого соню.




Прошло два месяца с тех пор, как ее сын Михаил собрал свои вещи и в спешке покинул родительский дом для того, чтобы первым же поездом уехать в Москву. Его решение стало неожиданным и болезненным для княгини, но она понимала, что сейчас, возможно, так будет лучше не только для него, но и для дальнейшего осуществления ее планов.
Екатерина Львовна была весьма довольна тем, как развивались события в отношении княжны Стрешневой, и теперь она могла совершенно спокойно переключить свое внимание на мадам Бланж.





Княгиня Волконская была не из тех людей, которые так легко забывали обиды. Помнится, что еще в детстве маленькая Катя никому не давала спуску, даже собственной сестре, когда они вместе играли в гостиной или саду, и та вдруг начинала подтрунивать над ней. Катя сразу начинала хмурить свои маленькие темные бровки и топать ножкой, а затем поднимала такой вой, чтобы непременно услышали родители и строго наказали обидчицу.
Когда Катя подросла, ее тактика несколько изменилась. Теперь она сама способна была сдать сдачи, весьма ловко используя свой ум и хитрость, и в этом ей не было равных. Именно она в свое время настроила отца против сестры Анны, когда та сбежала из дома с любовником, и так искусно это сделала, что тот лишил Анну наследства и навсегда вычеркнул ее из своей жизни.
С Петром Игнатьевичем оказалось все намного сложнее, но и с этой проблемой 17-летняя княжна весьма удачно справилась. Ведь она не могла позволить, чтобы человек, в которого она тайно было влюблена, принял обратно ее взбалмошную сестрицу, когда та, брошенная и несчастная, вдруг появилась на пороге его дома.






Воспоминания княгини Волконской
Петербург, 1861 год.


Это произошло в один из вечеров, когда Катя Оболенская вместе с матерью приехала к князьям Стрешневым, чтобы поддержать старого князя Стрешнева и его сына Петра, которые находились в глубоком трауре из-за внезапной кончины княгини Стрешневой.
Петр Стрешнев, совершенно подавленный, сидел в кабинете своего отца и разглядывал портрет своей матери, не замечая ничего и никого вокруг. Предательство любимой женщины и брата настолько выбило его из колеи, что он даже не заметил, как в один миг потерял самого дорого и близкого ему человека – свою матушку, которая сразу после ужасной новости о побеге Анны и Василия слегла в постель и больше уже не смогла подняться. Катя понимала, как сейчас тяжело Петру и что, возможно, именно теперь ему хочется побыть одному, но она не могла найти в себе силы, чтобы уйти и оставить его наедине со своим горем.





- Петр Игнатьевич, - едва слышно прошептала она, как будто боялась говорить громче, чтобы не нарушить ту тишину и покой, которые царили в этой комнате, - я понимаю, как вы страдаете теперь, и готова разделить это горе вместе с вами… Прошу вас… Скажите мне, как я могу помочь вам? Что я должна сделать?

- Уходите, - не отрывая взгляда, сказал Петр Игнатьевич, – оставьте меня одного!




- Петя… милый, не прогоняй меня! – сквозь слезы прошептала Катя, но не успела договорить, потому что в дверь кабинета раздался слабый стук и оттуда послышался голос дворецкого.



- Ваше сиятельство, к вам гостья пожаловала!




Катя посмотрела на князя, но тот продолжал сидеть в своей прежней позе и, казалось, даже не слышал голос дворецкого. Тогда она подошла к двери и открыла ее.



- Какие теперь гости, любезный? – с укором посмотрела она на дворецкого. – Ты разве не видишь, что князю не до приемов? В доме траур. Пойди и скажи, что барин никого не принимает!

- Я сказал, но они не хотят уходить, а просют приему! – не унимался дворецкий. – Я им так и сказал, что, дескать, в доме несчастье! А они говорят, чтоб молодому барину доложил… И не уходят.




- Да кто «они»? Ты можешь говорить яснее? – грозно спросила Катя.

- Так… это сестрица ваша… княжна Анна Львовна!





- Что? – вскрикнула Катя и испуганно посмотрела на Петра Игнатьевича, но тот даже не шелохнулся.

Тогда она вышла в коридор и плотно закрыла за собой дверь, чтобы молодой князь не смог услышать их разговор.






– Что ей здесь надо? – зло прошипела она и пристально посмотрела на дворецкого.

- Не могу знать, ваше сиятельство! – развел руками дворецкий.

- Где она?

- В передней ожидают.




- Хорошо. Ты можешь идти… Я сама поговорю с ней, - твердо сказала Катя и собиралась уже идти, но вдруг резко остановилась, как будто что-то вспомнила, и повернулась к дворецкому. – Послушай, любезный! О том, что сюда приходила княжна Анна, ты не должен никому говорить. Особенно молодому князю… Ты понял меня?



- Как не понять?!.. А ежели барин спросит?

- Не спросит. Барину нынче не до тебя. И смотри у меня! Не будешь держать язык за зубами – окажешься на улице! – уверенно произнесла княжна и направилась в переднюю.




Внезапный приход сестры совершенно не входил в планы юной княжны Оболенской. Когда Анна сбежала из дома, Катя сильно обрадовалась этому и искренне верила, что теперь молодой князь Стрешнев обратит, наконец, на нее свое внимание и по достоинству оценит ее любовь и заботу о нем. Но теперь ее надежды на скорое счастье могли рухнуть в любую минуту, если Петр выйдет из кабинета и увидит Анну. Необходимо было как можно скорее избавиться от нежелательной гостьи.



Быстрыми шагами Катя вышла в переднюю и увидела Анну, которая стояла возле окна и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Катя не видела сестру уже несколько месяцев и то, что она увидела, немного шокировало ее. Сестра была ненамного старше ее, но всегда отличалась необыкновенной красотой, элегантностью и особым изяществом. Теперь же перед Катей стояла совершенно чужая женщина в изрядно поношенном синем платьице, поверх которого была надета тоненькая накидка с капюшоном, которая едва ли могла защитить от ветра и холода; волосы были небрежно собраны в маленький пучок.



- Здравствуй, Анна! – сказала Катя, изо всех сил стараясь скрыть свое волнение и придать своему тону оттенок равнодушия. – Не ожидала снова встретить тебя… тем более в этом доме!.. Что угодно?



- Здравствуй, Катя! – спокойным ровным голосом ответила Анна и подошла к сестре. – Я очень рада видеть тебя. Как матушка? Отец? Они здоровы?



- Ты пришла узнать об их здоровье? Странно слышать это от тебя… Особенно после того, как ты опозорила их.

- Я не хотела этого… Ты ведь знаешь.




- Д-а-а?! – с иронией в голосе сказала Катя и с насмешкой посмотрела на сестру. – А чего же ты ждала?.. Ты думала, что после твоей выходки родители смогут спокойно жить дальше, как ни в чем не бывало?

- Я ведь писала им… И Пете тоже, - робко ответила Анна и взглянула в глаза Кате. – Ты должна была передать им мои письма и все объяснить. Или ты… Ты ничего не передала им?.. Неужели ты забыла?




Катя вздрогнула от неожиданного вопроса и отвела взгляд. Разумеется, она прекрасно помнила о просьбе сестры и о тех письмах, которые Анна написала накануне своего ухода, но они так и остались лежать на своем прежнем месте непрочитанными, потому что Катя и не собиралась никому их передавать.

- Ну что ты!.. Я их отдала, как мы и договаривались, но отец даже не захотел читать твое письмо. Ты опозорила его.




- Я знаю, что недостойна ни любви, ни вашего сочувствия ко мне, но я прошу лишь одного – прощения! Это все, чего я хочу… Неужели они откажут мне в этой малости?



- Если тебе так нужно их прощение, то… я прощаю тебя за них! – равнодушно произнесла Катя, а затем наклонилась к самому лицу сестры и прошептала:
- А теперь уходи отсюда! Тебя не желают здесь более видеть! Петр никогда не простит тебя!




- Тогда пусти меня к нему, - сквозь слезы прошептала Анна, - я сама поговорю с ним.

- Зачем? Ты итак причинила ему много боли. Так не причиняй ему еще больше страданий! Он только что потерял свою мать. И в этом виновата тоже ты! – На слове «ты» Катя сделала особое ударение, чтобы еще больше подчеркнуть вину Анны.




- Княгиня уме-р-л-а? – с ужасом произнесла княжна Анна, и огромная прозрачная слеза выкатилась из ее глаз. – Как же так?.. Бедный… бедный Петя! Я не хотела этого!



- А чего же ты ждала? Бедная княгиня Стрешнева не смогла пережить этого позора! – торжественным голосом произнесла Катя. – Ты убила ее!



- Н-е-е-т!.. Нет! – в отчаянии прошептала княжна. - Я никого не убивала!.. Я всего лишь хотела быть счастливой. Если бы я вышла замуж за Петю, не любя его, то разве мог этот брак принести кому-то еще меньшей боли и страданий?



- Мне нет до этого никакого дела!.. Я знаю одно – Петр ненавидит тебя! Он ненавидит тебя так сильно, что готов даже убить.

- Это неправда! – качая головой, ответила Анна, не веря в то, что Петр способен причинить ей какой-то вред. – Я все объясню ему…




- Что объяснишь?.. Тебе лучше уйти! Оставь Петра в покое, Анна! Вскоре он забудет тебя и будет счастлив.

- Уж не с тобой ли? – с ревностью в голосе спросила Анна.




- Я буду рядом с ним и сделаю все ради его счастья! Он больше не будет страдать.

- Именно этого ты и добивалась, не так ли? – тихо спросила Анна. Она, наконец, поняла, что ее младшая сестра, которую она любила больше всего на свете, предала ее.




- Ты всегда была в центре внимания, - с ненавистью прошипела младшая княжна, - с самого детства. Отец всегда любил только тебя, а мне доставалась лишь самая малость. Самые лучшие игрушки… самые красивые платья… шляпки по последней моде… Все для Анечки! А я т-а-ак, была лишь тенью своей красавицы сестры! Родители всегда любили тебя больше… Даже жениха нашли тебе самого лучшего в Петербурге… Но н-е-е-т… И тут не угодили тебе!.. Ты даже представить себе не можешь, что я чувствовала при этом.




- Ты никогда не говорила мне, Катя! – еле шевеля губами, вымолвила Анна, глубоко пораженная внезапным откровением сестры.

- А когда мне было откровенничать с тобой? Ты же у нас пребывала в великом горе: жениха нашли, но, какая жалость, не того!.. Страдалица! – со злостью произнесла Катя.




- Ты все это время ненавидела меня?




- Да… Я ненавидела тебя!.. Сначала ты отняла у меня любовь родителей, а потом… и любовь Петра.



- Я отняла у тебя любовь Петра? – удивилась Анна. - Это невозможно. Нельзя забрать у человека то, чего у него никогда не было, Катя! Петр не любил тебя, и ты это знаешь.

- Это раньше не любил… когда была ты рядом!.. А теперь тебя нет, и уже не будет никогда. Теперь он ненавидит тебя и считает падшей женщиной! – с торжествующей улыбкой произнесла Катя и нагнулась к самому уху сестры. – Ты умерла для него. Тебя не существует более для приличных людей! Поэтому тебе лучше навсегда исчезнуть из нашей жизни.




Выслушав сестру до конца, Анна вдруг пошатнулась и слегка прислонилась плечом к стене, чтобы не упасть. Катя заметила это и схватила ее за локоть.

- Что с тобой? – с тревогой спросила она.

- Ничего… это сейчас пройдет… Голова закружилась немного, - еле слышно прошептала Анна, с трудом шевеля бледными сухими губами.




- Ты… беременна? – испуганно произнесла Катя, догадавшись об истинной причине недомогания старшей сестры.

- Да… У меня будет ребенок.




- Теперь мне все понятно. Твой любовник бросил тебя, и ты пришла сюда… Ты хочешь, чтобы князь Стрешнев прикрыл твой грех? – Катя нервно засмеялась. – Ты всегда отличалась особой сообразительностью.

- Мне некуда больше идти… Отец не примет меня. Я пришла, чтобы просить о помощи… Не за себя, а за своего будущего ребенка. Ведь это ребенок его брата.




- Брата, который предал его самым жестоким образом! – перебила ее Катя. – Ты сама виновата во всем!
- Я знаю, но…

- Я тоже не могу тебе ничем помочь… Хотя, - Тут она задумалась немного, а затем взяла свою сумочку и достала оттуда деньги, - возьми. Это все, что я могу для тебя сделать!




- Благодарю, - собравшись с последними силами, ответила Анна, - я не нуждаюсь более в твоей милости!.. Это ты подтолкнула меня к этой пропасти и сделала все, чтобы я туда упала… Ведь именно ты посоветовала мне и уговорила бежать с Василием… Теперь я понимаю, зачем ты все это делала!.. Ты просто завидовала мне, и тебе так хотелось жить моей жизнью, что ты готова была пойти даже на предательство!.. Но ты… ты никогда не будешь на моем месте… Как бы ты ни старалась, Петр не полюбит тебя никогда!

- Все, что я сделала, я делала ради любви. И Петр полюбит меня. Ты не сможешь нам помешать! – уверенно произнесла Катя.

- Я не буду мешать тебе, потому что ты моя сестра и не враг мне!.. Ты сама себе враг, Катя… Ты не знаешь, что такое любовь и, боюсь, никогда не узнаешь!

- Отчего? – сквозь слезы сказала Катя и внимательно посмотрела на сестру.

- Потому что у тебя ненависть в сердце, и она съедает тебя изнутри!.. Я желаю тебе забыть про обиды и простить всех. – Анна замолчала и с огромным сочувствием посмотрела на сестру, а затем отрицательно закивала головой. – Но ты не сможешь…




- Убирайся! – прошипела Катя и сжала руки в кулаки. – Убирайся вон! А не уберёшься, я прикажу слугам выгнать тебя, как последнюю…

- Не волнуйся… Я уйду и больше никогда не потревожу вас!.. Я предпочитаю жить на улице, среди нищих и голодных… Хотя и среди них есть намного честнее и добрее…
Анна замолчала. Она не хотела оставаться в этом доме ни на минуту, потому что знала, что здесь ей больше нечего делать. Петр ненавидит ее, и нет смысла что - либо ему объяснять.




- Ваше сиятельство!.. Ваше сиятельство! – вдруг послышался голос служанки откуда-то издалека.



Екатерина Львовна вздрогнула и, словно очнувшись ото сна, посмотрела вокруг. Рядом с ней, с подносом в руках, стояла ее служанка и испуганно смотрела на нее.
- Что тебе? – спросила она, недовольно кривя губы.
- Принесли письмо для вас.




- Хорошо… Можешь идти! – небрежно бросила княгиня и взяла письмо.



Посмотрев на адрес отправителя, Екатерина Львовна довольно заулыбалась и принялась читать.



Дочитав письмо до конца, она улыбнулась торжествующей улыбкой и подумала про себя: «Это то, чего я ждала столько времени! Теперь я смогу поквитаться с этой актрисой. Она еще узнает, кто такая княгиня Екатерина Львовна Волконская».


@темы: Золотой колокольчик судьбы

19:51 

Золотой колокольчик судьбы

Глава тридцать пятая

Помолвка



Прослушать или скачать Иоган Штраус Венский вальс бесплатно на Простоплеер


В доме княгини Арбениной нынче вечером было много важных и именитых гостей. В огромной зале для приемов играла торжественная музыка, всюду слышались звон бокалов и громкий веселый смех.














Мария Александровна, в роскошном вечернем туалете, важно прохаживалась между гостями и принимала многочисленные поздравления. Она буквально сияла от радости и была весьма горда тем, что ей удалось собрать у себя все слитки петербургского общества.





А все дело было в том, что нынче праздновалась помолвка ее единственного сына князя Александра Николаевича и княжны Александры Васильевны Стрешневой.
Издавна на Руси повелось, что день обручения считается семейным праздником, и приглашаются только родные и близкие знакомые. Эта традиция до сих пор сохранялась во всех дворянских и купеческих семьях, но для княгини Арбениной переставали существовать все традиции и обычаи, если дело касалось ее единственного сына. Она давно мечтала устроить счастье Александра с достойной девушкой из благородной семьи и хотела, чтобы об этом знал весь Петербург. Да что там Петербург! Пускай об этом узнает вся Российская Империя!





С этими мыслями Мария Александровна подошла к очередной пятерке гостей, среди которой были и князь Волконский с супругой.

- Мария Александровна, голубушка, как Вы необыкновенно хороши сегодня! – воскликнул Сергей Степанович, как только княгиня Арбенина поравнялась с ними. – Поздравляю вас и Александра с весьма удачным выбором! Княжна необычайно хороша собой, умна, образована и весьма достойная партия для вашего сына.





- Присоединяюсь к словам своего мужа, княгиня! – вступила в разговор Екатерина Львовна. – Сашенька Стрешнева – настоящий ангел!.. Ах, как я Вам завидую!





- Благодарю вас, господа! Мне весьма приятно слышать это от вас! – улыбнулась в ответ княгиня. – Я и сама довольна выбором сына. Но вам ли жаловаться, дорогая Екатерина Львовна? Кажется, у вас тоже имеется на примете невеста для вашего сына.





- Вы правы, но пока есть некоторые обстоятельства, которые вынуждают нас несколько повременить со свадьбой.

- Неужели генерал Лещинский против этого брака? – удивилась Мария Александровна.



<






- Нет-нет… Что вы! Генерал как раз и не против… Все дело в сыне. - Почти шепотом произнесла Екатерина Львовна. - Он пока не выказывает желания жениться. И я не знаю, что мне с этим делать! Он вбил себе в голову, что мы вмешиваемся в его жизнь и хотим…





Екатерина Львовна не успела закончить свою мысль до конца, так как в этот самый момент к ним подошли князь Стрешнев с Луизой Бланж.





Петр Игнатьевич поприветствовал всех присутствующих и удалился вместе с князем Волконским за покерный стол.

- Мадам Бланж, вас тоже можно поздравить с помолвкой! – с притворной заискивающей улыбкой произнесла Екатерина Львовна, как только мужчины покинули их компанию. – У меня не было возможности лично выразить вам свое восхищение вами и вашими артистическими способностями…

- Благодарю вас, княгиня! – прервала ее Луиза, которая поняла весь смысл только что сказанной реплики, и с ненавистью посмотрела на княгиню Волконскую. – Я знаю, что вы не особо любите театр, но ваш муж, видимо, большой поклонник представлений, так как за этот год он не пропустил ни одного спектакля с моим участием.






Луиза поняла, что своими словами попала точно в цель, так как лицо княгини Волконской передернулось, и на некоторое время она потеряла свой обычный величавый вид. Екатерина Львовна с огромной злостью посмотрела на Луизу и, точно змея, прошипела сквозь зубы:

- О моем муже ходит очень много разных слухов. Одни говорят, что Сергей Степанович большой охотник до дамских сердец, другие - что он особенно почитает актрис. Но не стоит верить всему этому!.. Многим также известно, что он ни разу не позволил себе ничего серьезного и постыдного. Ну, только, если сама дама возомнила себе что-то там… такое… Но это уже все домыслы и ничего более! (Тут Екатерина Львовна снова вернулась к своему прежнему величавому виду).






- Екатерина Львовна, голубушка! – поспешила вмешаться в разговор княгиня Арбенина, заметив, наконец, что их беседа может окончиться ссорой. – Никто и не сомневается в благородстве и верности Сергея Степановича. Вы просто не так поняли мадам Бланж. Верно, Луиза?

- О, простите меня, княгиня, если, сама того не заметив, обидела вас! Ничего плохого я и не думала… Просто в свете ходит столько разговоров о князьях Волконских…





- Каких разговоров? – еще больше напряглась Екатерина Львовна. – Над князьями Волконскими никогда не потешались!




- Просто я слышала, что еще совсем недавно ваш сын интересовался княжной Стрешневой…

- Это неправда! Моего сына никогда не интересовала племянница Петра Игнатьевича! – быстро ответила княгиня и повернулась к Марии Александровне. – Она и не могла его заинтересовать… Это все сплетни!.. Просто Сашенька гостила у нас в имении одно время, и они подружились с Мишей. Он был весьма любезен с княжной и просто развлек ее, чтобы ей не так было скучно в деревне. А люди бог знает что подумали!





Екатерина Львовна притворно засмеялась, как будто хотела показать, насколько смешно и нелепо выглядят подобные слухи. Мария Александровна пристально посмотрела на княгиню и улыбнулась в ответ, но видно было, что в ее голову закралось сомнение.




- Мне так неудобно перед Вами, княгиня! – Продолжила Луиза, когда та перестала смеяться. – Простите, если невольно обидела Вас!.. Ах, Россия! Ах, Петербург!.. Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что здесь любят все преувеличивать и пересказывать разные нелепости!.. Теперь я уверена, что и история про вашу сестру – тоже выдумка и ничего более.





- Что? – дрожащим голосом переспросила Екатерина Львовна и переглянулась с княгиней Арбениной. – Кто и что вам рассказал про Анну?.. Откуда вы узнали эту историю?





- Луиза, - вмешалась в разговор Мария Александровна, - сестры Екатерины Львовны, возможно, уже нет в живых… И Екатерине Львовне тяжело вспоминать об этом.





- Простите, княгиня!.. Я не знала. Простите меня, ради всего святого! – начала извиняться Луиза и даже слегка приобняла княгиню Волконскую, чтобы показать, как она сожалеет о сказанных словах.





Екатерина Львовна притворно закатила глаза и приняла страдальческое выражение лица, а про себя подумала: «Жалкая провинциальная актриска! Считаешь себя умнее других? Ну, ничего! Я еще покажу тебе, что значит насмехаться над княгиней Волконской. Я узнаю о тебе все. И посмотрим, чья возьмет!».





В то время, когда все гости предавались развлечениям и общению друг с другом, Миша Волконский не находил себе места. Он прибыл на этот прием вместе со своими родителями, но вовсе не для развлечения и, тем более, не для того, чтобы поздравить князя Арбенина и Сашеньку, а чтобы иметь возможность спросить у своей возлюбленной, отчего она так быстро изменила своему слову и согласилась выйти замуж за другого.








Миша уже начал терять надежду на то, что ему удастся, наконец, остаться наедине с Сашенькой и поговорить, так как прошло уже более двух часов, как он прибыл сюда, а князь Арбенин все не отходил от своей невесты, да и Софи даром время не теряла. Она все время находилась подле Миши и мучила его своей пустой болтовней.








Вдруг Миша увидел, что Александр отошел, наконец, от Сашеньки и направился вместе с поручиком Никитиным в другой зал.




Молодой князь Волконский тут же поспешил к своей возлюбленной, бросая на ходу извинения Софи, которая буквально остолбенела от такого поведения князя.





- Александра Васильевна, позвольте и мне поздравить вас! – официальным тоном сказал Миша.





- Мне необходимо поговорить с вами, - добавил он шепотом после того, как они остались вдвоем. - Наедине.




- Благодарю вас, Михаил Сергеевич, - дрожащим от волнения голосом пролепетала Сашенька и огляделась по сторонам. Она давно заметила Мишу на этом приеме, но старалась не подавать вида, что его присутствие сильно волнует и ранит ее душу.





- Михаил Сергеевич, боюсь, что скоро вернется Александр Николаевич…

- Я не думаю, княжна, что это произойдет столь быстро! - Тем же официальным тоном продолжал Миша, все время оглядываясь по сторонам. Но он опасался не за себя, а за Сашеньку, так как ни в коем случае не хотел скомпрометировать ее.

- Миша, я все объясню тебе, но не теперь, - начала было Сашенька, но заметив мадам Бланж, которая быстрыми шагами приближалась к ним, тут же замолчала.






- Сашенька, скажи мне, зачем? – продолжал Миша, который начал уже терять терпение от того, что не может открыто поговорить с той, которую любил больше всего на свете, и рассказать ей о своей боли. - Отчего ты вдруг решила забыть все и выйти замуж за князя Арбенина?





- Мы не можем говорить прямо здесь… Сюда идет мадам Бланж.





Едва Сашенька сказала это, как Луиза тут же подошла к ним и по-дружески приобняла княжну за плечи.

- Сашенька, поздравляю тебя, дорогая! Уверена, что ты будешь необыкновенно счастлива с князем Арбениным! – радостно произнесла она и пристально посмотрела на молодого князя Волконского. – Князь, Вы согласны со мной?






- Может это и так, мадам, но пусть нам лучше ответит на этот вопрос… Александра Васильевна... Раз она приняла предложение князя, значит, питает к нему самые нежные… чувства…. То, что и должна испытывать девушка, которая собирается стать женой.





Последние слова были произнесены с такой болью и отчаянием, что Сашенька непременно почувствовала это, и с огромной печалью в глазах посмотрела на Мишу. Она понимала, что он ревнует ее и поэтому позволил себе говорить с ней в таком тоне.

- Мне бы не хотелось говорить о моем женихе в его отсутствие, князь!.. Это нехорошо.






- Действительно, князь, мы совсем засмущали бедняжку! – вступилась за Сашеньку Луиза и поспешила переменить тему разговора. - Лучше расскажите нам, как вы съездили? Я знаю, что вы только вернулись из Москвы.

- Да… Но тут и рассказывать нечего, мадам. Я ездил туда по делам фабрики вместе с папа.

- Я знаю, что с вами ездила и Софья Лещинская. Вероятно, эта была не только деловая поездка, – добавила Сашенька и с упреком посмотрела на него.





- Мадемуазель Софи присоединилась к нам по просьбе моей матушки, - спокойно сказал Миша, - так как генерал не смог сопровождать свою дочь. Я узнал об этом уже на вокзале.

- Князь, - вновь вступила в разговор Луиза, - полно оправдываться! Вы молоды и свободны! Отчего бы вам не развлечься? Тем более все знают, как вы относитесь к мадемуазель Лещинской. В свете только и говорят о вашей предстоящей свадьбе.






- Думаю, что это преувеличение, мадам!.. Мы с детства дружны с Софи, поэтому все давно решили, что мы жених и невеста… Но это не так.




Луиза собиралась уже ответить ему, но неожиданно к ним подошла графиня Оленская и увела ее своими разговорами в другой конец зала, и Миша с Сашенькой снова остались одни.




- Александра Васильевна, мы, наконец, остались одни. Так объясните же мне, отчего вы изменили свое решение?





- Я вынуждена была сделать это, Миша!.. У меня не было другого выхода…

- Как же так, Саша?.. Мы же поклялись друг другу, что будем бороться за нашу любовь!.. Вы согласились даже на тайное венчание. Что же изменилось?.. Стоило мне уехать в эту, как Вы даете свое согласие на брак с другим!





- Я рассказала все дяде… Он сказал, что ваша матушка никогда не даст своего благословения на такой союз!

- Ну, так и что? – начал терять терпение Миша. – Вы знали это и раньше!

- Да, но… Миша, я не могу позволить себе встать между вами и вашей матерью!.. Подумайте, что будет с нами, если мы тайно обвенчаемся!.. Ваша репутация… карьера… все будет загублено.







- Господи, Саша, неужели вы думаете, что для меня это важно?.. Я люблю Вас! Вот, что важнее всего на свете!




- Миша, прошу вас! – замахала руками Сашенька и огляделась по сторонам. – Нас могут услышать. Здесь ваши родители… Они не заслужили всего этого! Ваша матушка будет страдать. Она очень любит вас!



- Сашенька, вы сами слышите, что говорите теперь? При чем здесь моя матушка, когда речь идет о нашей жизни?.. Неужели вы собираетесь уступить всем им и прожить свою жизнь с нелюбимым человеком?.. Сашенька, очнитесь! – Миша, забыв про осторожность, взял ее за плечи. - Это ваша жизнь… ваша судьба!



Сашенька испуганно посмотрела по сторонам, но, слава богу, никто из гостей не обратил на них никакого внимания. Каждый был занят своим делом, но один человек все же наблюдал за ними издалека. Это была княгиня Арбенина.






- Миша, - сквозь слезы сказала Сашенька, - я дала согласие на брак. Уже слишком поздно что-то менять…




- Нет, еще не поздно! Все еще можно изменить… Ведь это еще не свадьба, а всего лишь помолвка! – с жаром произнес Миша и с надеждой посмотрел на любимую.



- Нет, - твердо ответила Саша и отодвинулась от него. – Поздно! Я дворянка и дала слово, которое не могу нарушить… Простите меня…




Миша отпустил руку княжны и внимательно посмотрел на нее. Он никак не мог поверить в то, что только что услышал собственными ушами. Казалось, что это какой-то страшный сон, и он вот-вот проснется... Но, увы, это была реальность. Страшная действительность, от которой хотелось бежать как можно дальше... Миша еще раз посмотрел на Сашеньку и понял – она больше не хочет бороться.




- Ну что же, - разочарованно произнес молодой князь, - пусть будет так, как вы решили, Александра Васильевна!.. Не смею Вас больше тревожить... Прощайте!


@темы: Золотой колокольчик судьбы

11:48 

Золотой колокольчик судьбы

Глава сорок восьмая


Откровенный разговор с отцом


Миша спешил. С самого вокзала он то и дело посматривал на часы, но понимал, что может не успеть поговорить с Сашенькой до того, как она скажет «да» князю Арбенину. И чем больше юноша об этом думал, тем острее было ощущение, что что-то постепенно таяло в его душе, а сердце принималось стучать все быстрее. И захотелось вдруг закричать громко-громко о своих чувствах, однако слова не находили выхода, они как будто застревали где-то глубоко в груди, и от этого становилось невыносимо больно.

Наконец Миша услышал долгожданные слова извозчика:

- Приехали, барин!


Быстро сунув извозчику монету, он спрыгнул на землю и собирался уже броситься в церковь, как вдруг увидел своего отца, направляющегося прямо к нему.




- Миша? – с удивлением воскликнул Сергей Степанович, подходя к сыну. – Как? Ты здесь?.. А где Катя и Софи?

- Здравствуйте, отец! – быстро ответил он, обнимая отца. – Все объяснения потом!.. Мне срочно необходимо поговорить с княжной Стрешневой.





- Миша, подожди! – вдруг окрикнул его отец. – Не спеши туда!

- Почему?.. Отец, мне нужно поговорить с Сашенькой!.. Это очень важно! – начал терять терпение Миша. – А с Вами мы поговорим позже, отец!




- Уже поздно, сынок!.. Они обвенчались.

- Что? – в ужасе прокричал Миша, не веря своим ушам.


Это произошло в тот момент, когда новобрачные выходили из церкви под радостные возгласы гостей. Несчастный юноша обернулся на голоса и увидел свою возлюбленную под руку с князем Арбениным. Где-то глубоко в груди больно кольнуло сердце. «Неужели все было напрасно, и я опоздал?!» - быстро пронеслось в его голове. Вдруг какая-то неведомая сила толкнула его туда, где стояли молодые, но сильная и все еще крепкая рука отца удержала его от этого порыва.





- Не надо, сынок!.. Все кончено. Она уже стала женой другого человека!.. Поздно что-то менять.

- Что? – Миша непонимающе посмотрел на отца. – Зачем Вы меня останавливаете, отец?

- Чтобы ты не наделал глупостей!.. Пойдем отсюда!.. Ты должен отпустить ее.






- Отпустить?.. Я опоздал!.. Я не успел даже объясниться с ней! – в отчаянии закричал Миша и посмотрел на отца. – Почему, почему она согласилась выйти за него?

- Потому что она сама этого захотела!.. Посмотри туда! – Сергей Степанович схватил сына за руку и с силой повернул его в сторону новобрачных. – Посмотри!.. Разве она выглядит несчастной?.. Все кончено, Миша! Отступись! Она уже обвенчана с другим!.. Не нужно устраивать скандал у порога церкви. Она все равно не пойдет за тобой, потому что дала клятву любви и верности другому человеку перед Богом и людьми!





- Поздно!.. Я опоздал!.. Ну что же, будь счастлива, любимая! – тихо прошептал несчастный юноша и замолчал.
Он еще раз с сожалением посмотрел в сторону церкви, смахнул со щеки непроизвольно выкатившуюся слезу и направился следом за отцом.






- Ты должен поесть, Миша!.. Я сейчас закажу тебе что-нибудь!.. Голубчик! Принеси-ка нам две чашки чаю и булочек! – крикнул Сергей Степанович в сторону стойки и снова повернулся к сыну. – Не стоит так отчаиваться, сынок!.. Все пройдет.




- Пройдет?! – удивленно переспросил юноша и с укором посмотрел на отца. – Как Вы можете так говорить?.. Разве Вы можете понять, что сейчас творится в моей душе?

- Могу. Еще как могу, сынок! – Сергей Степанович тяжело вздохнул. – Ты думаешь, что я в своей жизни никого и ничего не терял?.. Ты ошибаешься!.. Когда-то и я был молодым и горячим, как ты. Когда я впервые познакомился с твоей матушкой, я думал: "Вот оно счастье! Ты только подойди и возьми его!".





- Вы и маменька всю жизнь прожили вместе. Разве вы были несчастливы?

- Счастливы? - с усмешкой произнес Сергей Степанович и слегка улыбнулся. – Ты еще ничего не знаешь о семейной жизни! А что такое счастье, сынок?.. Ты думаешь, если я женился на твоей матери по любви, то купался в нем?

- А разве нет?

- Ты ничего не знаешь о нас, сынок!.. Твоя мать всю жизнь прожила со мной, а думала о другом человеке. Ужасно осознавать это!.. Бывало проснешься утром и думаешь: "Бежать бы от такой жизни куда подальше!".




- Когда Вы узнали о том, что матушка не любит Вас?

- Еще до свадьбы.

- Тогда зачем? – спросил Миша и непонимающе посмотрел на отца. – Зачем Вы женились на ней?.. Насколько мне известно, в то время Вы давно жили без родителей.

- Я любил ее и не мог найти в себе силы отказаться от этой любви!.. Я подлец, сынок! – неожиданно признался старый князь, и в его глазах показались слезы.

- Я не понимаю Вас!





- Твоя мать выросла в очень состоятельном и благородном семействе, но однажды их положение в обществе сильно пошатнулось из-за одной неприятной истории. Сестра Кати сбежала из-под венца с любовником. Этот поступок грязным пятном сразу же лег на репутацию всей семьи. Ни один приличный человек в обществе не решился бы жениться на твоей матери, но мне было все равно!.. Я очень сильно любил ее! Поэтому, когда я приехал к родителям Кати и попросил ее руки, они сразу же согласились на этот брак. Ей ничего не оставалось, как принять родительскую волю.



- Почему же тогда Вы считаете, что поступили недостойно? Наоборот, Вы спасли их дочь!.. Если бы не Вы…

- Я воспользовался ситуацией!.. У Кати не было выбора, и я это знал!.. А она так и не простила мне этого. Всю жизнь я чувствовал ее ненависть ко мне. Ты не представляешь, сынок, как я устал от этого!

- Кто этот человек, которого всю жизнь любит моя мать? Вы знаете его?




- Да. Это князь Стрешнев.

- Дядя Сашеньки?

- Да.





- Я догадывался. Но, мне кажется, моя матушка вообще не способна на любовь! – жестко ответил Миша и с сочувствием посмотрел на отца. – Извините, отец, но это так!

- Кое-кого она все-таки любит. Тебя, сынок!

- Я в это уже не верю!.. Она сделала все, чтобы разрушить мое счастье. Никогда не прощу ее!

- Не стоит так говорить о матери, сынок!.. Мать есть мать и другой у тебя уже не будет!.. Подумай над моими словами!







- Не знаю, что будет дальше, но сейчас я не готов жить с ней под одной крышей!

- Что это значит? – спросил Сергей Степанович и с тревогой посмотрел на сына. – Что ты собираешься делать?

- Я собираюсь уехать.

- Куда?

- Вернусь в Москву или еще куда, но подальше отсюда. Извините, отец, но я должен прямо сейчас ехать на вокзал. За вещами пришлю позже.

- Если ты решил уехать, то пожалуйста, но зачем же так срочно?.. Поживи дома несколько дней, а потом и решишь!




- Я не могу более оставаться в этом городе!.. Я должен уехать, отец, или я сойду с ума!.. Мне очень больно, отец! Больно от того, что я ничего не успел изменить!.. Я даже не могу объясниться с ней, сказать, как сильно я люблю ее! У меня не хватило даже смелости подойти к ней!

- И что бы изменилось?.. Она бы все равно не пошла за тобой, сынок!.. Ты слишком поздно приехал!.. Что поделать, если судьба так распорядилась?! Нужно смириться!.. Позволь, сынок, я провожу тебя на вокзал!





- Хорошо. Отец, - вдруг позвал его Миша, - спасибо!.. Я очень люблю Вас и хочу, чтобы Вы всегда помнили об этом.

- Я знаю, сынок!.. Я тоже люблю тебя!









Продолжение следует...

Кукловод Nataly

главная